Все просто! У чому секрет успіху українських популістів

3710 переглядів
Середа, 28 лютого 2018, 10:00
Борис Давиденко
головний редактор Vox Ukraine

В январе 2020 года государство очень порадовало мою 83-летнюю маму: ей и еще 9 миллионам украинских пенсионеров повысили пенсию почти в два раза – до минимальной зарплаты.

Были снижены цены на газ и услуги ЖКХ, новое руководство НБУ гарантировало стабильный курс 25±2 гривны за доллар, 50 фамилий из украинского списка Forbes стали фигурантами расследований по обвинениям в незаконном обогащении.

Зарплаты топ-чиновников и депутатов урезаны и закреплены на уровне средней ЗП, мораторий на продажу земли зафиксирован на 99 лет, "антинародная" медицинская реформа Ульяны Супрун решительно остановлена.

Украина сняла ограничения на торговлю с Россией, а с оккупированной частью Донбасса начат очень конструктивный диалог.

Это – фантазия на тему "Украинские популисты победили на выборах 2019-го, сколотили коалицию и начали воплощать часть громких обещаний".

Конечно, в сценарии слишком много "если", но в самой победе популистов нет ничего нереального: политические партии Юлии Тимошенко, Вадима Рабиновича ("За життя") и Олега Ляшко в декабре 2017-го набрали бы более четверти голосов избирателей (все эти политики – среди лидеров рейтинга "Лжецов и манипуляторов", составляемого VoxCheck).

Мне не очень нравятся последствия такого выбора, так как январь 2021-го будет выглядеть для моей 84-летней мамы и еще 42 миллионов украинцев куда менее радужно. В Украине точно будет глубокий экономический и, скорее всего, политический и дипломатический кризисы.

Анализировать последствия реализации обещанного популистами занимательно, но бесполезно: обычно они не выполняют наиболее радикальных обещаний, которые и "выносят" их на вершину.

Куда интереснее разобраться, в чем настоящие причины стремительно растущей популярности украинских популистов.

Для этого VoxUkraine инициировал дискуссию "лютый популизм" и постарался всесторонне изучить феномен популизма.

Политологи VS Экономисты

Пару слов об определениях. Политологи и экономисты смотрят на популизм немного по-разному.

У экономистов все довольно ясно: популисты – это политики, партии, движения, предлагающие простые и чрезвычайно популярные у большинства экономические решения, которые могут на краткосрочном отрезке времени улучшить благосостояние широкой группы людей (их основного избирателя), но очень пагубны для экономики в долгосрочной перспективе.

Например, неподдержанное существующим ресурсом повышение пенсий или социальных пособий, национализация секторов промышленности или жесткий протекционизм – политика импортозамещения.

Украина – мастер спорта в экономическом популизме.

Наша страна зашла на длинную дистанцию экономического популизма перед выборами 2004-го: избирателей подкупали почти трехкратным повышением пенсий.

Забег длился практически беспрерывно 10 лет. За это время государственные расходы выросли почти до 50% ВВП, только на пенсии Украина тратила около 16%.

Страна систематически "жила в долг". Когда Янукович бежал из страны, госдолг составлял более 73 миллиардов долларов (сейчас 76 миллиардов долларов).

В 2014-2015 годах под угрозой дефолта и развала государства Украина соскочила с "популистического круга": были урезаны госрасходы, изменена монетарная политика, повышены цены на газ, заморожены пенсии и так далее.

Впрочем, как только угроза коллапса миновала, политики вплотную подошли к новому забегу: доля госрасходов за последние два года выросла с 40,7 до 44,4% ВВП, минимальная ЗП повышена в три раза (с августа 2015-го).

У политологов все немного сложнее, они видят в популизме "тонкую" идеологию – набор близких широкой группе избирателей и часто нереализуемых на практике идей плюс обязательное противопоставление хорошего народа и плохих элит: "true American patriots VS corrupt Washington elites", "святий український народ VS кляті корупціонери на Банковій".

Иногда добавляется третья сторона – внешняя угроза: например, незаконные или трудовые мигранты.

Конечно, в Украине не впервые появились политики, сталкивающие "своего" избирателя с "олигархами", "бендеровцами", "рукой Москвы/Вашингтона", "продажной властью", "реформаторами", но трудно вспомнить, когда еще популисты были так популярны.

Результаты декабрьских соцопросов показывают, что как минимум половина партий, преодолевающих трехпроцентный барьер, имеют популистскую идеологию (насчет "Оппоблока" можно спорить), и их суммарная популярность растет: год-полтора назад они набирали на 10 п.п. меньше голосов.

 

В чем феномен популярности украинских популистов? Единственной причины нет. Точнее, в Украине есть почти все причины для расцвета популизма.

Деньги не главное

Первый напрашивающийся ответ – тяжелое экономическое положение большинства украинцев. Недавнее исследование экономистов Янна Алгана и Сергея Гуриева доказало, что чем выше безработица (выше неопределенность и ниже доходы), тем больше у популистов шансов на успех.

Никто не будет спорить, что в Украине доходы большинства украинцев – это не про достойное существование. Но когда речь идет об удовлетворенности доходом, помимо цифры з/п еще важна и динамика.

Пенсии, и особенно заработные платы в Украине последние год-два растут даже с учетом инфляции. Но рейтинги популистов растут быстрее.

Важно не только то, сколько денег в твоем кошельке, но и сколько их у соседей. Подспорье популистов – неравенство. Чем больше разница между бедными и богатыми, тем больше обижены первые и тем легче популистам "мобилизовать" их обиду и конвертировать ее в голоса.

Не зря говорят, что ненависть – топливо популизма. В исследовании "Антология популизма" VoxUkraine фокусировался на проблеме неравенства. Если сравнивать средние доходы 10% богатейших украинцев с 10% беднейшего населения, то разница в 2014-ом году была 16 раз (более поздних данных еще нет, но вряд ли ситуация изменилась драматически).

Это немало.

В странах Европы показатель – от 5 до 10. Украинские цифры идентичны показателям США. Можно предположить, что трехкратное увеличение минимальной з/п и повышение пенсий в результате реформы немного сократили разрыв. Но ситуацию это не спасает.

 

Успехи популистов нельзя свести только к цифрам дохода или неравенства. В таком случае было бы сложно объяснить, почему, например, у популистов слабые позиции в Португалии, беднейшей стране старой Европы, а в богатейшей Швейцарии они набирают 35%.

Важны не только и не столько реальные цифры дохода, сколько относительное или потенциальное ухудшение благосостояния, уверяет в своей книге "Populism in Europe and the Americas: Threat or Corrective for Democracy?" политолог Cristóbal Rovira Kaltwasser.

По его мнению, если люди чувствуют (именно чувствуют – необязательно, чтобы так было на самом деле), что система нечестная и не заботится о них достаточно хорошо, они склоны выбирать популистов.

И вот здесь у украинской власти начинаются серьезные проблемы.

Большинство населения не доверяет власти почти во всех ее проявлениях.

Суды, прокуратура, Верховная Рада, премьер-министр, президент имеют уровень недоверия 70-90%.

Украинцев, которые считают, что страна идет не туда, почти в 5 раз больше, чем положительно оценивающих вектор движения.

 

Абсолютное большинство украинцев уверены, что система несправедлива, и почти половина отмечают, что главной проблемой страны является коррупция в госорганах.

Эти проблемы не исправить решением правительства повысить минимальные заработные платы, пенсии или субсидии. Не сильно помогает улучшение качества дорог и повышение боеспособности армии.

Это не убеждает украинцев, что их государство стало справедливее: слишком много безнаказанности вокруг.

Есть примитивно простой рецепт, как исправить критическую для власти ситуацию. Самое время прислушаться к самым оголтелым украинским популистам. У каждого из них найдется лозунг со смыслом: "Вор, какое бы кресло он ни занимал, должен сидеть в тюрьме".

Борис Давиденко, главный редактор VoxUkraine

Виталий Проценко, экономист VoxUkraine

Специально для УП

powered by lun.ua
powered by lun.ua
"Бюджет розбудови країни": скільки грошей дістанеться регіонам
Депутати намагаються повернути до бюджету-2019 субвенцію на соціально-економічний розвиток, хоча там передбачено 9,1 млрд грн на розвиток регіонів.
ОУН – не колабораціоністи, або Чому треба заборонити новий підручник з історії
Однак треба визнати, що й деякі опоненти цього підручника не завжди мають рацію, захищаючи ОУН, УПА, їхніх лідерів від недобросовісних авторів та "істориків".
Зловживання як норма: морський бізнес проти державного рекету
Блокування роботи портових операторів правоохоронними органами шкодить не лише інвесторам, а й міжнародному іміджу держави.
Правда – перша жертва війни? Як Україні реагувати на те, що СММ "не бачить" Росії на Донбасі
Україна не повинна покладатися на міжнародні суди для отримання висновку про причетність Росії до конфлікту. Ми маємо діяти зараз, якщо хочемо вберегти правду від російської війни.
Другий термін для Трампа: чотири уроки проміжних виборів у США
Вибори показали: Дональд Трамп зберігає гарні шанси висуватися ще на один термін. Демократи, хоч і отримали гірші результати, ніж очікувалося, намітили підходи для президентської кампанії.
Як спростити життя батькам та вчителям учнів інклюзивних шкіл
Завдяки реформі кількість учнів з особливими потребами в інклюзивних класах в цьому навчальному році зросла на 61% у порівнянні з попереднім.
Неефективність витрат "Укрпошти": міф чи реальність?
Нам дорікають, що "Укрпошта" повинна не відстоювати справедливу оплату своїх послуг, а починати економити з себе. Ми так і робимо.