Вибори під час війни: як говорити з Донбасом?

1940 переглядів
П'ятниця, 01 червня 2018, 12:00
Оксана Чепіжко
виконавчий директор "Асоціації захисту банків"

Горизонт планирования для большинства украинских политиков очерчен грядущими выборами. Чем ближе "день Х", тем выше вероятность, что решение целого ряда стратегических задач будет поставлено на паузу.

Реальные действия подменяются их риторическим эквивалентом – почти сплошь и рядом предвыборная агитация предлагает простые решения сложных проблем. Иногда это всего лишь непрофессионально, чаще – попросту опасно.

Давайте посмотрим, чего хотят украинцы от будущих депутатов и президента. Три наиболее авторитетные социологические компании Украины дают одинаковый ответ.

Согласно апрельскому исследованию группы "Рейтинг", главное ожидание, которое избиратели связывают с новым президентом – прекращение военных действий на востоке Украины (67%).

По данным КМИС, почти 62% респондентов называют войну одной из трёх наиболее острых проблем.

Как утверждает СОЦИС, около 67% украинцев считают продолжение военного конфликта самой большой неудачей действующего президента, а 75% – ждут, что следующий глава государства сможет её закончить.

Для 65% один из главных приоритетов – объединение страны и сохранение её территориальной ценности.

Казалось бы, вот настоящая, а не "вымученная" политтехнологами повестка.

Тем не менее, сомнения остаются.

Озвучу основное: если власть и политики до сих пор не смогли наладить эффективную коммуникацию с жителями подконтрольных районов Донбасса и одновременно дать чёткий сигнал о "совместном будущем" в составе Украины тем, кто остаётся в оккупации, где гарантия, что ситуацию исправят выборы?

Скорее, наоборот. С большой вероятностью "тема Донбасса" будет использоваться в сугубо прикладном формате.

Чтобы убедиться в этом, достаточно прочесть последний мониторинг государственной информационной политики, проведенный ГО "Детектор медиа".

Если коротко: политики высшего эшелона чаще всего апеллируют к ситуации на востоке для того, чтобы подчеркнуть свои достижения или покритиковать оппонентов.

При этом глава правительства и профильные министерства (МВД, МинТОТ и МИП) традиционно имеют сложности с донесением информации о своих планах и действиях.

Доходит до абсурда. Некоторые участники фокус-групп из Донецкой и Луганской областей, которых интервьюировала "Кальмиусская группа", под реинтеграцией оккупированных территорий понимают их полное отделение от Украины.

По данным ГО "Детектор медиа", наиболее последовательно с Донбассом коммуницирует "Оппозиционный блок", донося собственные "идеологически выверенные" месседжи.

Стоит ли удивляться, что жители востока голосуют "как-то не так"?

Еще одна особенность сегодняшнего разговора о Донбассе – почти обязательное масштабирование до геополитики.

Если фонд возрождения и развития временно оккупированных территорий, то обязательно "глобальный". Если план, то "Маршалла". Если критика сомнительных инициатив, то за "деньги Кремля" или "Госдепа".

Политики и эксперты прекрасно разбираются в перипетиях отношений Трампа и Путина, знают, о чем тет-а-тет договорились Волкер с Сурковым и что будет с Минскими соглашениями.

Между тем, решение насущных, но "приземленных" вопросов откладывается на "после выборов".

Об этом говорят прямо, не стесняясь. Мол, голоса сейчас не собрать. Весь парламент – на низком старте.

Вместо конкретных дел, сложных решений и непопулярных компромиссов, уже в ближайшее время нас ждут фотосессии с детьми из "серой зоны", показательные акции для переселенцев, патриотические марши вместе с участниками АТО…

Разумеется, в Украине хватает политиков, которые действительно помогают пострадавшим от военного конфликта на востоке. Вот только тех, кто публично говорит от их имени – в разы больше.

Знаю об этом не понаслышке, потому что сама была вынуждена уехать из Донецка после начала боевых действий.

Превращаясь в элемент политической агитации, коммуникация с Донбассом теряет не только своё продуктивное содержание, но и реального адресата.

По данным того же мониторинга ГО "Детектор медиа", в прошлом году публичные политики напрямую обратились к жителям освобожденных территорий только 50 раз. К тем, кто живёт в ОРДЛО, – пять.

Получается, "ихтамнет" – это не только о российских военных на Донбассе, но и о нескольких миллионах наших сограждан?

Оксана Чепижко, исполнительный директор "Ассоциации защиты банков"

Специально для УП

powered by lun.ua
powered by lun.ua
#Прикрути. Чому українці без тепла, але всі діють за законом
Спочатку #прикрути, #украінці ви чудові, а через півроку ТКЕ без газу, а "чудові українці" без тепла, але всі формально діють за законом.
Коли секс не про секс: проміскуїтет та інші підміни
Відчуття себе, своїх істинних потреб та їхнє адекватне задоволення – важлива умова психічного здоров'я.
Знай свої права: як доступ до правосуддя підвищує якість життя
Доступ до правосуддя разом з правовою обізнаністю дають змогу громадянам отримати те, що їм належить по праву.
Наше студентство за кордоном: розпрощатися не зможемо повернути?
Чому студентство вирішило поїхати в закордонні університети? Здебільшого тому, що незадоволені умовами життя в Україні, а ще хочуть кращі знання або диплом, щоб працювати в ЄС.
"Топографія пам'яті": ми – те, що ми пам'ятаємо
"Топографія пам'яті" Мартіна Поллака це збірка есеїв, написана в різні роки австрійським письменником, журналістом та перекладачем, що спеціалізується на історії Центральної та Східної Європи.
Чому українці не люблять українське
В Україні чимало компаній виробляють сучасні якісні товари, але вітчизняні споживачі їх не цінують. У чому річ? (рос.)
Коли ламається смартфон, або Що буде, якщо ваша бабуся з'явиться у Instagram
Людмилі Йосипівні за кілька місяців буде 70. Смартфон їй купили зо півроку тому. З того часу бабуся перестала бурчати на нас, що ми "сидимо в телефоні", – провела інтернет і стала пропадати в ньому.