Социологические рейтинги: политическая дубина или инструмент измерения?

Понедельник, 27 января 2003, 17:13
После того кошмара, который творился вокруг социологии во время прошлогодних парламентских выборов, ситуация вроде бы нормализовалась. Во всяком случае, прекратилась истерия вокруг данных социологических опросов, не слышно упреков социологам в манипулировании общественным мнением. Но, как оказалось, радоваться рано.

После обнародования сенсационных данных о резком возрастании уровня доверия к Юлии Тимошенко (по данным январского опроса фонда "Демократические инициативы" и компании "Тейлор Нельсон Софрез Украина") пошла волна комментариев.

Чего только там не было. Основной лейтмотив этих комментариев (особенно в пропрезидентских СМИ) – рейтинг Тимошенко вот-вот сравняется с рейтингом Ющенко. Значит, плохи дела у лидера "Нашей Украины". Еще немного и не видать ему президентства как своих ушей. К вопросу о том насколько верны такие выводы, мы еще вернемся, а пока отметим одно – Виктор Ющенко был, и остается основным объектом информационной войны со стороны провластных СМИ. Удивляться этому не приходится, более того, к кампании "мочилова" против Ющенко даже начинаешь привыкать, воспринимая ее как естественный фон повседневной политической информации.

Но бог с ним с Ющенко. Чашу моего терпения переполнили впечатления от знакомства со стенограммой дискуссии на Общественном Радио с участием Юлии Тимошенко и группы журналистов. Одним из сюжетов их разговора естественно оказались данные вышеупомянутого вопроса. Интерпретация их Юлией Владимировной меня просто шокировала. И тут уже взыграла профессиональная совесть.

К тому же, "социологический" самообман Юлии Тимошенко опасен не только для нее, но и для оппозиционных сил в целом, так как может привести к принятию ошибочных решений.

Ну а теперь о наиболее явных ошибках, а иногда откровенных передергиваниях, которые проявились и в упомянутой дискуссии на Общественном Радио и в целом ряде комментариев.

Самая распространенная ошибка - отождествление уровня доверия с рейтингом популярности. Это далеко не одно и тоже. Точнее, надо определить, что считать рейтингом популярности. Логичнее для измерения уровня популярности пользоваться так называемым "президентским рейтингом", т.е. долей избирателей, которые предполагают проголосовать за конкретного кандидата на президентских выборах.

В чем разница между уровнем доверия и "президентским рейтингом"? В первом случае респондент фиксирует, в какой степени он доверяет каждому из политиков, имена которых представлены в опроснике. При этом свое полное доверие он может высказать не одному, а сразу нескольким политикам. Часть сторонников Виктора Ющенко может полностью доверять Юлии Тимошенко и наоборот. То же самое касается сторонников Александра Мороза. Категорически неправильно складывать показатели уровней доверия различным политикам.

Поэтому когда Юлия Владимировна говорит, что совместным действиям Юлии Тимошенко и Александра Мороза верят 29%, она допускает, скажем так, "методическую ошибку". Названная ею цифра не соответствует действительности. В частности и потому, что некоторые сторонники Мороза могут не в полной мере доверять Тимошенко, а отдельные приверженцы Юлии Владимировны не полностью доверяют лидеру Социалистической партии. Кроме того, часть респондентов высказывают свое полное доверие одновременно и Тимошенко и Морозу.

Абсолютно неправильно, по тем же причинам, сравнивать результат, полученный партией (избирательным блоком) на парламентских выборах, с уровнем доверия в данный момент лидеру партии (блока). Поэтому заявлять, что число сторонников БЮТ выросло с 7% (на время парламентских выборов) до 18% (уровень полного доверия Тимошенко по данным январского опроса), значит совершать грубую методическую ошибку, либо манипулировать цифрами в свою пользу. Если уж сравнивать, то с аналогичным показателем доверия. И здесь динамика будет в пользу Юлии Владимировны, хотя и не в такой степени как в приведенном выше примере. В декабре прошлого года Тимошенко полностью доверяли 12,5% (по данным тех же "Демократических инициатив" и компании "Тейлор Нельсон Софрез Украина"). Еще раз подчеркнем, что это уровень доверия, а не показатель популярности.

Наиболее точно фиксирует уровень популярности политика "президентский рейтинг". В данном случае выбор респондента касается только одной кандидатуры. В опросе "Демократических инициатив" и компании "Тейлор Нельсон Софрез Украина" этот рейтинг не измерялся. Если бы такой вопрос был, то все стало бы на свои места.

Воспользуемся данными других социологических служб. По данным декабрьского (2002 года) опроса Центра Разумкова, на выборах президента Украины за Тимошенко готовы проголосовать 6,3% избирателей. Причем с марта 2002 г. этот показатель существенно не меняется, незначительно колеблясь вокруг отметки 6%. Только в мае прошлого года этот показатель подскочил до 8%, но уже в июне вернулся к 6,2%.

Почти такие же данные дают опросы, которые проводят совместно фирма СОЦИС и Центр Погребинского. По их данным за Тимошенко на президентских выборах готовы проголосовать 6,9% (по данным на декабрь 2002). Столько же готовы проголосовать и за БЮТ. Так что реальный уровень популярности Тимошенко и ее блока с марта прошлого года практически не изменился.

Если оперировать показателем президентского рейтинга, то ошибочным и преждевременным будет вывод о том, что Тимошенко по уровню популярности впервые обогнала Симоненко. Президентский рейтинг лидера КПУ достаточно стабилен и составляет по данным разных опросов около 10-12%.

Коль уж зашел разговор о президентских рейтингах, логично вернуться и к рейтингу Ющенко. Виктор Андреевич уже не первый год уверенно сохраняет за собой пальму первенства в президентской гонке (по данным социологических опросов). Данные опросов и Центра Разумкова и Центра Погребинского (совместно с СОЦИС) показывают, что за лидера "Нашей Украины" готовы проголосовать от 23% до 26%. Колебания его рейтинга не превышают пределов статистической ошибки (как и в случае с рейтингами Тимошенко и Симоненко).

Но у рейтинга Ющенко есть одна принципиальная особенность, которая отличает его от соответствующих показателей других украинских политиков. Чтобы показать эту особенность обратимся к данным опросов Центра Разумкова. В своих опросах Центр Разумкова регулярно измеряет не уровень доверия, а уровень поддержки действий конкретных политиков. Это два разных показателя, но как показывают данные опросов, они имеют достаточно тесную корреляцию.

Так вот, по данным Центра Разумкова президентский рейтинг почти всех ведущих политиков Украины составляет примерно половину от уровня полной поддержки их действий (иногда чуть больше, иногда чуть меньше). Из этого правила есть единственное существенное исключение – Виктор Ющенко. Его президентский рейтинг почти полностью совпадает с уровнем полной поддержки его действий. Иначе говоря, электорат Ющенко очень устойчив. Те, кто поддерживает его действия, в большинстве случаев предполагают за него голосовать. В этом плане к Ющенко приближается только лидер коммунистов Симоненко. Его президентский рейтинг в последние месяцы составляет в среднем 0,75 от уровня полной поддержки его действий.

И еще один важный показатель, который обязательно следует учитывать при оценке рейтингов (особенно в контексте будущих президентских выборов) – уровень недоверия (либо негативной оценки действий). Этот показатель очень значим при оценке возможных перспектив кандидата во втором туре президентских выборов. По данным последнего опроса "Демократических инициатив" и компании "Тейлор Нельсон Софрез Украина" Тимошенко полностью не доверяют 50% опрошенных. У других ведущих лидеров радикальной оппозиции положение не намного лучше. Симоненко не доверяют 43,7%, Морозу – 41,3%. О чем говорят эти цифры. О том, что во втором туре президентских выборов, если названные политики туда выйдут, у них не будет реальных шансов на победу.

Так уж случилось, что большая часть избирателей с одинаковым недоверием относится и к лицам, олицетворяющим власть (как правило, за исключением фигуры премьера) и к вождям оппозиции. Примем это обстоятельство как некую объективную данность.

Единственное исключение и в данном случае - Ющенко. Ему не доверяют около трети избирателей. Кстати, среди тех, кто не доверяет лидеру "Нашей Украины" есть и сторонники оппозиции. Это достаточно высокий уровень недоверия, но он оставляет Виктору Андреевичу весьма неплохие шансы на успех во втором туре президентских выборов.

Так что, отвечая на вопрос Юрчука о том, стоит ли волноваться Ющенко в связи с ростом уровня доверия к Тимошенко, можно четко ответить – не стоит. Пока он остается единственным реальным претендентом на победу на президентских выборах из числа оппозиционных и полуоппозиционных лидеров.

В этой связи возникает еще один важный вопрос – насколько целесообразно выдвижение на президентских выборах единого кандидата от оппозиционных сил (если не от четверки, то хотя бы от тройки – "Наша Украина", БЮТ и СПУ)? Эта тема сейчас активно обсуждается в связи с инициативой Тимошенко о выдвижении единого кандидата от оппозиционных сил.

Рискну высказать не очень популярную идею – в первом туре объединяться не имеет смысла, договариваться следует о поддержке единой кандидатуры во втором туре. Почему не стоит объединяться в первом туре? Дело в том, что формальное выдвижение единого кандидата не приведет к механическому объединению электоратов оппозиционных сил. Для всех серьезных специалистов по политике, очевидно, что коммунисты (возможно за редким исключением) не будут голосовать за Ющенко или Тимошенко. Тоже самое можно сказать о сторонниках "Нашей Украины" и БЮТ, в случае если единым кандидатом будет выдвинут Симоненко. Как уже отмечалось, часть БЮТовцев и социалистов не доверяют Ющенко.

Поэтому даже если их вожди и призовут голосовать за Ющенко, далеко не факт, что рядовые оппозиционеры последуют их рекомендациям. Часть оппозиционных голосов в данном случае уйдут формально нейтральным (либо псевдоооппозиционым) кандидатам. Ведь в первом туре президентских выборов голосуют не ПРОТИВ, а ЗА. А оппозиционные силы объединяет именно ПРОТИВ – противостояние Кучме и его режиму.

Если исходить из данных последних опросов о президентских рейтингах за лидеров оппозиции, суммарно они могут собрать немногим более половины голосов избирателей. Единый кандидат от оппозиции наберет намного меньше голосов (в случае если это будет Ющенко - скорее всего около трети, но не более 40%; в случае с другими кандидатами – еще меньше). Т.е. в первом туре он выборы не сможет выиграть, но его соперником во втором туре гарантированно станет кандидат от власти.

Но если в первом туре будет участвовать несколько лидеров оппозиции, то нет абсолютных гарантий на прохождение во второй тур представителя "партии власти". Ему надо будет набрать не менее 25% голосов. Единому консолидированному кандидату от власти это в принципе по силам. Но удастся ли кучмовскому окружению договориться о таком кандидате? Это далеко не факт. Если же "кандидат власти" наберет менее 20%, то он может уступить лидеру КПУ, заняв только третье место.

Таким образом, третье место в первом туре президентских выборов можно пока прогнозировать кандидату от власти, а не Виктору Ющенко, как прогнозируют некоторые провластные СМИ.

В этой связи стоит обратить внимание на то, что те же пропрезидентские СМИ настойчиво продвигают идею о том, что в результате роста рейтинга Тимошенко произойдет снижение рейтинга Ющенко, и в итоге они не смогут выйти во второй тур. Данная идеологема сознательно внедряется в общественное сознание. С одной стороны ставка делается на то, чтобы поссорить лидеров оппозиции, а с другой – подбросить ложный ориентир. В итоге, и в том и в другом случае кандидат от власти получает хорошие стартовые условия в первом туре президентской гонки.

Так или иначе, определять тактику взаимодействия оппозиционных сил следует накануне официального начала президентской избирательной кампании и только на основе данных социологических исследований (а не спекуляций по поводу этих данных).

Социология может быть достаточно точным инструментом измерения общественных настроений, но ее можно использовать и как дубину. Но при этом не стоит забывать, что, в конечном счете, она огреет своего хозяина.

Социологические рейтинги – показатель температуры общественных настроений. Количественная социология может зафиксировать повышение или понижение этой температуры. И только. Чтобы объяснить причины этих изменений необходимо пользоваться более широким набором показателей и более разнообразным инструментарием исследований. И не следует торопиться с выводами. Следует проследить тенденцию. Иногда рейтинги совершают малообъяснимые скачки. Почему рейтинг доверия к Тимошенко подскочил именно в новогодние праздники? Для сравнения, после сентябрьских акций оппозиции такого резкого роста не было, хотя уровень доверия к Юлии Владимировне вырос до 14,3% (по данным на ноябрь 2002 г.), а затем вновь снизился.

Динамика общественных настроений и формы их проявлений очень часто носят противоречивый характер. Приведу лишь один пример. В ответ на вопрос социологов "Кто из лидеров партий оказал на Вас наибольшее позитивное впечатление во время теледебатов?" большинство опрошенных (17%) назвали Виктора Ющенко, хотя он фактически проигнорировал теледебаты. И такие парадоксы социологические опросы фиксируют не редко.

Природа политических рейтингов – это в значительной мере загадка. Разгадать ее очень сложно, а иногда просто невозможно. И уж точно здесь не годятся простые рецепты и объяснения.

Владимир Фесенко, Центр прикладных политических исследований "Пента"



powered by lun.ua
Главное на Украинской правде