Майдан требует служения

Четверг, 22 сентября 2005, 20:24

Над миром 2005 года пролетают грозные бури и штормы. Нашу планету лихорадит. А над благословенной украинской землей – теплая солнечная осень, после щедрого лета.

Но донимают и мучают нас внутренние болезни и духовные недуги. Когда нет Бога в сердце, то нет мира в душе и согласия в доме. Пятого сентября начались потрясения на нашем украинском олимпе, который подлинно начал напоминать олимп из "Энеиды" Котляревского. По всему было видно, что паралич власти создают лебедь, щука и рак. Только лебедь не проявился...

О том, что враги украинской демократии готовятся к реваншу уже осенью 2005 года, знают все, даже далекие от политики.
То, что Россия бросила на поддержку Януковича все свои силы, включительно со своим президентом, который не печалился, что это же готовые основания для импичмента его кандидата, общеизвестно.

То, что украинский народ закончил эпопею Майдана на грани нервного истощения, чувствовали все.

Казалось бы, все граждане должны положить силы на защиту своей независимости, которая, в конце концов, зазвучала серьезно.

ак как понимали, что это время укреплять крепость. И та задача стоит сегодня и завтра. Настоящая стоимость каждого украинского политика проявляется в том, насколько серьезно он понял вес момента и насколько полно отдался служению и самоотверженной работе, прежде всего для объединения патриотичных сил.

Подчеркиваю, патриотичных, так как в целом мире достижение независимости защищают прежде всего патриотические силы, достойно несущие флаг. В такие периоды всякие корыстные и сепаратные действия ответственных лиц называют безответственными, если не изменой и мародерством. Для граждан настоящих нет распределения должностей и престижных кабинетов - есть распределение обязанностей, особенно трудных после правления сил национально безответственных и беззаконных.

Один ложный шаг может подкосить все твои прошлые построения. Перед нами стоит вечным напоминанием Владимир Винныченко. Со всеми своими недостатками, он казался бы нам на голову выше, если бы изъять из его жизни такую мелочь, как противостояние Симону Петлюре, который взял на плечи груз всей ответственности и стал символом национального сопротивления и самозащиты.

Чем выше поставлено лицо, тем строже должна быть самооценка, больше самопосвящение и пример бескорыстия. Если кто-то не понимает, что корысть ей на той высоте просто не выгодна, то он не понимает, куда попал и для чего ему то место, с которого должен упасть.

На олимпе кипели страсти, им было не до того, чтобы смотреть на человеческие беды.

В конце концов, настал взрыв: каждая интригующая сила достигла критической массы. А неудовольствие властью достигло предела, когда уже никому не жаль было никого.

"И пусть она взбесится", - говорили люди, обманутые и разочарованные.

В конце концов, государственный секретарь Александр Зинченко выступил с обвинением в перевороте (в адрес самых влиятельных лиц, в частности Порошенко, Третьякова, Мартыненко – и журналисты восприняли это взрывное заявление аплодисментами).

8 сентября заявление президента об отставке правительства – а это же правительство участников Помаранчевой революции – было воспринято спокойно. За 9 месяцев все проявилось и дало плоды.

Маленьким активистам Майдана власть ни на вершок не прибавила роста. А нет ничего хуже, чем выставить маленького человека на виду и на высоту.

Ко Дню Независимости министр культуры Оксана Билозир пропела новую песню на слова Вадима Крыщенко: "Благословенно будет наше правительство...".

Думала, что ода, а вышло - эпитафия.

Одно слово, как сказал президент, во власти появились новые лица, но лицо власти не изменилось...

Конечно, завтра появятся новые назначения...

И здесь возвращаемся к старому, изначальному понятию, которое цементирует общество, к евангельскому понятию служения.

Служение Богу как служение друг другу. На служении держится порядок и порядок земной.

Праздник, который соединяет нас целое тысячелетие, начинается Службой Божьей.

Служба соединяет народы, королевства, на верной службе держится всякое войско, всякая организация, всякая дисциплина.

Безумный бунт гордыни отбрасывает служение - но там начинается служение духу лжи - и рабство.

Для прагматиков напомним, что вся история построена на служении, рыцарь - это верный слуга суверена. Король Фридрих ІІ говорил: "Я первый слуга государства". В конце концов, то самое думали все короли... Хотя не все давали пример служения.

Поэты служат красоте, граждане служат правде, философы служат истине...

"Служите друг другу" – призывает ап. Петр. Это так просто и ясно.

В нашей несчастливой истории всегда не хватало верного служения. Сколько храбрых людей отказалось верно служить Одному ответственному – и погибли бесславно, как бунтари, которые хотели стать атаманами толпы?! Сколько их, рабов гордыни и своего интереса, рабов богатства и жадности, засветились и сразу потухли, как порох под ногами потомков.

Итак, уважаемые герои нашего времени, вы на государственной службе, но сердца ваши спрятаны не здесь, а скрыты там, где и сокровища.

Они остаются вместе с вашим бизнесом. И дети будут разгадывать: кто больше - "Рошен" или Порошенко.

- Рошен, конечно.

- А почему?

- Потому что Рошен - это фирма. Это что-то цельное и последовательное. А Порошенко - распорошен между своим бизнесом, нашим парламентом и не совсем своим правительством.

А как детям разгадать загадку, почему Юлию Тимошенко на Западе называют миллиардершей, а у нас – госслужащей с доходом 60 тыс. гривен?

- Значит, существуют две служащие под этим именем, и не известно, какая кому служит.

А мы говорим о высоком служении единственной в мире Родине, служении как измерении вашей жизни и вашей любви.

Могут ли люди такого служения враждовать и соревноваться один против другого? Конечно, преданное служение исключает посторонние интересы, которые делят и противопоставляют слуг.

Высокое служение имеет и свой противоположный полюс – пародию: выслужничество, прислужничество, служение... и, в конце концов, служебное прикрытие. Там идет борьба злая и коварная.

Кстати, аристократы не признавали вознаграждения за служение – служение должно быть чистым. Временами приводят пример – Джордж Вашингтон. Он, кстати, был аристократом, который отдал себя на службу построению демократии.

Но служение - это не от рождения, а от произведенного достоинства. Это дар, который вырабатывается жизнью, посвященной Абсолюту, закону, принципу, словом тому, что человек считает святым.

Здесь напрашивается вопрос, все ли то свято, что человек считает святым?

Ведь мы вышли из безбожной эпохи, где не было ничего святого, но тем не менее слово "священный" сохранено для определения акцентированных ценностей: обязанности, границы и прочие...

Служение также культивировалось - служение идее, служение вождям и государству.

То служение стимулировалось и было немало тех, кто служили до безумия, по склонности натуры, в силу воспитания, а также от страха.

Но почему-то история не зафиксировала случаев, чтобы кто-то хотел служить сброшенному идолу вождя, и не заприметила идеалистов бескорыстия.

Само служение зависит от Бога, которому служит человек. Почему так любят идолов? Служить им легче и веселее, потому что в глубине души нет того, что болит и печет.

О служении Богу и Его правде написано много книг, которые не стареют.

Собственно, из тех книг мы и берем понятие о человеческой высоте, о духовных измерениях явлений жизни. И прикладываем те понятия к людям, которые оказались на виду.

О демагогах, популистах, игроках в счастье, в псевдо-патриотизм и псевдо-религию не говорим, к ним прикладывать высокие мерки нет смысла.

Но к людям, которые стали народными любимцами, мы не можем не прикладывать высоких мерок. Может быть, выбор и борьба разных позиций, но идея личности и достоинства - больше всего.

Сегодня Украина переживает большой кризис - духовный, кадровый, предвыборный или какой там еще...

Для страстей нет границ, особенно когда люди склонны себя не сдерживать, и не ставить себе строгих требований.

Но благородство обязывает, высота обязывает, положение обязывает... И ставит требования строгие. Человек чем меньше, тем больше себе позволяет. Собственно, это один из принципов отбора ведущего слоя: гарантия, что человек при всех условиях держится берега и верен долгу. Так как нет обстоятельств, оправдывающих все, и нет цен, на которые разменивается достоинство.

Наверное, с этим все согласны в теории. Но как часто человек, который умеет тонко просчитывать все хода, не может прикинуть, что моральная высота всегда выигрышна. Даже накануне выборов, где игра по правилам и игра без правил фактически приравниваются. Но где-то есть тот незримый арбитр, который, в конце концов, таки дисквалифицирует игроков без правил.

Часто пролетает между людьми высокопоставленными или уже "ниже поставленными" магическое слово "Майдан". Пролетает как прошлогодняя помаранчевая лента с надписью SOS. Неужели вы забыли, что такое Майдан? Или не понимали?

Вы думаете, что это скандирование Ю-щен-ко под дирижерским взглядом Томенко?

Майдан - это большая надежда.

Майдан - это большое доверие.

Майдан - это сердце народа.

Какая мелочность - думать, что майдан поднимется на защиту глерифицированного лица, которое оттеснили из игры. Нет, Майдан посмотрит, как лицо поднимается само.

За месяцы новой власти простые лица с Майдана пережили столько несправедливостей и разочарований, что несправедливость лица из высокопоставленных воспринимается немного виртуально.

Майдан жив. Но не думайте, что он выдал вам пожизненные мандаты и готов до зубов бороться за своих вчерашних героев. Он ждет подвижничества. Майдан уже пережил ІІ акт и присматривается к вам в ІІІ акте. Но знайте, что этот тысячеглазый Майдан очень трезво наблюдает за каждым, кто после праздника сошел со сцены и взялся делать реальное дело или взялся за любимые игры, двойные игры, помахивая вчерашним флажком.

Думаете, Майдан не слышит, каким отощавшим голосом произносите его имя - Украина?

Думаете, оттуда беспрерывно будут сыпаться авансы безграничного доверия?

Майдан требует служения!

 



powered by lun.ua
Главное на Украинской правде