Украина полицейская?

Понедельник, 16 октября 2006, 14:08

Первое впечатление от увиденного на Крещатике утром 14-го октября 2006-го года: в Украине введено чрезвычайное положение.

Центральная и близлежащие к ней улицы столицы забаррикадированны, специальные турникеты и милицейские спецназовцы перегородили все пути в центре Киева. Пройтись по Майдану в субботний день можно только в том случае, если у тебя есть удостоверение личности, которое нравится охранникам порядка.

14-го октября Украина показала всему миру, что она является полицейским государством. Страной, где в центре ее столицы собираться и передвигаться граждане могут только тогда, когда им это разрешит Его Величество МЕНТ.

"При Кучме такого не было," – заметил мой коллега, участник акции "Украина без Кучмы".

Да, в этот день в Киеве ращнополюсные политические силы планировали свои акции, которые могли вылиться в столкновения, как это было в прошлом году.

Да, 13 октября Шевченковский райсуд столицы запретил пятерым политическим организациям проводить митинг в центре города.

Но почему внепартийные граждане, которые пришли на Крещатик совсем не для того, чтобы расквасить носы своим идейным оппонентам, не смогли пройти к станции метро или к остановке 18-го троллейбуса?

В конце концов, суд запретил демонстрации ради того, чтобы демонстранты "не препятствовали киевлянам и гостям города отдыхать", но препятствовали им отдыхать вовсе не демонстранты, а органы государственной власти.

Собственно, если отойти от шокирующих сознание любого человека эмоций, нужно ответить себе и потребовать от украинской власти ответа на два вопроса.

Фото AP

Первый: насколько законным был запрет митингов 14-го октября – в день основания Украинской повстанческой армии и православного праздника Покровы?

Второй: насколько адекватными были действия милиции относительно недопуска нарушений общественного порядка?

Итак, относительно первого вопроса.

В пятницу судья шевченковского суда Наталия Бужак вынесла решение о запрете акций коммунистов, националистов и почему-то чернобыльцев только потому, что Киевская горгосадминистрация, милиция и администрация президента Ющенко посчитали, что 14-го октября на Крещатике могут произойти столкновения.

Таким образом, это судебное решение базируется совсем не на правовых аргументах. Суд всего-навсего "узаконил" желание Банковой, 11 и Крещатика, 36.

Фото AP

Досадно, что решения о запрете демонстраций на Крещатике принял именно тот суд, который уже более двух лет отвергает иски КГГА о запрете собраний, в том числе Шевченковский суд в ноябре 2004-го отклонил иск о запрете митинга, с которого началась "оранжевая революция".

Но мы вынуждены констатировать, что 13-го октября Шевченковский суд утвердил решение, которое противоречит Европейской конвенции по защите прав человека и основных свобод, практике Европейского суда по правам человека, Конституции и законодательству Украины и нарушает естественное и неотъемлемое право граждан на мирные собрания.

Дело в том, что ситуация, которая возникла в субботу на улицах Киева, в практике Евросуда называется "контрдемонстрация".

Евросуд уже принимал решение относительно нескольких дел, которые касались именно контрдемонстраций. Статья 17 закона о применении решений Евросуда в Украине говорит о том, что эти решения являются "источником права". То есть, в сущности, они являются обязательными для выполнения на украинской территории.

В одном из решений Евросуда (по делу, которое называется "Платформа "Врачи за жизнь" против Австрии") говорится следующеее: "Демонстрация может раздражать или обижать тех, кто выступает против идеи или требования, в поддержку которых она проводится. Однако участники демонстрации должны иметь возможность проводить демонстрацию, не боясь быть подданными физическому насилию со стороны своих неприятелей (оппонентов); такие опасения могли бы воспрепятствовать ассоциациям или другим группам, которые поддерживают общие идеи или интересы, открыто выражать свою мысль по наиболее спорным вопросам, которые задевают общество. В демократическом обществе право на проведение контрдемонстраци не должно совпадать с ограничением реализации права на демонстрацию".

Далее Евросуд говорит о том, что любое государство, которое признает Евроконвенцию, имеет положительные обязательства относительно собраний.

Фото Reuters

То есть государство должно обеспечить реализацию права на собрания как для демонстрантов, так и для контрдемонстрантов. Эти положительные обязательства вытекают из статьи 11 Евроконвенции, которая гарантирует всем европейцам свободу собраний и ассоциаций.

Следовательно, суд не может запретить демонстрацию только на том основании, что состоится контрдемонстрация, а положительные обязательства милиции – государственного органа – состоят не в том, чтобы ограничить права всех граждан – даже тех, кто не собирался принимать участие ни в одном из мероприятий 14-го октября – а в том, чтобы обеспечить реализацию прав всех граждан. В том числе право на собрания для тех, кто собирался принять участие в одном из мероприятий 14-го октября.

То есть милиционеры должны были не перекрывать Крещатик для всех, а охранять оба митинга – сторонников и противников УПА. Охранять и не допустить при этом нарушений общественного порядка. Делать это им вменяет в обязанность закон "О милиции".

Милиционеры в субботу говорили: "А каким образом мы сможем не допустить столкновений, если не перекроем Крещатик".

Автор этих строк мог бы дать несколько советов, но не будет этого делать, так как он – не милиционер. Продумывать и реализовывать мероприятия по охране общественного порядка – дело министерства внутренних дел, которое существует за счет налогов граждан, но совсем не дело граждан, которые эти налоги платят.

В конце концов, украинские милиционеры могли бы воспользоватся опытом полиции Северной Ирландии, которая в намного более сложных, чем украинские, условиях может обеспечить общественный порядок во время контрдемонстраций католиков и "оранжистов".

Повторимся: украинцы разных политических взглядов платят судам и милиции совсем не для того, чтобы те ограничивали их права, а для того, чтобы они обеспечивали реализацию этих прав и при этом, желательно, не задавали вопросов, которые не относятся к компетенции обыкновенного гражданина.

Конечно, самое простое решение для милиции – ввести комендантский час и просто запретить людям выходить из своих жилищ. Тогда не будет никаких демонстраций, массовых беспорядков, нарушений общественного порядка. Зато милиция будет получать зарплату и будет отдыхать.

Впрочем, комендантский час в Украине – фантазия автора. Но события 14-го октября показали тенденцию, которая к этому комендантскому часу может привести.

Итак, гражданское общество должно остановить МЕНТА в начале. Потом будет поздно.

Для себя у нас уже есть вариант ответа на вопрос, которые задали себе 14-го октября. Теперь мы хотим услышать ответ на эти вопросы от украинской власти – президента, МВД, киевского мэра.

Владимир Чемерис, член правления Института "Республика", член правления Украинского Хельсинского союза по правам человека



powered by lun.ua
Главное на Украинской правде