Ян Табачник: ...Я видел, как они вылизывали Кучме задницу! А сегодня они сидят со мной в одном зале

Понедельник, 23 октября 2006, 15:24

Если честно, в нынешней Верховной Раде чувствуется отсутствие Александра Волкова. Ну нет мастера, способного зарядить ответ, от которого краснеют уши, а фразы на манер "херов-бубликов" становятся крылатыми!

Снобы могут фыркнуть, но политика требует эпатажа, иначе заниматься ею будет очень грустно. И вот "Украинская правда" нашла человека, имеющего хороший потенциал заменить Волкова в мастерстве лаконично выдать политический диагноз.

Это – Ян Табачник, много десятилетий известный всей стране как аккордеонист, а с марта этого года – еще и депутат от Партии регионов.

Неизменными гостями на концертах Табачника были Кучма с женой, что сделало его одним из символов прошлой власти. Тогда же, благодаря или вопреки, но Табачник получил немалый кусок киевской земли для строительства своего творческого центра.

Экс-вице-премьер Николай Томенко пытался доказать, что участок отошел к Табачнику незаконно, однако с отставкой Тимошенко из Кабмина рассосался и этот вопрос. Сам же музыкант-политик назвал те события антисемитизмом… и ушел в политику.

– Расскажите, что может вдохновить творческого человека в парламенте?

– Искать вдохновение в парламенте – это все равно, что искать зрелищ в тюрьме. Я даже когда первый раз зашел в парламентский зал, стал под купол, то сразу почувствовал – столько там негативной энергии! А мой коллега из Партии регионов говорит: "Слушай, мне недавно сказал то же самое один из депутатов, который обладает качествами экстрасенса".

– Вы хотите сказать, что у нас в парламенте завелись депутаты–экстрасенсы?!

– Не знаю, есть ли, но мне это рассказал один из депутатов. Я считаю, что в парламенте негативная энергетика. Здесь люди с разным мировоззрением, люди разных идеологий, идет разделения на цвета…

Для меня существует два цвета – это белая или черная душа у человека.

– А может, какие–то события в Верховной Раде, помогли вам наиграть музыкальный мотив? Например, когда звучали сирены…

– Тот, кто ходит в парламент, отучивается играть, а не учится! Чтобы описывать украинский парламент, достаточно просто взять Шекспира и прочесть его. Он уже все это описал 400 лет назад …

– Тогда возникает логичный вопрос: зачем вы баллотировались в парламент, если вы недовольны, что здесь негативная энергетика?

– Я всегда стараюсь делать что–то хорошее. И сейчас я делаю то же самое, только теперь у меня для этого больше возможностей.

А с музыкой у меня остаются отношения, как с любимой женой, с которой ты расстался. То есть, добрые, хорошие отношения, прекрасные воспоминания. И иногда мы видимся, потому что у нас общие дети.

– То есть вы выбрали карьеру политика?

– Да, по всей видимости.

– И выбрали через "не могу"?

– Мне сложно, я артист, я всегда выходил на публику, которая благожелательно ко мне относилась, которая меня всегда встречала аплодисментами.

Ян Табачник неоднократно выступал на зонах и в колониях

Но, знаете, я из тех людей, которые в жизни соприкасались с какой–то социальной несправедливостью и неравенством. Моя жизнь была далеко не розовой.

– Что вы имеете в виду?

– Я с юных лет познал на себе всё негативное, что делалось по отношению к людям моей национальности, по отношению к людям моей профессии. Нам запрещали играть джаз, нам навязывали репертуар. Будучи работником филармонии столько лет… У меня 44 года стажа, можете себе представить? 44 года на профессиональной сцене!

Другие, в отличие от меня, знали лучшее отношение к себе – кто–то был членом партии, кто–то имел другую национальность…

– Но вам грех жаловаться. При Кучме вы были статусным исполнителем!

– Я был не при Кучме, я был до Кучмы! Если откровенно, то некоторые мои друзья говорят: "Не Ян был при Кучме, а Кучма был при Яне".

Дело в том, что я стал народным артистом раньше, чем Кучма стал президентом. И я состоялся как человек не при Кучме.

Просто Кучма относится ко мне с очень большим уважением – так же, как и я к нему.

– Вы поддерживаете отношения?

– А почему я не должен? Кучма – не преступник, он ничего плохого не сделал! И если бы Кучма не создал демократию, в этой стране не было бы оранжевой революции. А было бы кровавое месиво.

Я видел Кучму в течение последнего года всего один раз, к большому сожалению. А те, кому он раздавал звания, кому он давал нормальные посты, кому содействовал в бизнесе, оказались неблагодарными людьми! Когда Кучма был при власти, они так вылизывали задницу! Делали это при мне, я все видел своими глазами! А сегодня они сидят со мной в одном сессионном зале.

– Вы же не будете спорить, что такие люди есть и во фракции Партии регионов?

– А что, наша фракция – исключение? Те, кто сегодня отворачиваются от Кучмы – поступают просто непорядочно. Мне Кучма вообще ничего никогда не давал – ни квартиру, ни бизнеса, ни звания!

Кучма не забывал заглянуть на творческие вечера Табачника

– Но земля, которую вы получили в Киеве для строительства центра творчества Яна Табачника, считается подарком от Кучмы…

– Какой подарок от Кучмы? Эту помойку я пять лет выхаживал у Омельченко. Пять лет! Четыре сессии Киевсовета, на которые я ходил официально.

Это земля в районе железнодорожного моста. Знаете, там, где промзона, помойка?

Кучма даже понятия не имел об этой земле. Я слишком гордый и независимый человек для того, чтобы ходить и кому–то вылизывать задницу, что–то выпрашивать!...

– Но землю–то вы получили без конкурса!

– Какое "без конкурса"? Я получил ровно так, как все граждане Украины получали в то время. Все до одного! Поднимите документы – все так делали!

– На какой стадии сейчас находится это строительство?

– На стадии проекта, который делает очень известный американский архитектор, который имеет довольно известные строения в Европе и Америке. И, естественно, принимает участие Бабушкин – наш архитектор, который первый развел это все, сделал этот концертный зал.

Мы, как платили, так и платим за эту землю аренду.

– Сколько в месяц?

– Я даже не помню. Где–то до 30 тысяч гривен в месяц.

– Это не много.

– Нормально, как все платят... Понимаете, я в киевской мэрии за всю свою жизнь был два раза. Один раз у Омельченко, когда ходил по поводу этой земли, и один раз – на градосовете, когда рассматривали первый проект.

– То есть сейчас вы, как раньше строились, так и дальше строите на этом участке?

– Ну, у нас был один суд, второй суд… Городская прокуратура выполняла заказ господина Томенко (во времена его вице-премьерства). Он обращался и в Генпрокуратуру, и в СБУ, и в милицию, и в налоговую – все пытались меня наказать.

Но как меня может наказать налоговая, если я на протяжении стольких лет – самый большой и самый дисциплинированный налогоплательщик среди артистов! Я плачу столько, как все артисты вместе взятые в этой стране! Они платят 200 гривен в месяц единого налога и говорят, что они любят Украину! У меня эта тусовка не вызывает восторга и никогда не вызывала.

Табачник в окружении новых соратников из Партии регионов

– Вашим партнером в создании творческого центра будет Иосиф Кобзон….

– У меня не будет партнера – ни Кобзона, ни кого–то другого. Будет инвестор, который все это строит, и я.

Почему раньше упоминалось имя Кобзона? Потому что, когда мы создавали творческий центр, то, чтобы он имел статус международного, должны были быть учредители из трех стран.

Естественно, я позвал Кобзона. Потому что Иосиф заслуживает того, чтобы гордиться дружбой с ним. Я позвал выдающегося музыканта Авраама Фельдера. Но потом, когда со мной начались разборки, я просто вывел их из этого проекта.

– Вы говорите, что гордитесь дружбой с Кобзоном. Но как же тогда быть с его песней в роликах, которые транслировались перед выборами президента, направленными против Ющенко, где была чуть ли не пропаганда гражданской войны!?

– Я ни тогда не боялся, ни сейчас не боюсь сказать правду. Так вот, Кобзон понятия не имел об этих роликах! Сама песня была записана за 10 лет до наших событий.

– Тогда же почему Кобзон не судился с теми, кто использовал его песню – это же серьезно ударило по его репутации?

– Я вам хочу сказать: если это кому–то надо, вот они пусть берут и судятся. Если кто–то возьмет мою музыку и применит ее в кинофильме "Варфоломеевская ночь" – так что, я отвечаю за Варфоломеевскую ночь? Это абсурд.

Вы помните, было даже письмо Кобзона по этому поводу: "Я не собираюсь оправдываться, мне не за что оправдываться". Если кто–то это сделал, судитесь с ним.

Вы же понимаете, мы с Кобзоном даже не посчитали нужным судиться с теми, кто развязал войну против меня из–за этой земли. Кому они нужны, кто они такие?

– Ну, например, Томенко сейчас депутат от блока Тимошенко…

– Что они создали в своей жизни, кроме того, что обманули народ и пролезли в депутаты?

Кобзона знает весь русскоговорящий мир. И Яна Табачника, слава богу, тоже знают. А кто знает их? Мы специально не стали их пиарить, зная, что им это нужно – попиариться на наших именах.

А потом их бы оштрафовали на 1 гривну и потребовали, чтобы они перед нами извинились! Да я их в гробу видел в белых тапочках! Я к ним отношусь, как к тараканам, которые где–то внизу ползают и копошаться!

– Почему вы на прошлых выборах президента поддерживали Виктора Януковича?

– Поверьте, у меня перед всей этой катавасией были прекрасные отношения с Ющенко. Я к нему приходил в дом, он – ко мне. У меня были прекрасные дружеские отношения с Петром Порошенко. Но когда у них случилось помутнение…

Вы же поймите, как я им не сдал Кучму, так я их не сдавал Кучме. Я никогда не говорил о них плохие вещи Кучме, я всегда защищал их перед Кучмой! И попадал из–за этого в немилость.

– Попадали в немилость перед Кучмой?

– А как же! Команда Кучмы вообще считала меня оранжевым! Я вам могу назвать людей, которые это подтвердят.

– Назовите?

– Тот же Сережа Левочкин, который считал, что я оранжевый. Да спросите у Порошенко, он скажет!

– А почему же вы не вышли на Майдан?

– Потому что я не воспринимаю указки, я всегда был человеком со своим мнением. Вы знаете, Коротич написал обо мне книгу. И там несколько слов в начале написано мной в качестве эпиграфа: "Я никогда не играл то, что я не умею играть. Я никогда не играл тем, кто не хотел меня слушать. И я не приходил туда, где не хотят меня видеть".

(Пауза.)

Поэтому я сумел сохранить свое достоинство и как человек, и как музыкант. И на сегодняшний день я нахожусь в Партии регионов, где Янукович прекрасно ко мне относится. Почему? Потому что он знает, что если придет Ян Табачник, он никогда не будет просить должность для себя, льготы для родственников… Мне ничего не надо!

Я пришел в парламент и я честно работаю. Если вы заметили, я всегда прихожу на все сессионные заседания.

– Да, вы ходите в Верховную Раду намного чаще, чем Ахметов...

– Ну, у Рината, наверное, больше забот, чем у меня. И я себя нормально чувствую в парламенте, у меня нормальные отношения с моими коллегами, я никуда не лезу, я не выпрыгиваю из трусов, как здесь многие делают.

– А как вы относитесь к Тимошенко? Есть ли в ней Муза, источник творческого вдохновения?

– Вы знаете, как говорила моя мать? Когда я развелся со своей первой женой, я выразился непотребно в ее адрес. Моя мать посмотрела на это со стороны и сказала: "Если это твоя жена, как ты так можешь говорить о своей жене? Если же это не твоя жена, как тебе не стыдно как мужику говорить так о посторонней женщине?".

Поэтому если бы я был однопартийцем Тимошенко, я бы знал, что сказать. А если я не знаю человека, как я могу говорить о посторонней женщине плохо? Я не хочу падать до такого уровня.

Конечно, мне могут не нравиться политики, которые входят в ее блок. Я – человек публичный, я знаю, что такое пиар. И я знаю, когда лгут и когда говорят правду. И я не люблю, когда обманывают.

– Ну а есть ли в образе Тимошенко творческое начало. Можно посвящать ей песни?

– Я могу сказать, что в моей Тане (Недельской) муза есть, потому что я с ней сплю. С Юлей я, к сожалению, не сплю. (Смеется)

Табачник с женой Татьяной Недельской

Я считаю, что единственный политик, у которого была такая муза – это был Ленин. И о нем была песня: "И Ленин такой молодой…". Никогда никто, кроме жополизов, не будет воспевать политиков! Я в жизни никогда никого не воспевал и не буду воспевать!

– То есть вы и Януковичу не посвятите песню?

– Ему это не надо, он не нуждается в этом!

– А как вы пришли в команду Януковича?

– Дело в том, что Янукович не меломан. Но он прекрасно поет, у него прекрасный голос. Вы об этом знали?

– У Януковича?!

– Да, он очень чисто поет… У меня с Виктором Федоровичем отношения не политиков и не музыкантов. У нас с ним, прежде всего, отношения двух мужчин, волевых людей, которые сами себя создали в жизни.

У Януковича была очень горькая жизнь с детства. Он сирота, понимаете? Одно слово "сирота" уже говорит обо всем! И он создал себя, он состоялся! В нем очень много хороших, порядочных мужских качеств.

– Но он не демократ?

– Ну что значит демократ? Вы считаете Юлю демократом? Или Мороза? Или Ющенко – демократ? При том, что я был так оболган после прихода Ющенко на пост президента!

– Но когда люди считают, что их несправедливо оболгали, они подают в суд! А вы этого не сделали!

(Повышает голос.)

– Что, на животных в суд подавать? Извините меня, зачем? Я принципиально не подавал, чтобы не падать до их уровня.

– На парламентских выборах в избирательном списке Партии регионов вы фигурировали как заместитель директора фирмы "Стил–трек". По нашей информации, это компания одного из крупнейших украинских бизнесменов, совладельца "Запорожстали" Эдуарда Шифрина…

– Да.

– То есть как вы оказались замом директора компании–металлотрейдера?

– Я уехал из Запорожья в 1979 году. Я пятнадцать лет проработал в запорожской филармонии, и все это время я фактически был связан с "Запорожсталью". Все наши зарубежные поездки при советской власти курировались "Запорожсталью". Меня с комбинатом связывала долголетняя дружба – мое шефство над ними и их шефство – надо мной.

Табачник и друзья: 1) Эдуард Шифрин, совладелец "Запорожстали". 2) Виктор Король, "Наша Украина". 3) Людмила Кучмы и Валентина Довженко

…Шифрин – мой ярый поклонник. Естественно, когда я переехал в Киев и Шифрин переехал в Киев, мы объединились.

И я могу признаться: за программой "Честь имею пригласить" все годы стоял Шифрин и "Запорожсталь".

– Но они получали преференции при Кучме, акции завода передавались им в управлении.

– Вы знаете, "Запорожсталь" – самое чистое в этом плане предприятие. Поверьте мне, если бы они что–то делали незаконное, то оранжевая революция их бы не оставила в покое.

– Но Червоненко дружит с Шифрином, мог его прикрыть…

– Я вас умоляю! Если бы Червоненко дружил с Шифрином, он бы давно уже был в доле. (Смеется.)

– А как вы познакомились с Януковичем?

– Мы до этого вместе были в одной команде. Когда мне исполнилось 60 лет, он не смог приехать, но прислал мне шпагу, где было написано: "Один за всех и все за одного!".

Когда мы с ним встретились, я говорю: "Виктор Федорович, спасибо вам за шпагу". Он отвечает: "Ну что, Ян, один за всех и все за одного? Вы с нами?". А я говорю: "Конечно, Виктор Федорович!" Он спрашивает: "Ну что, пойдете с нами?". Я отвечаю: "Конечно, пойду".

И все, на этом обсуждение темы было закончено. Неужели вы думаете, что там были какие–то переговоры? В общем–то, у нормальных мужиков это все решается совсем по–другому. И вы же понимаете, что у меня нет никаких бизнес–интересов…

– …Кроме центра творчества Яна Табачника, землю под который едва не забрали. Ее, кстати, можно эффективнее защищать, будучи депутатом.

– Да у меня и так был бы центр, власти ничего не смогли сделать! Знаете, почему? А вы поднимите газеты того времени Америки, Австралии, Германии, Израиля, Канады! Во всех газетах было написано, что тронули Яна Табачника! За меня сразу же заступилась мировая общественность.

– В ваших отношениях с Януковичем есть один нюанс. Вы говорите, что не уважаете тех, кто при Кучме поднялись, а потом от него отвернулись? Вот Янукович – это пример такого поведения. Он при Кучме поднялся, но сейчас не поддерживает с ним отношений!

– Это их личные дела. (Понижает голос.) Это не мой уровень, это уровень политиков высшей лиги. А я как политик на сегодняшний день нахожусь во второй лиге.

Табачник был агитатором за Януковича

– А вы не предлагали Януковичу с Кучмой помириться?

– Я?! Я никогда не занимаюсь такими делами. Если им надо будет помириться, они сами помирятся, без меня.

– А с Ющенко вы не восстановили отношения?

– Я абсолютно никак с ним не пересекаюсь, не соприкасаюсь. Я как цивилизованный человек уважаю статус президента, кто бы это ни был. Я уважаю того, кого выбрал народ. Я обязан уважать.

– А на "Честь имею пригласить" Ющенко позовете?

– Нет.

– Почему?

– Ну а как иначе? Я – человек, у которого высшее звание как у артиста; человек, у которого три ордена "За заслуги" – и меня президент не поздравляет с 60–летием! Мне от него ничего не надо. Но почему я должен приглашать Ющенко после этого? Он меня не приглашает, я его не приглашаю и прекрасно себя чувствую.

У меня абсолютно нет никаких претензий по этому поводу. У Ющенко свои придворные, у Кучмы были свои. Будет следующий президент – будут и у него другие придворные.

– Вы считаете, что придворные губят президентов? Кто в окружении Кучмы, на ваш взгляд, был негативным героем, а кто – позитивным?

– Негативных я не могу называть, потому что не претендую на объективность. А позитивных героев возле Кучмы было очень много. Это Владимир Горбулин, это Владимир Радченко. Я считаю, что это были очень порядочные люди. Это Виктор Король, это Сергей Левочкин, это Леонид Деркач, это Михаил Потебенько, это Василий Крутов.

Я же не говорю, что я с ними целуюсь взасос. Это порядочные, справедливые люди. И, поверьте мне, если бы Кучма в свое время не лишился их, может быть, все бы по–другому было. Потому что эти люди плохого никогда не советовали.

– Да, но Деркач и Потебенько были "героями" кассетного скандала…

– Этого я не знаю. Я не вникал, кто из них герой, а кто не герой. Но я знаю, что это люди интеллигентные, и они не способны на какую–то подлость и низость.

– Когда начался Гонгадзегейт, вы как–то влияли на Кучму, чтобы он вел себя иначе?

– Как я мог влиять, я что – его видел? Мне было неприятно, когда его обвинили в этом преступлении.

Никто не может сказать, кто совершил это убийство. Если бы я знал, то первый раз в жизни пошел бы и заложил! Убийц, насильников, гоп–стопников никогда покрывать не буду! Никогда! Это идеология моей жизни.

– У вас в кабинете на стенах висят награды, среди которых – грамоты от СБУ. Но тут же – "премия имени Андропова", как сказано, "за выдающийся вклад в обеспечение безопасности России". Как это понимать?

– Должен же я где–то безопасность обеспечивать, в конце концов! (Смеется.) Этот орден мне вручила московская Академия проблем безопасности, обороны и порядка.

– Еще у вас висят ордены Святого Станислава, вокруг которого два года назад вспыхнул скандал – его называли масонской ложей.

– Ей еще до масонской ложи далеко... Просто была такая традиция вручения наград.

Табачника принимают в "масоны"

– Если это побрякушки, то почему вся элита наряжалась в эти ордена?

– Это было модно! Меня эти истории про масонов, жидо–масонов просто смешат… На сегодняшний день развелось столько наград, что это стало бизнесом! Я к этому отношусь равнодушно, а моя Таня (Недельская) с этого смеется.

У меня есть награды, которыми я горжусь – за Чернобыль при советской власти, орден "Знак почета", три ордена "За заслуги". Они заработаны потом и кровью.

– Если говорить о вашей нынешней карьере политика. В последнее время много говорят о том, что в Партии регионов есть раскол по линии старые донецкие-новые донецкие…

– Я – новый донецкий! (Смеется.)

– Вы ближе к Ахметову или к Януковичу?

– Я прекрасный друг Ахметова и в то же время я считаю себя другом Януковича. А по поводу раскола – не слушайте этот маразм! У нас у всех существует полное единодушие. Между Ахметовым и Януковичем прекрасные отношения, взаимоуважение. Эти люди рядом столько лет!

Скорее можно говорить о расколе в "Нашей Украине" или в БЮТ – это у них вечно выяснения отношений, уходы–приходы… У нас этого ничего нет, у нас все свободны!

Например, когда последний раз Янукович пришел на фракцию, он сказал: "Смотрите, друзья, если кто–то считает, что мы неправильно делаем, и если кто–то хочет покинуть фракцию – пожалуйста, это его воля!".

Это говорит о том, насколько демократичные отношения между нами! Янукович говорит: "К сожалению, у меня нет времени, но если у кого–то есть вопросы – придите, скажите, давайте все будем встречаться".

И Янукович подчеркнул, что мы и дальше будем коллегиально решать все наши вопросы.

– Ахметов – это будущее Партии регионов? Может ли он отодвинуть с лидирующих позиций Януковича и стать номинальным лидером, а не только неформальным, как сейчас?

– Я считаю, что такие личности, как Ахметов, не стремятся делать политическую карьеру. Он выдающийся бизнесмен и он не нуждается в этом.

Все эти какие–то обвинения, укусы напоминают мне жалких людей, которые просто завидуют Ахметову. Знаете, я прожил счастливую жизнь только потому, что никогда никому не завидовал. У меня было все. Я всегда говорил, что даже искусство – это громадное дерево. И на каждой веточке сидит своя птичка и поет свою песню.

– И ваша фракция – это громадное дерево, и на каждой веточке сидит свой депутат?

– У нас тот случай, когда на дереве Партии регионов, в отличие от шоу–бизнеса, все птички поют одну песню. А главный сидит на самом верху…



powered by lun.ua
Главное на Украинской правде
Подпишитесь на наши уведомления!