Украинский Холокост: история и современность

Понедельник, 20 ноября 2006, 21:51

Недавно МИД России назвало историческую трагедию украинской нации – Голодомор 1932-33 годов – "так называемым Голодомором". Делается это для того, чтобы избежать принципиального признания его геноцидом по этническому признаку. Россия – правопреемница СССР.

Одним из руководителей, при котором произошел Голодомор, был Сталин. По законам классического силлогизма, Россия несет ответственность за преступления Сталина, в том числе и за Голодомор.

Однако с логикой у нынешней московской власти не все в порядке. Это заставляет еще раз задуматься над корнями и последствиями этого преступления, направленного на сознательное уничтожение украинской нации.

Английский премьер Уинстон Черчилль в своих мемуарах вспоминает, как в 1942 году он спросил у Сталина, дорого ли обошлась коллективизация России. Сталин, подняв обе руки, ответил, что она стоила десять миллионов людей и забрала десять лет, но, по мнению Отца всех народов, была абсолютно необходимой.

Кому? Народу она была не нужна. Следовательно, она была необходима власти, олицетворением которой был Сталин, и режиму коммуно-фашистской идеократии.

Идеократия – это власть идей. Украинский Холокост – это, прежде всего, идеологическое преступление, которое совершилось в человеческих головах задолго до его реального осуществления – еще в середине 19 века, в Германии.

Именно там знаменитый Карл Маркс, воюя в тишине своего кабинета с величайшими философами человечества, придумал теорию диалектического и исторического материализма – основу коммунистической идеологии.

Коммунизм предусматривает всеобщность человеческого рода. Для всей предыдущей философии эта всеобщность состояла в мышлении, морали, религии, то есть в том, что отличает людей от животных.

Почему это не устраивало Маркса?

По его мнению, это была неправильная общность, которая, объединяя людей в духовной сфере, оставляла их разъединенными в сфере материальной, в сфере экономики.

Установление экономического равенства, прозрачности в человеческих отношениях, по мнению Маркса, состояло, прежде всего, в уничтожении идеи Бога, морали, права, религии, как видимого единства людей.

Этому также препятствовала частная собственность, которая, по мнению Маркса, ограждает, отчуждает людей друг от друга. Поэтому ее необходимо уничтожить. И уничтожать, по его логике, должен неимущий класс, то есть пролетариат, вместе с тем уничтожая классы вообще.

И, в конце концов, прозрачности диалектического и исторического материализма мешали этносы, разные национальности. Их также необходимо было уничтожить. Собственно, лозунг коммунистов "У пролетариев нет Родины" это и предусматривал.

Следовательно, теория коммунизма предусматривала физическую силу как средство реализации своих постулатов. Единство теории и практики – этот тезис завещал Маркс своим потомкам в России.

Владимир Ленин и большевики, осуществив октябрьский переворот, практически мгновенно уничтожили большую частную собственность, достигнув здесь желаемой прозрачности для своей диктатуры.

Но дальнейшему осуществлению марксистского учения препятствовали распространенная крестьянская собственность и многочисленные этносы, которые жили на территории Российской империи.

И самым многочисленным среди них был украинский этнос, у которого, вдобавок, была частная собственность. Украинцы представляли самое большое препятствие на пути реализации программы социального переустройства на основах коммунистической идеократии.

Это прекрасно осознавал последователь Ленина – Сталин. Для него уничтожение украинцев стало делом чести и гарантией существования его режима.

Идеократический режим в России стал коммуно-фашистским тогда, когда уничтожение частной собственности слилось с уничтожением определенного этноса – украинцев, то есть носителей этой собственности.

По этому поводу вспомним, что произошло это задолго до прихода Гитлера к власти и уничтожения ним евреев на базе установления расовой прозрачности.

То есть, из трех постулатов коммунизма Маркса – уничтожение религии, частной собственности и этносов – Гитлер, который в 20-е годы симпатизировал коммунистам, и которого поддерживали московские большевики, реализовал только один из них, а именно: расово-этнический геноцид.

Сталин же пошел намного дальше, чем Гитлер. У его геноцида был тотальный, абсолютный характер, он объединял все три вида геноцида: религиозно-культурный, экономический и расово-этнический.

Понять это – очень важно для определения украинского Голодомора как самого страшного преступления против человечности прошлого века. Отголосок расово-этнического геноцида сталинских потомков сейчас слышно в Чечне.

Сталин не случайно начал украинский Холокост с уничтожения украинской интеллигенции на рубеже второго и третьего десятилетий прошлого века.

"Расстрелянное возрождение" забрало более 500 самых талантливых украинских поэтов, мыслителей, ученых, писателей. Коммуно-фашистской идеократии необходимо было уничтожить носителей исторической памяти нации, превратить ее в зомбированный "электорат", для которого раз в четыре года устраивали спектакль под названием "выборы" во всенародные органы власти.

Украинскому Холокосту, следовательно, был присущ системный характер.

Это не была дань случайным прихотям тирана, а тщательно и глубоко продуманная акция, направленная далеко за границы исторического бытия и авторов, и исполнителей этой акции. Целью ее было уничтожения наций вообще, что и нашло отображение в призрачном тезисе хрущевского и брежневского режимов о "слиянии советских наций".

Какие последствия вытекают из этих трагических страниц нашей истории и преступлений против нее, у которых, кстати, нет срока давности?

Во-первых, это безусловное признание сути режима, который существовал в Украине и Советском Союзе, коммуно-фашистским геноцидом.

Это сложнее всего осуществить, особенно тем, кто объявил себя правопреемниками СССР. Но без осознания этой исторической истины просто невозможно вести разговор о преодолении последствий этого режима.

Во-вторых, начинать восстановление необходимо именно с того, что начал разрушать Сталин – наш менталитет, нашу идентичность, культуру, наш этнос.

Речь идет о создании культурных основ укоренения украинства в Украине. Только тогда начнутся экономические реформы.

Говорить и действовать наоборот – это значит признать справедливость марксистско-ленинского тезиса о первичности материи и вторичности духа, сознания.

Восстановление культурных основ жизни украинского этноса, следовательно, на наших глазах превращается в важную предпосылку его физического существования.

В-третьих, осознание трагедии украинского Холокоста должно стать достижением генетической памяти нации. В Германии непризнание факта их Холокоста является криминальным преступлением. За это можно попасть за решетку.

В Украине же непризнание украинского Холокоста – Голодомора 1932-33 годов – является явлением обычным, и за это никто никого не наказывает.

Здесь надо учиться у евреев, которые умеют прививать своим детям понимание трагедии Холокоста, чтобы ощущать родственность с теми, кого нет, кого забили во имя нечеловеческой идеологии.

В-четвертых, это признание горького факта, что украинский Холокост осуществлялся руками не космических пришельцев, а руками своих же украинцев, приспешников коммуно-фашистов.

Сталин добился своего – расколол нашу нацию.  И по силам ли нынешнему украинскому правительству преодолеть раскол нации не только в географическом, а, прежде всего, в моральном плане?

Только тогда мы сможем добиться признания Москвой и ООН украинского Голодомора этническим геноцидом коммуно-фашистской идеократии.

Владимир Звигляныч, доктор философских наук, научный сотрудник Института Европейских, Русских, и Евразийских студий университета Джорджа Вашингтона.

powered by lun.ua
Главное на Украинской правде