ВТО: Украину спасет Коста-Рика?

Пятница, 24 ноября 2006, 14:06

Российское Министерство экономики и развития заключило протокольное соглашение с США о принципиальных условиях вступления во Всемирную Торговую Организацию (ВТО).

Подписание протокола произошло во время состоявшегося 21 ноября визита Путина во Вьетнам на заседание глав государств-членов Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС).

Как заявил прессе после подписания протокола глава российского Минэкоразвития Герман Греф, США согласились предоставить России право сохранить квоты на импорт мяса до 2009 года с возможностью их продления.

По убеждению Грефа, именно из-за спора о мясных квотах США и РФ не удалось подписать протокол по ВТО летом 2006 года на саммите G8 в Санкт-Петербурге.

Еще один спор, касающийся субсидий сельхозпроизводителям, выведен за рамки темы ВТО, и переговоры по этой теме Москва и Вашингтон продолжат в период переговоров о вступлении России в ВТО с другими странами.

В число этих стран, в частности, входят Молдова и Шри-Ланка, договориться с которыми Москва надеется до конца года.

Также есть два непредсказуемых партнера – Коста-Рика, с которой 13 ноября были согласованы все принципиальные позиции, и Грузия, которая в начале осени из-за торговой дискриминации со стороны РФ начала процедуру отзыва своей подписи под уже заключенным соглашением.

Ранее планировалось, что в случае, если Москве удастся уговорить Коста-Рику и Грузию, ориентировочно уже в декабре 2006 года Россия начнет заключительный этап переговоров – продолжит их в Швейцарии в рамках постоянной многосторонней Рабочей группы по присоединению к ВТО.

Эта группа охватывает всех членов ВТО, и до завершения ее переговоров с Россией каждая из стран имеет право отзыва своей подписи под двусторонним протоколом.

По наиболее оптимистическим комментариям российских официальных лиц, процедура заседаний группы может продлиться около полугода. После этого к концу 2007 года можно будет говорить о начале вхождения РФ в указанную организацию.

При таком ходе развития событий, России уже через месяц удастся опередить на пути к ВТО своего ближайшего соседа – Украину, которой, кроме достижения соответствующих договоров с Кыргызстаном и Молдовой, необходимо принять дюжину законов о либерализации торговли.

Большинство фракций украинского парламента взамен принятия этих законов выдвигают украинским властям завышенные политические требования – от одобрения президентом государственного бюджета до отставки некоторых министров – что, по мнению отечественной прессы, делает прогресс в продвижении нашей страны на пути к ВТО в ближайшее время невозможным.

В связи с этим, до последнего времени почти единственной надеждой Киева на опережение Москвы были жесткие позиции, которые занимали в отношении принятия в ВТО России США и политически зависимые от них Коста-Рика и Грузия.

Жесткость своей позиции Вашингтон демонстрировал еще летом этого года, когда отдел представителя по торговым переговорам Госдепартамента США обнародовал отчет о состоянии переговоров с Россией. В этом отчете было указано 13 дискриминационных или спорных позиций, которые Россия допускает в отношении к своим партнерам по торговле или определении правил игры на внутреннем рынке.

Если судить по этому отчету, в первую очередь США были склонны защищать ущемляемые Россией интересы американских корпораций, которые, как ни странно, очень удачно совпали с интересами украинских.


Мясо и уран


Среди главных американских обвинений, до недавнего времени выдвигаемых Москве, фигурировали полнейшая закрытость российского внутреннего рынка ядерного топлива для компаний США, а также дискриминационная ценовая политика на рынке природного газа.

Оба эти сектора внешней торговли Украины до сегодняшнего дня полностью монополизированы Россией, которая открыто изолирует их от западного капитала и, пользуясь поддержкой компрадорских политических кругов Украины, официально относит их к особой, "эксклюзивно российской" сфере влияния.

Чиновников Государственного департамента США особо возмущала ситуация, при которой Россия, с одной стороны, долгие годы устанавливала неоправданно высокие цены на транзит через свою территорию природного газа, который закупался американской корпорацией ITERA Group для Украины в Туркменистане и Казахстане.

При этом Кремль впадал в откровенную истерику, когда другие страны-транзитеры пытались симметрично повышать стоимость транзита в Европу газа российских компаний.

Не меньшую озабоченность Госдепа вызывал неравный уровень проникновения российских и американских компаний на рынки ядерного топлива. Представители Министерства энергетики США неоднократно заявляли, что благодаря ряду контрактов, таких как проект трансмутации боевого урана (так называемый "контракт ВОУ-НОУ" стоимостью более $12 млрд.), российские компании присутствуют на рынке США уже более 15-ти лет.

В то же время, из-за "заградительных мер" со стороны Кремля, проникновение американских корпораций на российский ядерно-сырьевой рынок еще и не начиналось. Одним из ведущих проектов такого рода является программа унификации ядерного топлива, которая позволяет совместное использование американского и российского топлива в реакторах советского типа.

Это, кстати, также затрагивает интересы Украины – будучи явно нацеленным на российские внешние рынки сбыта ядерного топлива, проект реализуется американской Westinghouse на Южно-Украинской АЭС.

Не менее привязанными к перекосам в украино-российской торговле были спорные позиции Вашингтона и Москвы вокруг установления последней квот на импорт свинины и говядины.

Этот спор, конечно, отражает интересы американских производителей "куриных окорочков", но надо учесть, что из более чем 850 тыс. т мяса и мясопродуктов, импортированных Россией в 2005 году, более 500 тыс. т было поставлено не из США, а из Украины.


Янки во глубине сибирских руд


По всей видимости, в ходе нынешнего урегулирования этих споров о принципах свободной торговли США все же удалось добиться от России твердого обещания либерализации.

В частности, в конце лета Кремль продемонстрировал Вашингтону формальное ослабление торговых ограничений на "мясном фронте". Аналогичных послаблений США удалось добиться от России и на "ядерно-сырьевом фронте". Незадолго после июльского саммита G8 Россия парафировала меморандум о создании Международного ядерного центра для обогащения ядерных материалов (МЯЦ).

Вашингтон считает планы создания на территории России международного ядерного Центра своей фантастической победой. До этого российский ядерный сектор был полностью закрыт для западных инвестиций.

Сейчас же, параллельно "зеленому свету", который США дали на вступление России в ВТО, Россия дала добро на размещение МЯЦ на базе расположенного на Байкале Ангарского Горно-химического комбината (АГХК).

Из всех 4-х российских центров обогащения урана этот центр расположен наиболее близко к единственному в России центру добычи урана, лития и бериллия – Забайкальскому горно-обогащающему комбинату, работающему под городом Шилка Читинской области.

И АГХК, и Забайкальский ГОК расположены в критической близости от границы России с Китаем, что вселяло в страны Запада уверенные подозрения, что оба комбината причастны к передаче российских ядерных материалов Китаю и Северной Корее.

В лучшем для России случае приход американских компаний на АГХК поможет развеять эти подозрения. В худшем – создание МЯЦ позволит ликвидировать канал передачи ядерных материалов в страны, которые США считают своими наиболее вероятными военными противниками.

Газовая весна?

Аналогично "урановому компромиссу", России в ходе заключительного раунда переговоров о вхождении в ВТО удалось добиться послабления от США по ежегодному спорному вопросу – газовому.

Согласно ранее выдвигавшимся США "газовым" требованиям, Владимир Путин в середине этого года решился на беспрецедентную либерализацию российского газового рынка.

Поначалу, в 2004-2005 годы, он номинально дистанцировал российскую монополию "Газпром" от возмущавших США газотранзитных перипетий, поручив вести международный транзит газа через территорию России формально отделенному от "Газпрома" оффшору RosUkrEnergo.

Затем, минувшим летом, поручил с 1 января 2007 года открыть первую в истории России газовую биржу.

Начало работы этой биржи даст некоторым работающим в России американским газовым компаниям (таким, как "Нортгаз" или "Итера") сугубо теоретическую возможность свободно торговать газом.

Хотя, для действительно свободной торговли им еще предстоит "выдавить" из "Газпрома" необходимые экспортные квоты.

Дискриминирующая США политика российских газовых квот, кстати, также непосредственно касается интересов Украины – в отдельные годы минувшего столетия компания "Итера", например, всеми мыслимыми способами этих квот добивалась, обеспечивая до 40% всей потребности Украины в газе.

Как уже отмечалось, до последнего времени это очень беспокоило Вашингтон. Естественно, речь шла не столько об интересах Киева, сколько о местном бюджете "федерального" города Джексонвиль, в котором базируется "Итера".

Этот город, вблизи которого расположен космодром Кейп Канавералл, предельно зависим от оборотов НАСА и ищет любые способы получения буквально любых других стабильных доходов.

Однако, после появившихся в американской прессе публикаций об обильных пожертвованиях вышеупомянутой RosUkrEnergo в предвыборный фонд правящей Республиканской партии США, былой жесткий натиск Госдепа на российскую газоторговую политику как-то внезапно поугас.

При этом, следует уточнить, что Джексонвиль считается традиционным оплотом Демократической партии, что придало внезапному "охлаждению" интереса Госдепартамента США к российско-украинским операциям "Итеры" весьма живописный политический подтекст.

Как бы не выглядели причины появления американо-российского компромисса в сфере либерализации газовой торговли, ныне этот некогда острый момент полностью исчез с перечня проблем, фигурирующих в переговорах о вступлении России в ВТО. До этого улеглись очень тяжеловесные "ядерно-сырьевые" споры.

В целом, трудно определить, какой из споров стал главным в "торгах за ВТО". Москве и Вашингтону удалось достичь компромисса и в куда более запутанных проблемах, чем "газовая" или "урановая".

Таких, например, как либерализация российских ограничений на открытие филиалов иностранных банков или усиление борьбы с нарушением интеллектуальной собственности.

Что касается последней, очевидно, Владимир Путин сумел предоставить Вашингтону убедительные обязательства того, что Россия ради принятия в ВТО исправит крайне сложное положение в этих сферах в самом ближайшем будущем.

А как на самом деле сложится после вступления в ВТО работа обещанной российской газовой биржи или как пойдет борьба россиян с интеллектуальным пиратством – это уже совсем другой вопрос.

powered by lun.ua
Главное на Украинской правде