Коррупция как политический капитал

Понедельник, 27 ноября 2006, 15:57

В Украине снова активно борются с коррупцией. Но, кроме традиционной административной активности, последний "антикоррупционная вспышка" имеет еще и ощутимый общественно-политический привкус.

Наглядная иллюстрация этому – информация, которая прозвучала 22 ноября в ходе расширенного заседания Кабинета Министров, на повестке дня которого стоял вопрос борьбы с коррупцией.

На заседании Кабмина, которое состоялось в годовщину празднования оранжевой революции, премьер-министр Янукович заявил о широком распространении коррупционных схем, сообщив, что проверки ГлавКРУ и Генеральной прокуратуры в этом году обнаружили массовые нарушения в бюджетной сфере, а потери бюджета от них достигли 9 млрд. грн.

Выступление основывалось на отчете ГлавКРУ, озвученном его руководителем Андреевым. По его мнению, основными "фигурантами отчета" стали государственные органы, которые допустили грубые нарушения бюджетного законодательства: Министерство обороны, Министерство культуры и туризма, Госкомитет телевидения и радиовещание (который особенно "постарался" во время проведения конкурса "Евровидение–2005"), Министерство здравоохранения, Государственный фонд содействия молодежному строительству, Министерство сельского хозяйства.

Также были зафиксированы нарушения со стороны Харьковского облсовета, а в Полтавской области во время принятия областного бюджета сроки опубликования документа на поточный год вдвое превысили установленные законодательством.

Ревизоры зафиксировали и нарушения во время распределения областного бюджета Львовской области, высказали претензии к работе Одесского городского совета, совета Тернополя, советов Херсонской, Харьковской, Киевской областей, Житомирщины.

Прошлись они и по предыдущему руководству НАК "Нафтогаз Украины", "Укртелекома", "Укрзализныци". В отчете фигурировало и Министерство промышленной политики.

Премьер подытожил, что, согласно информации ГлавКРУ, бюджетные нарушения касались нецелевого использования средств в ходе выполнения государственных программ, завышения стоимости работ, услуг и материальных ценностей, бесплатного предоставления в пользование естественных и материальных ресурсов, занижения арендной платы, а также незаконной передачи государственного и коммунального имущества бизнесам-структурам:.

"Одним словом, целый букет чрезвычайно серьезных злоупотреблений и нарушений. И запах этого, так сказать, букета, общество чувствует очень сильно".

Президент, комментируя результаты правительственного заседания, заявил, что поддерживает позицию правительства относительно усиления борьбы с коррупцией, сформированную в рамках выполнения его же собственного указа от 18 ноября 2005 года "О первостепенных мероприятиях для детенизации экономики и противодействия коррупции".

Началом практической реализации программы борьбы с коррупцией он назвал поддержку Кабинетом Министров и Верховной Радой внесенного президентом антикоррупционного законодательного пакета, который, к сожалению, так и не был одобрен на протяжении трех месяцев ни правительством, ни парламентом.

"Речь должна идти не только о выявлении уже совершенных правонарушений, но и о предупреждение будущих", – заявляет Ющенко. Здесь он намекает на проект закона "Об основах предотвращения и противодействия коррупции".

Политическая арифметика

В какой мере все озвученные высокими должностными лицами факты злоупотреблений подпадают под определение понятия "коррупционные действия", сказать сложно.

Ведь, в соответствии с действующим законом "О борьбе с коррупцией", "под коррупцией имеется в виду деятельность лиц, уполномоченных на исполнение функций государства, направленная на противоправное использование предоставленных им полномочий для получения материальных благ, услуг, льгот или других преимуществ".

Итак, действительно ли все упомянутые злоупотребления и нарушения являются коррупционными и будут ли в возможности Генпрокуратура и суды поставить последнюю точку в этих делах?

Вопрос далеко не риторический, ведь, в соответствии с официальной информацией, которая размещена на сайте МВД от 9 ноября 2006 года, в судах продолжительное время остаются нерассмотренными уголовные дела относительно 20,5 тыс. экономических преступлений, преимущественно должностных...

Непонятный привкус озвученному в отчете добавляет и то, что все последующие доклады основывались на данных проверок КРУ.

Но здесь нужно отметить, что статья 4 действующего закона "О борьбе с коррупцией" определяет совсем другие органы власти, которые должны непосредственно отвечать за подобную деятельность.

Это подразделения Министерства внутренних дел, налоговой милиции, Службы безопасности, органов прокуратуры, военной службы правопорядка в Вооруженных Силах, другие органы и подразделения, которые создаются для борьбы с коррупцией в соответствии с действующим законодательством.

Однако во время заседания Кабмина не было озвучено публично информации ни со стороны МВД, ни СБУ, ни Генпрокуратуры. Хотя такую информацию можно найти на официальных сайтах некоторых структур. Если, конечно, очень постараться...

В частности, на официальному сайте СБУ отмечается, что в 2006 году по линии борьбы с коррупцией и организованной преступностью разоблачено 919 преступлений в сфере служебной деятельности, возбуждено 151 уголовное дело по обвинению во взяточничестве, выявлено 1684 коррупционных проявления, из которых 35 осуществлены госслужащими І-ІІІ категорий. К административной ответственности в виде штрафа привлечено 1197 должностных лиц.

МВД дает более детализированную статистику.

В информационной справке от 9 ноября отмечается, что за 9 месяцев текущего года выявлено 15 тысяч преступлений в сфере служебной деятельности, убытки вследствие которых составляют 8 млрд. 177 млн. грн., а их удельный вес в общей структуре экономической преступности в течение этого года стабильно составляет более 40%, тогда как еще два-три года назад этот показатель не превышал 25%.

Разоблачено 1,4 тыс. должностных преступлений, каждое из которых принесло убытки на сумму свыше 100 тыс. грн., и 426 преступлений, вред от каждого из которых превышает 1 млн. грн.

По уголовным делам доказывается причастность к совершению должностных преступлений 955 государственных служащих (269 – І-І категорий, 686 – V-VII категорий), из которых 257 являются руководителями органов власти и управления (в т.ч. 25 – областного уровня, 129 – районного, 103 – органов городского и районного самоуправления).

Возбуждено 227 уголовных дел против 172 депутатов разных уровней, в т.ч. 75 дел – относительно депутатов райсоветов, 16 – горсоветов, 5 – облсоветов и 131 – сельских и поселочных советов. По делам проходят также служебные лица МНС, Минобороны, Минэкономики, Минохраны здоровья, Минтранса, Госкомрезерва, Фонда госимущества и других.

В этом году проведено расследование почти 10 тыс. должностных преступлений, 96% которых (9,6 тыс.) направлены на рассмотрение судов.

Еще около 10 тыс. дел, связанных с преступлениями в сфере служебной деятельности, которые были раскрыты в предыдущие годы, органы прокуратуры продолжают расследовать.

К ответственности за взяточничество притянуто 1193 лица, в т.ч. 593 руководителей предприятий разных форм собственности, 168 государственных служащих (37 – І-І категорий, 131 – V-VІІ категорий), среди них – 152 работников контролирующих органов и 89 руководителей органов власти и управления (64 районного и городского уровня).

Тем не менее, как известно, накануне проведения упомянутого заседания КМУ обвинения в коррупции были выдвинуты в адрес самого министра внутренних дел Луценко.

А 15 ноября следственное управление Генеральной прокуратуры направило в Печерский суд 2 протокола о коррупции с его стороны – и суд признал, что в действиях министра есть признаки коррупционных действий...

Преступники и судьи...

Нельзя не заметить, что "приговор" от 22 ноября касался преимущественно деятельности "оранжевых" министерств и их экс-руководителей.

Ту же конфигурацию можно увидеть и в региональном разрезе.

Но почему же главная контрольная структура не анализировала, например, деятельность властных институтов Луганской или Донецкой областей?

Не преуменьшая серьезности обвинений КРУ относительно злоупотреблений бюджетными средствами, "лоббизма", которым насквозь пронизана больная украинская экономика, которая срослась с политикой (ее, собственно, нужно называть "теневой экономикой в законе"), нельзя не заметить, что нынешняя борьба с этими грехами является выборочной.

Особенно симптоматичено то, что подобные обвинения звучат в адрес тех политических сил, которые шли к власти с четким "чорноволовским" лозунгом: "Бандитам – тюрьмы!". Правда, оранжевая экс-власть его фактически не смогла или просто не захотела реализовывать. Это дискредитировало ее, а вместе с тем породило общественную апатию.

Вспомним события тех дней, которые уже стали печальной историей.

Чорноволовский лозунг 1998 года "Бандитам – тюрьмы!" во время президентских гонок 2004 года трансформировался в безапелляционное утверждение "Бандиты должны сидеть в тюрьмах".

Тезис об аморальности и преступности предыдущего режима стала краеугольным камнем избирательной кампании Ющенко.

Выступая на майдане Независимости перед полумиллионной аудиторией с инаугурационной речью, Виктор Андреевич пообещал уничтожить систему коррупции в стране, вывести экономику из тени, снизить налоги, которые, тем не менее, должны будут платить все: "Бизнес будет отделен от власти. Бюджет ни для кого не будет кормушкой. На государственных постах будут работать лишь те, у кого расходы соответствуют задекларированным доходам".

А представляя 11 февраля 2005 года министра внутренних дел Юрия Луценко, новоизбранный президент привел до ведома присутствующих основоположные требования к работникам милиции: не воруй, не бери взятки, уважай людей.

Что мы получили в результате? Триумфальное возвращение Щербаня, отъезд Мельника, российское гражданство Бакая...

Ни одно резонансное дело до сих пор не раскрыто, да и само упоминание об этом давно уже стало банальностью. Результаты дел о фальсификации выборов общеизвестны: главные их фигуранты сегодня сами принимают законы в ВР.

Прошло два года после оранжевой революции. Разговор о люстрации, очищении власти так и остались туманными теоретическими изложениями. Политические партии и дальше кормятся со стола бизнеса-среды.

Команда оранжевых распалась, как карточный домик. И в этом процессе тоже звучали обвинения в коррупции – далеко не всегда безосновательные.

Росту уровня коррупции вопреки разговорам о прозрачности и открытости власти очень посодействовала и система формирования закрытых списков во время пропорциональных выборов в органы местной власти, ведь бизнесмены в составе фракций в органах местного самоуправления вряд ли будут отстаивать интересы общины.

Довольно показательным явлением в этом плане является Киевсовет, где столичные предприниматели, которые прошли по списками БЮТ и "НУ", сегодня нахально оставили свои фракции и теперь пытаются расширить поле собственной бизнеса-деятельности благодаря овладению местными ресурсами (чего стоят хотя бы "земельные голосования" в Киевсовете или события в энергетической сфере столицы!).

Коррупция на рынке земли в разных регионах Украины, особенно в АР Крым, вообще стала уже притчей во язицех.

Тезисы Универсала национального единства, о котором уже мало кто вспоминает, относительно создания политических и правовых условий для беспрепятственной деятельности оппозиции в выборных органах власти всех уровней и недопущения коррупции в политике, осуществления антикоррупционной политики на всех уровнях власти, в частности путем поддержки законодательных инициатив президента в этой сфере, сейчас остаются грудой пафосных высказываний.

И дело не только в законодательных пакетах и инициативах.

Например, 18 октября 2006 года Верховная Рада ратифицировала Конвенцию Организации Объединенных Наций против коррупции, Уголовную конвенцию о борьбе с коррупцией, Дополнительный протокол к Уголовной конвенции о борьбе с коррупцией.

Эти документы вступят в силу после того, как будут приняты предложенные на рассмотрение парламента президентом законы, которые уже рассматривались в ВР и были отправлены на доработку. В них описаны на самом деле эффективные механизмы антикоррупционного законодательства – если, разумеется, выполнять их требования.

Хотя коррупция и не украинское слово, как любил повторять Кучма, она стала питательной средой для представителей власти разного уровня, а общественный контроль при этих условиях фактически остается "контролем для самой общественности".

В Украину не пришли инвестиции, а правила игры на политбизнес-поле остаются неодинаковыми для всех – чего стоит ситуация с возвращением НДС и нормативно-правовым урегулированием соответствующего процесса!

Реальная борьба с коррупцией – это не пиар и не средство политического давления, ведь нужны не только торжественные заявления о ее важности, но и реформирование административной и судебной сфер, отрасли здравоохранения и образования, внесение изменений в избирательное законодательство, обеспечение прозрачности бюджетного процесса и деятельности госмонополий.

Это комплексная деятельность, направленная на предупреждение этого явления и предотвращение его распространения.

Вместе с тем, нельзя не заметить, что украинской политической элите выгодна коррупция не только как средство ресурсного обеспечения, но и как политический капитал, ведь на лозунгах о борьбе с ней строятся политические карьеры.

Примеров достаточно. Можно вспомнить второго президента образца 1994 года. Кажется, эта традиция будет воссоздаваться.

Анастасия Смагина, аналитик Украинского независимого центра политических исследований

powered by lun.ua
Главное на Украинской правде