Сбой в матрице

Вторник, 30 января 2007, 14:13

Печатая этот текст, я нарушаю правила цеха. Тот, кто нарушает правила, обычно получает ярлык паршивой овцы и, как возможный результат, работу на другом телеканале. Или где-то вне телевидения.

Потому что на тех, кто нарушает правила, на других каналах смотрят с не меньшим недоверием. Поэтому у журналиста в моей ситуации всегда остается право на выбор.

Этот текст не претендует на всеобъемлющее видение эволюции латентной цензуры в украинском телепространстве, но мой личный опыт может свидетельствовать о некоторых системных изменениях в редакционной политике отдельно взятого телеканала.

До того, как в декабре прошлого года НТН покинуло много журналистов, руководство провело общее собрание трудового коллектива, где представило нового шеф-редактора новостей.

Предыдущий шеф-редактор по определенным причинам перестал устраивать руководство, и для всех нас это было знаком – канал вступает в новую фазу развития, где может не быть места компромиссам между политическим заказом и принципами журналистской этики.

Но новый шеф-редактор пообещал: цензуры не будет, и вы это сами увидите. Кто-то не поверил и ушел на другой канал. Я решил остаться.

На прошлой неделе я готовил для эфира сюжет "Земельное единство большинства Киеврады". Сначала сюжет планировался как журналистское расследование, касающееся земельных решений последних сессий Киеврады.

Съемочная группа посетила несколько объектов, к которым вероятно причастны депутаты столичного большинства. Целый день я правил этот сюжет под аргументами нового главного редактора телеканала Ирины Миленевской. Потому что сначала она там увидела целых пять судебных исков против телеканала.

Под вечер иски свелись к нулю – в сюжет вводились комментарии тех, чьи интересы задевали заявления оппозиции, а самые скользкие с юридической точки зрения моменты вкладывались в уста представителя общественной организации "Голос общины Киева".

Последний апеллировал к документам и высказывал готовность ответить за свои слова в суде.

Окончательная версия текста вызвала у главного редактора смех со скрытым раздражением.

- Вы давно такой провокатор на этом канале?

- С самого начала, за это меня на работу и брали...

…С осени 2004 года инвесторы принципиально не задействовали телеканал НТН в президентской кампании, так что во время оранжевой революции отдельные смонтированные сюжеты могли только таинственно исчезать с сервера. А журналисты гордились тем, что редакционная политика канала состоит, прежде всего, в объективности информации, которая подается с голубого экрана.

Официально запрещенных тем на канале не было, хотя осенью 2005 мое расследование относительно строительства на Грушевского 9а эффективно затормозило – очевидно, инвесторов интересовало, чтобы в этом дискурсе не появлялись новые детали, кроме тех, которые были озвучены на пресс-конференциях.

Одно дело, когда дом остается в массовом сознании "вещдоком" якобы требования Петром Порошенко взятки от инвестора Панчука, другое – когда канал НТН информирует о прошлом застройщика, где, кроме рейдерства под флагом покойного Кирпы, еще и отбытый срок за взяточничество в особо крупных размерах. Так что НТН об этом не информирует.

Я спросил у руководителя новостей Наталки Катеринчук – осуществляется ли на канал давление, ведь по информации, которой владею я, кроме главного судьи Высшего Хозяйственного суда, квартиру в самой дорогой новостройке страны получил также человек, который вот-вот может стать председателем национального совета по вопросам телевидения и радиовещания?

И может ли телеканал содействовать организации интервью со своим инвестором, чтобы тот или подтвердил, или опроверг информацию, которой мы владеем.

"Давлением это назвать нельзя, наверное, – получил я ответ, – Они просто хорошо знакомы с инвестором этого дома, соседи, бегают вместе на утреннюю зарядку... Неужели ты ничего не понимаешь?"...

...- Неужели ты ничего не понимаешь? – расставляя акценты на каждом слове, еще раз повторила новый главный редактор.

- Не понимаю, – ответил я, добавив, что в эпоху молодой украинской демократии, когда свобода слова в стране гарантируется на уровне самого премьер-министра, говорить о невозможности выдавать в эфир этот сюжет просто неразумно.

Так что нужно искать новые аргументы. Претензии к телеканалу сведены на нет, иски теперь возможны только к лицам, которые делают заявления в кадре.

- Но они же убегут сразу, как только запахнет судом...

- Нет, они даже готовы нотариально это подтвердить.

Ироническая улыбка должна была дать понять, что тема себя исчерпала. Я настаивал на аргументах, и после пассажей о невозможности "кусать руку дающую", в конце концов их услышал. Оказывается, мы не можем трогать регионалов:

- Здесь написано: "приблизительно одинаковое количество земли получили представители Блока Черновецкого и Партии Регионов. Немного меньшие объемы – блок Литвина и ГАК..."

- По данным оппозиции.

- Да! Но вы понимаете, что стоит за действиями оппозиции, как не желание получить эту землю?

Аргументы изо всех сил хотели собраться воедино, когда я предложил развитие темы: сюжет "Приз для перебежчиков" – о земельных участках экс-бютовцев. Для объективности мне даже обещают документы, которые свидетельствуют о земельных прихотях БЮТ, но потом об этом забывают.

"Итак, мы не можем трогать регионалов, но, если убрать регионалов, значит, мы нападаем на всех остальных, а это уже будет выглядеть как заказной сюжет", – говорят мне. Конечно, из песни слов не выкинешь.

И нужно или признать официально, что настоящая редакционная политика расходится с официально задекларированными принципами, или объявить так же официально новую редакционную политику, что канал все-таки является партийным рупором. Так как на этом этапе своего развития уже не может эффективно мимикрировать под объективный.

Даже в разгар парламентских выборов ни одного из журналистов НТН не могли бы укорить в том, что в его сюжете нарушены принципы журналистской этики. Есть две точки зрения, и дисбаланс, если он и есть, то только разве что в длинном синхроне политического симпатика и более коротком – оппонента.

Остальное – за дверью редакционной кухни, куда журналист входа не имеет и должен развивать телепатические способности, если хочет, чтобы ему хватало камер, командировок и премиальных.

Учитывая, что горемычный сюжет о землевыделении не был моей собственной инициативой, а был редакционным заданием, мне сложно было предъявить обвинение в выполнении заказа.

Но такой намек в конце-концов прозвучал на следующий день – во время наскоро организованного собрания журналистов – мол, вот как кое-кто не удерживается от соблазна. А, между прочим, "Громадянський актив Киева" – это проект, который финансирорует Парцхаладзе, – рассказывает шеф журналистам.

И демонстрирует здесь свою неосведомленность в теме, с такой легкостью путая названия общественных организаций, ведь названия "Громадянський актив Киева" и "Голос Общины Киева" так созвучны…

…Как же тогда может увидеть эфир сюжет о зеленых зонах, когда землевыделение на Жуковом острове касается главного регионала Киеврады? – спросил я в конце разговора.

- Значит, не может. Может выйти сюжет о генеральном плане: размышления, комментарии Ларисы Скорик, и эмоции, эмоции, эмоции… А эту тему мы закрываем вообще.

Тарас Ратушный, для УП



powered by lun.ua
Главное на Украинской правде