Не верь, не бойся, не проси

Олег Романчук, для УП
Среда, 21 марта 2007, 13:22

Податися б окраденим на Січ,
та Січ давно припала нафталіном.
Мов човен в море, запливає в ніч
спустошена, як вулик, Україна.

Владимир Базилевский

Медицине известны две степени шока. При первом, сравнительно легком, человек, придя в сознание, спрашивает: "Где я?" При тяжелой форме он теряет не только представление о времени и пространстве, но и о собственной личности и, приходя в сознание, задает вопрос: "Кто я?"

Положение, в котором находится украинское общество, соответствует именно второй степени шока. Среди людей все чаще звучат вопросы: "Кто мы? Кто мы на самом деле?"

Мы — это народ, собранный историей на территории, которая протянулась от Карпатских гор до Слобожанского "фронтита", от дремучего Полесья до Черного моря, народ, который природа наделила несметными сокровищами.

Воистину могли бы быть самыми богатыми и самыми счастливыми на планете. Потому что, казалось, не обделены ни умом, ни талантами — индивидуально или находясь в другой социально-экономической системе (американской, канадской, и т.п.), украинцы действительно успешны.

Впрочем, в политической жизни любой страны украинская диаспора, к сожалению, не является лидером, но вместе, на собственной земле... Почему?

Удивительный парадокс: "...Состоя из чрезвычайно продуктивных, умных и самодовлеющих индивидов, славянская психокультура не способна интегрировать их в рациональный социум. Иными словами, она создает из умных людей общество дураков, и слово "дурак" не нужно воспринимать как психоинтеллектуальную или этическую характеристику.

Это только черта, которая проявляет глубинный энтропический дисбаланс общества" (Елена Донченко, Юрий Романенко).

Украина находится в очень критической ситуации, когда не только судьба суверенного государства, но и среда его существования (прежде всего, речь идет о биосфере, которая каждый день ощущает последствия Чернобыльской катастрофы и энтропийной деятельности пост гомо советикуса) оказались под угрозой.

Долго продолжаться это состояние неопределенности не может. Государство лихорадит. Перед Украиной выбор невелик: или стать качественно новой социально-политической системой, или же уйти в небытие.

Количество населения в Украине постоянно уменьшается, миллионы граждан продолжают искать лучшей жизни в других мирах. Лихорадит Верховную Раду, куда массово подалась чернь, маргиналы.

Окрепла (не без помощи, конечно, разных заморских и отечественных "советников", многочисленных "любых друзив", хорошо вышколенных представителей "пятой колонны") социально-экономическая система. Своеобразная "ретросистема" продолжает двигаться по пути социальной, экономической и моральной деградации.

После 2004 года часть граждан Украины все еще продолжает жить революционными мечтами. Другая часть населения жаждет реванша.

Перед страной маячат новые социально-политические кризисы, опасность все более глубокого погружения в евразийское пространство, несовместимая с официальными проевропейскими декларациями высоких украинских должностных лиц.

Почему Болгария и Румыния были в состоянии через 17 лет после развала "социалистического лагеря" определиться с европейским курсом и все-таки успели вскочить в последний вагон европейского поезда.

А Украина продолжает находиться в состоянии неопределенности: вступать в НАТО или не вступать, двигаться в ЕС или в ЕЭП, быть президентским государством или парламентским, двуязычным или украиноязычнвм.

"Почему нами руководит стая идиотов, ни к чему не пригодных, которые не способны даже организовать обычную выпивку в дешевом кабаке? Как же эти идиоты смогли сесть нам на шею?" (Л. Питер и Р. Халл "Принцип Питера").

Время аналитически и беспристрастно задуматься над объективными и субъективными причинами небывалого кризиса в стране, а потом попробовать ответить на фундаментальное: как это произошло?

Уже в начале 2005 года можно было сделать досадный политологический вывод. "Систему политической власти в центре и на местах радикально изменить не удалось; как не было у нас, так и не оказалось в надстройке правового государства и всеукраинской политической нации, а в социальном фундаменте зрелого гражданского общества и аутентической системы местно-регионального самоуправления.

В конечном счете, страна оказалась в системном кризисе и полисемически расколотой в этноисторическом, социально-экономическом, политико-культурном и геополитическом измерениях" (Иван Варзар).

Постсоветское общество, которое досталось Украине в наследство от СССР, — почти полностью общество маргинальное. Это общество, в котором руководит чернь. Социальные и национальные связи в значительной мере разорваны, консолидации на уровне национальной идеи практически нет.

Уровень бытовой, социальной культуры, как говорится, "ниже плинтуса".

СССР занимал первое место в мире по подготовке специалистов, недостаточно образованных и малокультурных. Этот феномен советского общества в конце 80-х годов прошлого века заметил русский академик Абалкин.

"Посмотрите на аудиторию плехановского института, где я читал лекции. Все столы исписаны... Но ведь там люди почти с высшим образованием, которые выросли в советской среде, по конкурсу (!) отобранные в институт.

Нет, это не сознательное вредительство, это скорее полное равнодушие и, так сказать, естественное бескультурье. А приезжайте в Прибалтику! Я ходил в сельский клуб: белая фанерная мебель, пять лет стоит клуб, и ни одного вырезанного "Коля + Маша" и так далее.

Значит, есть какие-то очень сложные социокультурные явления в обществе, которые нужно учитывать, включая даже национальные особенности".

Такие понятия, как культура и цивилизация, почему-то всегда путают, в то время как содержание существенно отличается. К культуре можно отнести развитие письменности, литературы, искусства, даже техники и производства.

Цивилизация, как следует из буквального перевода на украинский язык — гражданственность — это гражданское общество, общество, в котором не отрицают права человека.

Можно говорить о высокой культуре государств Древнего Египта, Китая, империи инков, но цивилизация этих государств была нулевой, поскольку даже понятия о правах человека в этих обществах не существовало.

То же можно сказать и о России. Она была достаточно культурной, чтобы воспринять идеи социализма, но не цивилизованной, чтобы вовремя рассмотреть опасность, которую олицетворяла идея планового хозяйства и насильно устроенной справедливости.

Проводником этой идеи потому и стала та часть общества, которая была достаточно культурной, чтобы ее воспринять, но недостаточно цивилизованной, чтобы отвергнуть.

По мнению английского социолога Альберта Хаурани, быть маргиналом "значит жить в двух или больше мирах одновременно и не принадлежать ни к одному из них, быть способным приобретать внешние формы, которые определяют принадлежность к определенной национальности, религии или культуре без настоящего овладения ними, то есть не иметь собственной системы ценностей, а только имитировать чужую, и даже не имитировать правильно, потому что такая имитация предусматривает некоторую оригинальность.

Это значит не принадлежать ни к одному обществу и не иметь ничего общего с обществом. Это сказывается на чувстве потерянности, в претенциозности, в цинизме, отчаянии". Но это характеристика английского маргинала.

В Украине все намного сложнее. Кроме автохтонного маргинала, существует маргинал-чужак, не смотря на то, что родился в Украине. Это тот, который еще до недавнего времени чувствовал себя "старшим братом", который нес "высшую" культуру младшим родственникам, и которого после 1991 года мгновенно охватило чувство потерянности и отчаяния, претенциозности и цинизма.

Этот маргинал мечтает о дешевой колбасе, о "союзе нерушимом", "авангардной роли КПСС-КПУ", и т.д.

"Украинский элитный маргинал, кроме общих черт этой породы, наделен еще и чертами специфическими. Он не рассматривает украинский народ как творящую государство нацию, а как такое себе "население".

Будучи сам частью этого населения, он формирует пакет лозунгов и обещаний в угоду своему электорату. Он может так себе владеть украинским языком, но никогда не станет углубляться в историю Украины в поисках моральных ценностей СВОЕГО народа.

Он лишен жертвенности, лишен стремления служить национальной идее. Для него этой идеи вообще не существует" (Леонид Сотник).

Весной 1996 года главный редактор знаменитого журнала "Культура" Ежи Гедройц из своей парижской штаб-квартиры внимательно наблюдал за социально-экономическими процессами на своей далекой родине.

"В Польше сегодня не хватает государственного чувства, понимания того, что именно служит делу государства. Определяющей концепции, какой должна быть Польша, не чувствуется в ни одной отрасли. Не разработана внешняя политика, не хватает военной идеи.

Вместе с тем, большое значение приобретает назначение того или иного генерала и то, в каких он отношениях с министром. Личная борьба закрывает все — экономические, общественные дела. Она берет гору даже тогда, когда речь идет о фундаментальных проблемах, главной из которых является защита интересов государства".

Автор продолжает: "Со всей критичностью относясь к междувоенному периоду, нужно признать, что в Речи Посполитой у общества было чувство государственности и долга перед отечеством. Финансовым служащим, которые составляли самую многочисленную часть государственных работников, платили очень мало.

Несмотря на это, взяточничества почти не было. Количество скандалов, экономических афер, связанных с политическими кругами, также было минимальным, по крайней мере, не имело, как в сегодняшней польской реальности, массовый характер.

Кстати, мораль поляков после обретения независимости не была безупречной, в частности, партийные ссоры стали обычным явлением. Но все это преодолел Юзеф Пилсудский. Это значит, что польскую общественность можно воспитать".

Можно ли воспитать общественность украинскую? В голову почему-то приходит криминальный афоризм: не верь, не бойся, не проси. Только кому его адресовать? Государству? Ее высоким должностным лицам, которые беспокоятся, прежде всего, о собственном состоянии, а не о народе, или самому себе?..

Олег Романчук, шеф-редактор журнала "Универсум" (Львов), член Мировой организации периодической прессы (Брюссель), для УП



powered by lun.ua
Выбили зубы и сломали ребра. Истории украинских заключенных в ОРДЛО
Вездесущие. Что произойдет с банками до 2030 года
Пилорамы, контрабанда, исчезнувший аэродром. Чем живет малая родина премьера Гончарука
Ринат Ахметов, введя в заблуждение АМКУ, монополизировал коксохимическую отрасль
Все публикации