Не суди, да не судим будешь!

Среда, 23 мая 2007, 17:22

В моменты возникновения в государстве политического кризиса, когда политизация всех сфер общественной жизни достигает неоправданных масштабов, важно, чтобы не заполитизированными остались определенные общественные институты и ценности.

От их внеполитической позиции зависит легитимность процесса урегулирования политического кризиса, продолжительность кризиса и его последствия.

От незапятнанности собственно говоря государственных институтов, а тем более суда зависит наследственность демократических институтов и общественная легитимация власти.

Безусловно, среди таких институтов одно из первых мест занимают суды. Именно они призваны следить за тем, чтобы ни у кого не возникло соблазна нарушать закон в процессе борьбы за власть.

В украинских реалиях все происходит с точностью до наоборот. Суды становятся орудием политической расправы (вместо защиты), из-за чего теряют достоинство, а с ней и авторитет.

Сегодня можно смело сказать, что за годы независимости в Украине была полностью отвергнута возможность существования классических принципов правосудия.

Согласно последним социологическим данным, по мнению украинских граждан, суды занимают лидирующие позиции по уровню общественного недоверия и коррумпированности. Так же следует признать, что государство, в свою очередь, не сделало ничего для того, чтобы создать хотя бы одну демократическую ценность и обеспечить объективное правосудие.

Более того, неудачно проведенная в 2004 году политическая реформа, названная так именно через изменение формы государственного правления (читай, конституционного порядка), почему-то совсем не касалась реформирования судебной ветви власти.

То есть, ее авторы, признавая неадекватность соотношения полномочий президента и парламента, считали нормальным положение дел в судебной ветви власти. Хотя, в рамках реформирования Конституции для начала следовало бы сконцентрироваться именно на судействе, которое может вернуть доверие к праву.

Действующий закон "О судоустройстве" содержит целый раздел, который касается регулирования деятельности Кассационного суда, признанное неконституционным. И об этом молчат конституционные реформаторы.

Ни одно уважающее себя государство не может позволить себе такую роскошь как непрофессиональная редакция закона о системе осуществления судейства. Это откровенное неуважение к судебной ветви власти.

Автору этих строк всегда вспоминается пример, усвоенный из курса "Судоустройство" одного из украинских топ-вузов.

Преподаватель, прививая студентам уважение к судам, рассказывал, что японский опыт формирования судейского корпуса является самым уважаемым и самым консервативным в мире. Для того чтобы в Японии стать судьей, необходимо получить юридическое образование и не меньше 10 лет проработать на должности помощника судьи.

Только по истечению этого срока молодой кандидат имеет право выдвигаться в судьи. Для этого он должен иметь безупречную характеристику от своего судьи. За любое подозрение в недобропорядочности кандидат теряет право баллотироваться на должность судьи.

После усвоения данной информации становится еще более досадно за украинское судейство. Пусть простит добросовестная и честная часть судейского корпуса за весьма высокую степень генерализации, и последние события в Украине добавляют пессимизма относительно заинтересованности государственных элит иметь независимое судопроизводство.

И еще грустнее становится после подробностей принятия эпохального решения об отмене Каменобродским судом Луганской области указов президента об увольнении трех судей Конституционного Суда Украины, после "судебной войны" двух ветвей власти с использованием Печерского и Шевченковского судов.

Что это, как не попытка дискредитировать в обществе судебный механизм?

Поскольку ради противодействия политическому рейдерству с той или иной стороны приходится прибегать к обжалованию подобных судебных постановлений, то судьи априори становятся объектами давления представителей разных ветвей власти.

Ведь речь идет не о правовой стороне дела, а о реальности завершения судейской карьеры, профессиональной независимости и просто политической ориентации. Судьи становятся заложниками могущества, предоставленной судебной ветви власти Конституцией.

Политика сегодня настолько глубоко проникает в право, что политическим можно назвать абсолютно все. И от этого, к сожалению, общественная стабильность только теряет.

Если все признать политическим, тогда происходит вакуум в ценностных ориентациях. Общество теряет важнейший социальный ориентир, поскольку правоприменение в отличие от политики может базироваться на объективных категориях.

Статус судьи девальвирован. В обществе полностью сломано представление о назначении суда. К судьям относятся, как к быдлу. Их покупают и объявляют цены на отдельные услуги суда.

Их лишают статуса с помощью решений Высшего совета юстиции, Верховная Рада за полдня "детально" анализирует инкриминированные судьям обвинение в нарушении присяги и лишает их судейского статуса.

Даже Конституционный Суд подорвал доверие к судопроизводству. Будучи главнейшим судебным институтом государства, этот орган вместо того, чтобы продемонстрировать верховенство права в концентрированном виде, стал эталоном судейской продажности, подняв на поверхность в рафинированном виде все недостатки отечественного судейства.

Сообщения о квартирах судей стоимостью свыше миллиона долларов девальвируют роль высочайших судей, а затем и права.

Другая сторона медали - создание иллюзии безнаказанности в среде судей. Ведь случай с Каменобродским райсудом только подчеркивает давно сформированную тенденцию.

Заказные решения судов готовят даже без надлежащего уровня конспирации и создания видимости соблюдения процессуального права. Решения принимаются ночью или на выходных судьями, которые находятся в командировке или на больничном, из-за отсутствия стороны ответчика и т.п..

Так сегодня стоит задача куда важнее, чем выписать кипу конституционных и законодательных изменений.

В государстве позарез необходимо вернуть доверие к правосудию. А такая задача может требовать даже не лет – а поколений. Она куда важнее, чем механическое создание документов.

Возможно, даже надо будет пойти на люстрацию судей. Но такая люстрация может происходить в общем контексте очищения общества, и принять участие в нем должны и политики, и правоохранители, и судьи.

Из этого может начаться полноценная политическая реформа. Механизм формирования судейского корпуса, отраслевая специализация судов, наличие суда присяжных или же вопрос заимствования прецедентного права является только производными от вопроса справедливости суда.

А за справедливость, как известно, стоит бороться!

Николай Кравченко, для "УП"

powered by lun.ua
Главное на Украинской правде