Лондонское поражение Коломойского. Секретные договоренности становятся явными

318 просмотров
Виктор Чивокуня, УП
Пятница, 6 июля 2007, 19:31

Один из богатейших украинцев Игорь Коломойский проиграл британский суд собственнику других больших отечественных активов Константину Григоришину.

Однако эта история интересна не только с точки зрения отношений двух миллиардеров. Процесс в Лондонском арбитражном суде, переполнен политическими элементами, открыл непубличные подробности и мотивы поступков самых влиятельных украинцев.

Игорь Коломойский на судебном процессе представился гражданином Израиля и Украины.

Свое двойное гражданство он объяснил тем, что это может уберечь его от... занятия политикой.

– В отличие от Григоришина, я никогда не занимался бизнесом, основанном на политике. И это обеспечило мою живучесть и долговечность нашего бизнеса, и его успешное развитие. Мы всегда старались держаться от политики в стороне. И, чтобы не поддаться соблазну, я еще в 1995 году прекратил все возможности для своего участия в этом, получив израильское гражданство, - заявил Коломойский Лондонскому арбитражу.

В своих объяснениях Коломойский не вспомнил, что многими гражданство Израиля используется для прикрытия – эта страна не отдает своих подданных по требованию правосудия других государств.

С другой стороны, для осведомленных людей слова Коломойского про отстраненность от политики выглядят как демонстрация красивого чувства юмора. Игорь Валериевич давно и плодотворно поддерживает политиков из противоположных лагерей, чтобы иметь гарантии при любых сценариях развития страны.

Сейчас Коломойский выступает главным партнером секретариата президента в реализации проектов по досрочным выборам, вместе с тем у него произошло сближение с министром Януковича Юрием Бойко.

Два года назад он делал ставку на Юлию Тимошенко, а еще раньше объединился с собственниками футбольного клуба "Динамо". Покойный Максим Курочкин как-то признался в интервью "Украинской правде", что "Коломойский проглотил Суркиса и не подавился".

Вторая сторона лондонского процесса – это русский бизнесмен, уроженец Запорожья Константин Григоришин, что также активно влияет на украинскую политику.

Григоришин поддерживает Коммунистическую партию, находится в тесных отношениях с "нашеукраинцами" Петром Порошенко и Николаем Мартыненко, а и вдобавок был одним из спонсоров оранжевой революции.

Суд в Лондоне, который завершился в середине июня, зацепил целое созвездие украинских тяжеловесов. В материалах допросов на суде фигурируют другие известные фамилии – кроме Порошенко также Александра Третьякова, Виктора Пинчука, Григория Суркиса и Леонида Кучмы.

Свидетельства на протяжении судебного процесса давали мер Харькова Михаил Добкин, экс-генпрокурор Святослав Пискун и депутат Киевсовета Михаил Бродский. Кое-кто давал объяснение прямо в Лондоне, кое-кто, как Пискун – с помощью телемоста из Киева.

Игорь Коломойский на протяжении трех дней выступал непосредственно перед судом.

Убытки Григоришина оценили в 10 миллионов

Инициатором иска стал Коломойский, который осенью 2004 года приобрел у Григоришина приблизительно половину его акций восьми облэнерго.

Коломойский обратился в суд после событий вокруг "Полтаваоблэнерго" и "Прикарпатьеоблэнерго", когда в 2005 году Григоришин попробовал установить свой менеджмент на предприятии.

Тогда события сопровождались нападением людей в черной спецодежде. Сторона Коломойского-Суркиса обвинила Григоришина в рейдерстве. И, среди другого, на судебном процессе пересматривали видеозапись этого нападения.

"Если бы Григоришин сотрудничал так, как обещал мне, то мои акции стоили бы намного больше, чем есть. Публичная компания, которая владеет акциями шести облэнерго, могла бы быть продана более чем за 400-450 миллионов долларов", - объяснил совладелец "Привата", уточнив, что для этого они также должны были б выкупить акции у братьев Суркисов.

В начале суда Коломойскому удалось добиться ареста активов Григоришина на 100 миллионов долларов, однако позднее эти санкции были сняты.

В итоге лондонский суд отклонил позывные требования Коломойского, который обвинял Григоришина в нанесении ему убытков из-за захвата "Полтаваоблэнерго" и "Прикарпатьеоблэнерго".

В свою очередь Григоришин подал встречный иск, обвинив Коломойского в заговоре с Суркисом в создании непрозрачной системы на облэнерго и выводе денег из предприятия, уменьшая таким образом доходы Григоришина.

В итоге судья Лондонского арбитража Стефен Мейлз присудил Коломойскому выплату Григоришину 10 миллионов долларов (пяти миллионов фунтов стерлингов) как компенсацию за недополученную прибыль с облэнерго.

Также совладелец "Приватбанка" обязан компенсировать все судебные издержки, которые ориентировочно составят свыше пяти миллионов долларов. Решение окончательное и обжалованию не подлежит.

Судебный процесс тянулся свыше полгода, с осени 2006 по лето 2007, а окончательный вердикт занимает свыше ста страниц текста.

Григоришин обвиняет Медведчука

Знакомство Коломойского и Григоришина, по словам лидера группы "Приват", состоялось еще в 1996 году "на основании инструкций Павла Лазаренко", с которым сотрудничал русский бизнесмен.

Потом у них была длинная история отношений. Григоришин неоднократно обвинял Коломойского в несоблюдении договоренностей при продаже ему ряда предприятий – Марганецкого горно-обогатительного комбината, Баглейского и Днепродзержинского коксовых заводов.

Григоришин говорит, что еще в 1998 году Коломойский и Боголюбов грозили ему "проблемами с бандитами", требуя продать Марганецкий ГОК.

Коломойский в Лондоне отверг эти обвинения: "Только задумайтесь на секунду, стали ли бы мы грозить человеку, который был партнером таких людей с положением как Суркис и Медведчук? Это было опасно!"

Потом, по словам Григоришина, Коломойский требовал у него Запорожский ферросплавный завод. Произошло это уже после того, как русский бизнесмен в 2001 году развелся с Суркисом и Медведчуком, а лидер СДПУ(о) возглавил администрацию президента Кучмы.

"Летом 2002 года господин Коломойский позвонил, а потом посетил меня дома и сказал, что Медведчук решил силой забрать мои активы, включая Запорожский ферросплавный завод. Коломойский сказал, что менеджеры моих компаний будут посажены в тюрьму, а компании будут объявлены банкротами. Единственное решение, по словам Коломойского, было перевести все мои акции Запорожского ферросплавного Коломойскому при участии Медведчука на протяжении трех дней".

В свою очередь Коломойский придерживается другой версии: "Вследствие ухудшения отношений с братьями Суркисами, Григоришин стал значительно больше заинтересованным в продаже своих акций – он хотел завершить соглашение, пока Суркисы не отняли у него контроль, и пока его акции не обесценились".

Поэтому, по словам Коломойского, Григоришин продал ему ферросплавный бизнес, при чем дороже, чем россиянин договаривался c Виктором Пинчуком.

12 миллионов на оранжевую революцию

Как известно, поворотным моментом конфликта стал арест Григоришина. На протяжении процесса Григоришин обвинил в этом Григория Суркиса и Виктора Медведчука.

"Я возлагаю на Суркиса ответственность за мой безосновательный арест, когда пистолет и белый порошок были подложены мне в карман. Это также включает убийство водителя моей матери, это, как я считаю, было покушением на мою жизнь", - заявил Григоришин.

По его словам, даже совладелец "Привата" признал, что заказчиками были лидеры СДПУ(о).

"Господин Коломойский сказал, что за моим арестом стоят господин Суркис и господин Медведчук, и, что он думает, это было большой ошибкой с их стороны. Он намекнул, что боится Суркиса", - объяснил Григоришин Лондонскому суду.

Первая пресс-конференция Григоришина после увольнения

В ходе процесса Коломойский заявил, что выйти из следственного изолятора Григоришину помог Пинчук.

"Господин Григоришин сказал, что Пинчук захотел 20 миллионов долларов как плату за свою помощь в снятии обвинений. Григоришин сказал, что он внес эту плату, продав 15% акций "Днепроспецстали" Пинчуку по заниженной цене в 30 миллионов долларов вместо реальной цены в 50 миллионов долларов".

Сам Григоришин в своих свидетельствах избежал конкретики: "Я получил поддержку от ряда влиятельных лиц после моего безосновательного ареста".

Вопреки всем старым конфликтам, Григоришин перед выборами президента 2004 года решил создать с Коломойским общее предприятие.

Григоришин продал собственнику "Приватбанка" половину своих акций облэнерго – с тем, чтобы они в будущем вместе выкупили пакет Суркиса.

По логике Григоришина, это был для него единственный способ хоть что-то иметь из акций – поскольку он после конфликта с Суркисом потерял любое влияние на облэнерго. Тем более, что в случае победы Януковича, на которого сделала ставку СДПУ(о), перспективы ему бы здесь не светили.

"Если бы результат на выборах президента 2004 года был отрицательный для меня, я бы мог все потерять. В самом деле, соглашение с Коломойским было чем-то на манер хеджирования от этого риска", - идет речь в свидетельствах Григоришина.

"В соответствии с соглашением с Коломойским, я должен был продать ему половину моих акций сейчас (перед выборами), а если Ющенко проигрывает выборы, то я бы продал господину Коломойскому другую половину на протяжении года", - объяснил он механизм самозащиты.

Для того, чтобы определить цену, Григоришин и Коломойский провели не одну встречу.

Сначала Григоришин предлагал 290 миллионов за основные пакеты облэнерго. Коломойский готов был платить не больше 200. "Я сказал Григоришину, что он похож на человека, в доме которого горит первый этаж, а он занят тем, что старается спасти шторы на втором этаже".

В конце концов они сошлись на 212 миллионах за всю долю россиянина.

Коломойский и Григоришин договорились, что за первую половину акций собственник группы "Приват" заплатит 112 миллионов долларов, а за другую, если русский бизнесмен захочет их продать – 100 миллионов.

Первый транш в 12 миллионов, который поступил осенью 2004 года, Григоришин направил на оранжевую революцию. Об этом заявил сам Коломойский: "Григоришин признался мне, что он передал первоначальный взнос в размере 12 миллионов долларов господину Порошенко, на поддержку избирательной кампании его партии".

После продажи первой половины Коломойский и Григоришин договорились все дальнейшие шаги в облэнерго проводить согласованно.

Коломойский обвинил Суркиса во вранье

В конце концов, президентские выборы-2004 закончились удачно для Григоришина. Поэтому он, по словам Коломойского, решил не продавать ему другую половину, не входить в соглашение c Суркисами о продаже акций, а просто установить свой менеджмент на облэнерго, лишив лидеров СДПУ(о) влияния на объекты.

По мнению Коломойского, Григоришин припрятал от него часть акций, оформленных на оффшорные фирмы. И представители этих компаний должны были войти в наблюдательные советы облэнерго и единолично устранить людей Суркиса.

То есть Григоришин имел акции вне зоны контроля Коломойского. И таким образом он мог ими распоряжаться, не согласовывая свои шаги с Коломойским.

Коломойский уверен, что это было нарушением его договоренностей с Григоришиним, поскольку тот будто обещал продать ему ровно половину акций во всех облэнерго.

"Я даже пошутил, сказав Григоришину, что если бы у него было непарное количество акций любой энергетической компании, мне самому пришлось бы купить еще одну акцию, чтобы наши частицы составляли точно 50:50".

Вместе с тем Григоришин утверждает, что никогда не вел с Коломойским переговоры, где бы фигурировали все его акции в облэнерго.

"Абсолютно неправильно со стороны Коломойского предполагать, что я пообещал ему, что это были все акции, которыми я владел, или что я продавал бы ему половину части участия во всех акциях, которыми я мог владеть. Я ясно дал понять, что могу владеть другими акциями, кроме тех, которые пересчитал (на переговорах)".

Вместе с тем Григоришин также обвинил Коломойского, что он его обманул, приобретя в отдельности за его спиной акции в Суркиса.

"Коломойский тоже хеджировал свои ставки в 2004 году. Он договорился со мной – однако одновременно, как я теперь знаю, он заключил соглашение и с Суркисом. Коломойский создавал себе выбор, чтобы отпрыгнуть в ту или другую сторону после выборов", - объяснил Григоришин в суде.

Коломойский и Игорь Суркис в Мерседесе президента "Динамо". Фото Анны Андриевской

О том, что Коломойский вошел в долю с Суркисом, Григоришин понял позже – когда узнал о встрече лидера группы "Приват" с руководителями энергохолдинга эсдеков.

"6 января 2005 года Суркис организовал собрание на стадионе "Динамо", где присутствовали менеджеры энергетических компаний. Там был и господин Коломойский. Суркис сказал менеджерам, что Коломойский теперь контролирует энергетические компании, что все отчеты энергокомпаний следует отправлять в "Приватбанк", и что доход в 3 миллиона долларов на месяц, который накапливался, следует переводить в одну из компаний "Приватбанка", - рассказал Григоришин в рамках Лондонского арбитражного суда.

Вместе с тем Коломойский на протяжении своих свидетельств в британской столице всячески отвергал утверждение, что он автономно приобретал акции в Суркиса.

Тогда прямо в зале суда адвокаты Григоришина предъявили Коломойскому информационное сообщение, где со ссылкой на Суркиса было сказано, что он продал свои акции облэнерго.

Между юристами и лидером одной из мощнейших украинских финансово-промышленных групп состоялся интересный диалог.

– Думаю, господин Суркис здесь (в интервью журналистам) говорит неправду. Я уверен, господин Суркис владеет этими акциями! – сказал Коломойский.

– Вы говорите, что у вас есть общие интересы с Суркисом. Разве для вас было так сложно у него спросить, что означает весь этот шум вокруг продажи ее части, продал он или нет?

– Если бы я не знал правду, для меня было бы несложно спросить напрямую. Но я уверен, что он ничего никому не продавал, - защищался Коломойский.

– Если вы поняли, что господин Суркис, член парламента, публично давал лживые свидетельства, чтобы ввести общество в заблуждение, то у вас могли бы возникнуть сомнения относительно сотрудничества с Суркисом, в смысле его чистоплотности как бизнесмена, - продолжили наступление адвокаты Григоришина.

– Я хотел бы сказать, что в Украине 450 депутатов, и если вы посмотрите на слова всех 450 депутатов, вы увидите, что половина из них врет. Но это – реалии жизни! Каждый из них каким-то образом занимается бизнесом, - ответил Коломойский.

– Если вы делаете вывод, что господин Суркис врет, то любая надежда на контроль компании со стороны союза трех (Суркиса-Коломойского-Григоришина) практически невозможна. Так как бардак в делах Суркиса когда-то мог привести к краху, погубив ваши попытки предоставить компании респектабельного вида на Западе.

– Я не согласен! – начал протестовать Коломойский. - У Суркиса есть часть акций, очень большая часть, и не имеет значения, врет он или нет. От этого его часть не уменьшится. Приведу пример. Очень известная русская компания СТС – ее директор нарассказывал такого, заврался, но ничего не произошло – акции даже выросли. Таких примеров множество!

Третьяков выходит на арену

Когда Григоришин понял, что мирного изменения власти в облэнерго не состоится, он получил решение киевских судей, которые разрешали ему поставить своих менеджеров в "Полтаваоблэнерго" и "Прикарпатьеоблэнерго".

Это выглядело как чистое рейдерство, так как сопровождалось появлением представителей охранительной фирмы на предприятии. Однако Григоришин открестился от силовой поддержки, сказав, что этиих людей привезли его оппоненты с целью дискредитации самого россиянина.

Вместе с тем сторона Коломойского настаивает, что силовое увлечение в интересах Григоришина происходило при поддержке Петра Порошенко, который тогда был секретарем Совета национальной безопасности.

"Хотя вооруженный захват в конечном итоге не удался, меня удивили его масштабы и дерзкий характер. Мне лично известно, что Порошенко активно принимал участие в этих событиях", - сказал Коломойский.

"Те события стали стартовой точкой, которая испортила репутацию правительства, которое пришло к власти после оранжевой революции. И это нанесло ущерб и команде Ющенко. Я думаю, тогда у них был пик популярности, но после этого их популярность сошла на нет. То же произошло и с активностью западных инвесторов, хотя она снижалась еще стремительнее", - заявил Коломойский в суде.

Игорь Коломойский почти не появляется на публике. Фото Анны Андриевской

Разойтись Григоришину и Коломойскому так и не удалось, хотя разные люди предлагали себя в роли посредника.

"В конце апреля 2006 года Третьяков и Порошенко предложили мне приобрести все мои акции в энергокомпаниях, - идет речь в свидетельствах Григоришина. - Господин Третьяков сказал, что деньги на эту покупку даст господин Коломойский. Я отказался обсуждать этот вопрос".

"В скором времени они снова пришли в мой офис. Они снова заявили, что господин Коломойский и Третьяков хотят приобрести все мои акции в энергокомпаниях за 160 миллионов долларов. Я спросил господина Третьякова, есть ли у него необходимая сумма, и он ответил, что господин Коломойский даст ему кредит", - рассказал Григоришин.

Таким образом, информация о связях Коломойского и Третьякова, которая циркулирует на уровне слухов, получила свое дополнительное подтверждение.

Последние события, которые упоминаются в свидетельствах Григоришина, происходили совсем недавно.

"Когда я встретился с господином Третьяковым в ресторане "Декаданс" в Киеве в июле 2006 года, он сказал мне, что если я не буду с ним сотрудничать, мне придется покинуть страну. Это была еще одна попытка господина Коломойского запугать меня. Свидетелем этого разговора был депутат Мартыненко. Я не ответил".

Как Тимошенко предлагала крышу Григоришину

Кроме того, судебный процесс в Лондоне затронул вообще сокровенные подробности отечественной политики, о которых при обычных обстоятельств не говорят вслух.

В частности, Михаил Бродский в своих свидетельствах рассказал, как познакомил Григоришина с Виктором Ющенко.

"Это произошло 22 марта 2002 года по просьбе Ющенко и Порошенко. В марте ожидались выборы. Было очевидно, что партия Ющенко наберет большинство голосов. Мне было понятно, что у Григоришина и Суркиса будут проблемы, и ему нужна была чья-то поддержка. Мы с Порошенко пошли, а Ющенко остался говорить один на один с Григоришиним".

Пока представители Григоришина опрашивали Бродского, стали известны и другие подробности. По словам адвоката русского бизнесмена, Тимошенко предложила свою помощь Григоришину против Суркиса и Медведчука "в обмен на пожертвование в размере 15 миллионов долларов для ее фракции".

– Вы говорите о неслыханной сумме! – пришел в негодование Бродский. - Фракция Тимошенко начисляла 20 лиц. Фракция Ющенко – 120 депутатов. Во-вторых, обсуждалась сумма намного меньше - 50 тысяч долларов на проведение кампании против Кучмы.

Однако, по словам Бродского, власть знала о таких переговорах Григоришина и оппозиции:

– Через несколько дней меня пригласили в СБУ, они пересказали мне о нашей беседе с Григоришиним слово в слово и предупредили, что если я не прекращу сбор средств на кампанию против Кучмы, меня снова отправят в тюрьму.

Дело Карпенко

В отдельности в рамках лондонского суда всплыл еще один вопрос, из-за которого почти весь 2005 год Коломойский перепрятывался за границей, объясняя это аллергией на цветение амброзии.

Речь идет об уголовном деле, возбужденную против него в связи с покушением на юриста Сергея Карпенко.

Карпенко был представителем компаний Григоришина и Пинчука на запорожском заводе "Днепроспецсталь". Вместе с тем борьбу за влияние на предприятие вел Коломойский.

Карпенко утверждал, что Коломойский грозил ему лично, поскольку деятельность адвоката в интересах Григоришина и Пинчука наносила собственнику "Привата" убытки в 2 миллиона долларов.

Летом 2003 года был проломан череп помощнику Карпенко – по версии следствия, киллеры обознались. А позднее Карпенко получил три ножевых ранения, одно – в сантиметре от сердца.

В рамках уголовного дела подозрения легли на людей из окружения Коломойского – руководителя его личной охраны, который со временем будто покончил жизни самоубийством. Но когда провели эксгумацию тела, то обнаружили пулевое ранение в голову, а потом он был повешен.

Во время Кучмы уголовное дело закрыли. Расследование возобновилось после оранжевой революции.

Сам Коломойский считает, что первый раз заказчиком против него был зять предыдущего президента. "С самого начала это дело было возбуждено по указанию Пинчука из-за делового спора, который возник у меня с ним, но потом это дело было закрыто из-за отсутствия оснований", - заявил Коломойский в рамках Лондонского суда.

В том, что в 2005 году дело возбудили вторично, Коломойский обвинил Григоришина и Порошенко, усматривая в этом давление на него с целью заставить его изменить руководство облэнерго.

"Я считаю, что Порошенко сыграл главную роль в этом. Он позвонил генеральному прокурору и в следственное управление с требованиями, чтобы было возбуждено уголовное дело. Он хотел получить ордер на арест, ему было нужно, чтобы меня объявили в международный поиск", - заявил Коломойский.

"Виктор Шокин, который до перехода в Генпрокуратуру работал в службе безопасности Порошенко на протяжении полутора лет, требовал от Печерского районного суда Киева выдать ордер на мой арест".

По словам Коломойского, Григоришин ему грозил на протяжении встречи в одном из пивных ресторанов Женевы. В качестве свидетеля он привел мужа своей сестры.

Григоришин в свою очередь рассказал, что его визави регулярно поднимал тему уголовного дела. "Коломойский жаловался, что Карпенко считает его одним из тех, кто организовал покушение. Коломойский попросил, чтобы я помог ему решить этот вопрос с Карпенко. Я ответил, что не желаю принимать участие в этой дискуссии".

В конце концов, лично Пискун приложил руки к тому, чтобы дело против Коломойского закрыли. В своих свидетельствах Бродский подтвердил, что просил об этом тогдашнего генпрокурора.

"Господин Коломойский объяснил мне, что государственный орган, который должен защищать граждан, старается давить на Коломойского – с тем, чтобы присвоить его собственность. Я просто сообщил об этом генпрокурору, я же имел на это право! Я просил его обратить внимание на факт неправосудия", - явился Бродский в Лондоне в нетрадиционном для себя качестве борца за права олигархов.

По рассказам источников, Пискун лично ездил в Печерский суд, чтобы забрать ордер на арест Коломойского, что, говорят, обеспечило отставному генпрокурору спокойную и достойную старость.

Первый, второй, третий тайм, а потом – пенальти

Решение Лондонского суда, которое признало правоту Григоришина в споре с Коломойским вокруг облэнерго, является только первым таймом в противостоянии двух гигантов.

Главные судебные дебаты между ними состоятся на Кипре, где и будет определены условия, при которых они разойдутся в правах собственности на облэнерго.

Представители Григоришина в разговоре с "Украинской правдой" высказали уверенность в том, что они получат положительный вердикт и на Кипре. По их мнению, решение Лондонского суда – это важный удар по позициям Коломойского, поскольку оно может быть использовано в других странах, которые признают прецедентное право.

Противоположная сторона комментировать решение суда не стала – в приемной Коломойского, расположенной в компании "Сентоза" в Днепропетровске, сообщили, что положили на его стол запрос от "Украинской правды", но ни одной реакции не поступило.

Также не стал комментировать ситуацию и главный юрист Коломойского, вице-президент "Приватбанка" Тимур Новиков.

Михаил Добкин, который выступал в Лондоне как свидетель со стороны Коломойского, признал, что этот процесс играл ключевую роль для следующих разборок на Кипре.

Вместе с тем Григорий Суркис сказал "Украинской правде", что "этот суд никак не касается прав собственности на облэнерго". "И это – только первая стадия, за которой будет вторая-третья-пятая-десятая..."

Причем Суркис добавил, что не продавал свою часть в облэнерго. "Все акции лежат под охраной, у меня в сейфе", - сообщил он. Два года назад в интервью "Украинской правде" Суркис говорил противоположное.

P.S. Учитывая общественный вес заявлений, которые звучали на протяжении Лондонского процесса, "Украинская правда" в ближайшее время обнародует самую резонансную часть свидетельств.

powered by lun.ua
Антикоррупционный держите шаг
Как редактора "Европейской правды" нанимали работать на кремлевскую пропаганду
#ПравительствоГройсмана-3. Премьер и его "малый Кабмин"
Средневековые танцы. Кто их выполняет в Украине и как приобщиться к историческому искусству
Все публикации