Ефим Леонидович, закройте шахту Засядько!

Пятница, 23 ноября 2007, 12:12

Я достаточно знаю и уважаю Ефима Звягильского, председателя совета директоров арендного предприятия "Шахта им. Засядько".

Бессменного народного депутата в течение последних нескольких парламентских созывов. Героя Украины.

И.о. премьер-министра страны с сентября 1993 по июль 1994 года. Патриарха той донецкой региональной элиты, которая настолько окрепла в начале 90-ых, чтобы управлять страной ещё тогда. И уж тем более сейчас.

Тем удивительней для меня стало растиражированное газетой "Дело" в день национального траура по погибшим на Засядько шахтёрами якобы принципиальное согласие фактического хозяина закрыть родное предприятие после беспрецедентной по количеству жертв катастрофы.

"Не могу дать никаких объяснений случившейся аварии. Если гибнет столько людей, а причину не знает никто, может, действительно, эту шахту нужно закрыть" - такие слова Ефима Звягильского, произнесённые после заседания правительственной комиссии процитировало "Дело" в подтверждение его благих намерений.

Это тянуло на сенсацию. Но буквально на следующий день газета дезавуировала собственную информацию.

Дескать, Ефим Звягильский подобного не говорил, а цитата была взята со слова Анатолия Акимочкина, председателя Независимого профсоюза горняков Украины в Донецкой области. Якобы именно лидер неподконтрольного донецким угольным бонзам профсоюза и был свидетелем вышеупомянутых слов Звягильского, произнесённых после беседы с секретарём РНБО Плющом и главой секретариата президента Балогой.

Как бы там ни было, но дискуссия о возможности закрытия арендного предприятия "Шахта им. Засядько" после беспрецедентно масштабной аварии вполне логична.

Пожалуй, вряд ли бы она была настолько актуальной сегодня, если бы предприятие кроме миллионов тонн угля не выдавало на-гора столь же стабильно с 1999 года десятки и шахтёрских трупов, и покалеченных горняков.

Страшный рекорд в сто (!) человеческих жизней (одиннадцать оставшихся под землёй шахтёров уже мертвы и проблема лишь в том, чтобы когда-нибудь вообще достать бедняг из адской, до сих пор пылающей ловушки - Авт.), установленный ночью 18 ноября 2007 года - психологический рубеж.

Перейдя его, и для всей угольной отрасли страны, и для всего украинского общества вопрос "А зачем нужна такая шахта?" далеко не риторичен. И уж точно не провокативен.

Итак, что такое шахта Засядько?

Мощнейшее предприятие угольной отрасли, ежегодно входящее в первую пятёрку украинских шахт по объёмам добычи угля. 10 тысяч работающих только на самой шахте, не считая занятых в сельскохозяйственном производстве агрофирмы "Шахтёр".

Засядько - это стабильные 4 миллиона тонн в год коксующегося угля для металлургии ценных марок - К и Ж. Это - четыре работающих лавы и 37 подготовительных забоев.

Это - собственная социальная инфраструктура: жилой микрорайон, садики, поликлиники, санаторий в Крыму. Это современнейшая установка дегазации шахты, позволяющая не только этим же смертоносным метаном заправлять автопарк, обогревать шахтёрский микрорайон и обеспечивать электроэнергией саму шахту.

Она - первое из всех украинских предприятий, которое благодаря тому, что не выбрасывает шахтный метан в атмосферу, а использует в дальнейшем производстве, получило право на торговлю квотами на выбросы парниковых газов в рамках Киотского протокола.

Австрия и Япония, получив эти квоты, обязались поставить предприятию дегазационное оборудование на 2,5 млн. евро, утверждает "Российская газета" и одновременно резюмирует "шахта им. Засядько…самая прибыльная и одновременно самая опасная шахта Украины… приносит своим хозяевам около 250 миллионов долларов дохода в год".

И при всём том, что в безопасность предприятия вкладываются немалые средства - закупается современное дегазационное оборудование, строятся мощные воздухоподающие стволы, подземные выработки шпигуются газоулавливающими датчиками - шахта Засядько - лидер по количеству смертельных аварий в отрасли.

Статистика неумолима: их на этом предприятии в 7 раз больше, чем во всей угольной промышленности Украины.

Но что самое интересное: такое ощущение, что чем больше вкладывают в безопасность на Засядько, тем более катастрофичные последствия приносит очередная авария. Дошло уже до того, что после предыдущего взрыва в 2006 году, когда погибло 13 горняков, министр угольной промышленности Сергей Тулуб попросту развёл руками, дескать, причиной аварии стали неизвестные науке газодинамические явления.

Да, сложнейшие горно-геологические условия. Да, глубины свыше тысячи метров. Да, полный набор всевозможных опасностей - внезапные выбросы, самовозгарающиеся пласты, сверхкатегорийность и по метану, и по угольной пыли. Но всё то же самое есть и на других шахтах!

То есть выходит, что о безопасности заботятся больше всех, при этом жертв на шахте тоже больше, чем у всех. Вопрос: как такое может быть? Хотя своё окончательное слово должна ещё сказать правительственная комиссия, но ответ, который лежит на поверхности, и о котором шепчутся шахтёры, и уже в открытую говорят специалисты в эти чёрные дни в Донецке - погоня менеджеров и хозяев шахты за сверхприбылями.

Чем больше добываешь угля - тем больше выделяется газа. Эта простая истина известна каждому, кто хоть раз прикасался к угольной теме.

Непосредственно метан выделяется из самого угольного пласта, в тот момент, когда комбайн рубит чёрное золото в очистном забое. Если его концентрация достигает от четырёх до пятнадцати процентов, то метано-воздушная смесь становится взрывоопасной.

То есть, чтобы обеспечить безопасность, надо останавливать работу, проветривать лаву и соответственно сокращать добычу, а значить - меньше продавать угля и меньше зарабатывать.

Чтобы этого не допустить, рассказывают горняки, руководители разных уровней от директора шахты до бригадира по-разному - намёками, уговорами, приказами - вынуждают самих шахтёров к самостоятельному созданию условий для массовых самоубийств.

Видишь опасную по нормативам концентрацию метана - у тебя есть два выхода.

Первый - проигнорировать опасность. То есть, вывести из строя или искусственно занизить показатели, или попросту не обращать внимания на газовые датчики. То есть рубить уголёк дальше, получая зарплату.

Второй - остановить работу как того и требует техника безопасности, и подвергнуться риску увольнения или перевода на другой менее доходный участок работы. После пары-тройки подобных дьявольских сделок с собственным инстинктом самосохранения у шахтёров он атрофируется практически полностью.

Последствия взрыва метана в лаве и соседних выработках для человека шахтёры сравнивают с шансами таракана в стволе при выстреле из ружья. Адская смесь из огня, дыма и газа. Мощнейшая взрывная волна в закрытом пространстве, разрывающая подчас даже рельсы.

В одно мгновенье исчезающий кислород. Запредельные температуры. Кромешная тьма. Многометровые завалы из породы и оборудования. И всё это на глубине свыше тысячи метров. И на расстоянии нескольких километров от выработки со свежей струёй воздуха.

Это ли не настоящее пекло? Шансы выжить лишь у тех, кто подальше. И то, если вовремя сориентируются, включат "самоспасатели" (специальные приборы, позволяющие определённое время дышать циркулирующим из собственных лёгких воздухом, поскольку никакого другого воздуха при взрыве на аварийном участке не остаётся вовсе - Авт.) и найдут путь к спасительной свежей струе.

Итак, что мы имеем в сухом остатке? Де-факто частная шахта Засядько добывает уголь для частной металлургической промышленности. Уголь Звягильского покупают заводы Ахметова, Бойко, Таруты. Производственная цепочка "уголь - кокс - металл" даёт сверхприбыли всем собственникам предприятий горно-металлургического комплекса.

Вариант первый. На Засядько работают шахтёры, которых сознательно - кнутом или пряником, неважно - вынуждают нарушать технику безопасности.

Они мирятся с подобными порядками и, по сути, идут на самоубийство ради стабильной заработной платы, с болью вспоминая о ежедневных сделках с собственной жизнью лишь на могилах погибших товарищей. Государство Украина имеет с этого всего смертельного калейдоскопа налоги с оборотов предприятий и доходов трудящихся.

Вариант второй. На шахте неукоснительно соблюдаются написанные кровью горняков нормы техники безопасности. Из года в год улучшается система дегазации. Никто никого не принуждает и не заставляет идти на самоубийство.

Но причиной массовых трагедий являются, как теперь уже предварительно утверждает комиссия, внезапный выброс большого количества метана. То есть неподвластная человеческой науке и разумению стихия.

То есть, карма у Засядько такая - людей губить пачками. Проклятие сталинского угольного наркома. А почему бы и нет? И в первом и во втором случае вопрос "Ради чего всё это?" - остаётся без ответа со стороны государства.

Быть может, металлургические заводы лягут без угля с шахты Засядько? Не лягут - и "Метинвест", и "ИСД", и "Ильича" найдут, где купить коксующийся уголь. В противном случае - грош цена тамошним собственникам и менеджерам.

Быть может восемь тысяч работающих на Засядько не найдут себе работы в Донбассе? Кое-кто, возможно, и не найдёт. Но тогда грош цена этим мужчинам, не способным прокормить свои семьи ничем иными, кроме как компенсациями от государства за свои же угробленные жизни.

И тем более грош цена руководителям страны и региона, которые не в состоянии помочь трудоустроиться в промышленной густонаселённой области с интенсивно развивающимся центром - "миллионником" нескольким тысячам горняков: открыть новые лавы на других шахтах, новые рабочие места в промышленности или в мелком бизнесе.

Может быть, разорится Ефим Леонидович Звягильский? Да ни за что! Рядом есть несколько худших, но достаточно перспективных для разработки пластов шахт - "Бутовка-донецкая", "Щегловская-глубокая", "им. Панфилова".

При тех капиталах и знании угольного бизнеса, которым обладает Звягильский, вывести эти предприятия в прибыль не составит большого труда.

И потом, Ефим Леонидович, вам скоро исполнится 75 лет. Неужели Вам мало тех гонений и обвинений, которые заставили бежать из страны в Израиль в 93-94 годах?

Неужели всё равно, как Вас будут вспоминать в Донбассе и в Украине? Если нет, то, пожалуйста, закройте шахту им. Засядько!

Артём Шевченко, журналист, для УП



powered by lun.ua
Главное на Украинской правде