За что бьют под Октябрьской больницей

Среда, 19 марта 2008, 20:36

Вместо вступления. 16 марта милиция затеяла драку возле строительства на территории Октябрьской больницы. Одного из участников инцидента, журналиста Андрея Манчука, милиция побила так, что пришлось вызвать скорую помощь, хотя тот не оказывал сопротивление задержанию. А теперь врачи советуют потерпевшему немедленно госпитализироваться, поскольку он получил черепно-мозговую травму. Это уже не первый случай кровопролития на этой застройке. Эта статья – ответ, собственно, за что и почему там бьют людей.

Последствия строительного бума в Киеве можно сравнить с результатами бомбардировок города во время второй мировой войны. Старые здания стирают с земли, зеленые уголки – гордость столицы – уничтожают.

Тем не менее, случай с застройкой на территории Октябрьской (Олександровской) больницы особый тем, что строят там, где строить, кажется, невозможно физически. Новое здание будет находиться в неприличной близости от корпусов больницы, при этом расположено будет на почти 45-градусном склоне.

Дом между двух огней

Конфликтных строительств в Киеве много, но участок по адресу ул. Шелковичная, 39/1А, стал известен тем, что здесь охрана побила протестующих - местных жителей. Один из потерпевших, 76-летний академик Вадим Березовский, несколько недель лежал в больнице.

Шелковичная – улица, которая упирается прямо в здание Верховной Рады, что придает определенный символизм тому, что на ней происходит. Более того, "крыша" тех, кто бьет, находится именно в парламенте. Депутат БЮТ Иван Куровский к моменту избрания в Верховную Раду по списку БЮТ был генеральным директором ООО "Житлобуд".

Здание, которое ООО "Житлобуд" стремится построить, является, несомненно, свидетельством бизнес-гения Куровского и больших инженерных возможностей его компании. Оно должно вырасти в фантастически неблагоприятных геологических условиях, на очень крутом склоне, в узком и длинном месте. Ширина этого участка не превышает 30 метров.


С одной стороны находится парк им. Богомольца – памятник национального значения (всего объектов такого значения в Украине только около двух десятков). С другой - корпуса больницы, построенные в начале 20-го века.

Обычному человеку и в голову не придет здесь строить, но цена квадратного метра в Киеве способна поменять не только моральные ценности, но и пространственное восприятие.

По словам противников строительства, компания Куровского грубо нарушает одновременно две важные строительные нормы. Первая – расстояние от нового дома до зданий больниц, где круглые сутки находятся больные, должно быть минимум 30 метров.

Как объяснила юрист Марина Соловьева, которая защищает интересы жителей, этого требуют Государственные строительные нормы (ГСН) об учреждениях здравоохранения.

"А расстояние от запланированного жилого дома до корпусов Олександровской больницы будет составлять 10 метров. Значит, эта норма фактически проигнорирована и Киевсоветом, и проектировочной организацией", - подчеркнула Соловьева.

"Необходимо принять во внимание еще то, что фактически с территории больницы изымаются зеленые насаждения. А в согласно пункту 2.14 ГСН, территория лечебного учреждения со стационаром должна быть упорядочена, а площадь ее садово-парковой зоны должна составлять не менее 25 квадратных метров на каждую койку стационара", - отметила она.

Второе основание для запрета строительства – охранительная зона вокруг памятников национального значения.

Как рассказала Соловьева, еще в 1965 году могила Богомольца, два дома, входящие в комплекс усадьбы, и институт физиологии имени Богомольца были определены как памятники истории и культуры, охраняемые государством.

В 2001 году комплекс усадьбы был занесен как памятник истории национального значения в государственный реестр недвижимых памятников Украины.

Согласно же Временной инструкции по организации охранительных зон и зон регулирования застройки для памятников культуры, охранительная зона должна составлять не менее 50 метров.

Итак, по словам Соловьевой, участок строительства находится на территории охранительной зоны памятника истории национального значения, который создавался с самого начала как единый ансамбль.

Из этого следует, что статус объектов по правую сторону и по левую сторону от строительства фактически дважды запрещает строить там, где строит Куровский.

Комиссия по долгому обдумыванию

Учитывая скандальный характер строительства, 3 января премьер-министр Юлия Тимошенко поручила собрать межведомственную комиссию, которая должна была сделать вывод – законно ли на территории охранительной зоны памятника истории строят многоэтажное жилье.

Как можно уже догадаться, сознание некоторых членов этой комиссии также не избежало губительного влияния астрономической стоимости квадратного метра в центре столицы. Принять окончательное решение – можно строить, или нет – должны были в течение месяца. Тем не менее, сейчас на дворе март – третий месяц работы этого органа, а воз и нынче там.

Тем временем комиссия начала "терять" документы, которые предоставляли ей противники строительства.

Например, существует важный вопрос: что же именно находится в 4-м и 5-м корпусах Октябрьской больницы, граничащих со строительством? Поскольку даже если там расположен хозяйственный блок, то здесь действуют совсем другие нормы относительно допустимой близости строительства – а именно, 15 метров, кстати, даже такой минимальной нормы там не придерживаются точно.

Ответ должен дать никто иной, как Октябрьская больница – собственно, это она и сделала письмом, приведенным ниже.

Но в дело вмешался "Житлобуд". Эта фирма показала, что может не только строить в неожиданных местах, но и работать почтовой компанией. Как сообщил Вадиму Березовскому (тому, которого побили охранники строительства) председатель комиссии, начальник управления архитектурно-строительного контроля министерства регионального развития и строительства Сергей Старовойтов, представители "Житлобуда" привезли (!) ему письмо главного инженера больницы (?!), в котором тот утверждает, что больных там не лечат в стационаре.

УП решила проверить, есть ли действительно в данных корпусах стационар. Оказалось, что в 5-м корпусе 3 этажа заняты урологическим отделением, в котором круглые сутки находятся больные.

В 4-м корпусе, который также находится непосредственно рядом со строительством, тоже расположен стационар. На первом этаже здания теснится поликлиника больницы. А вот на втором - одно из мощнейших городских отделений по травме глаза. Здесь круглые сутки делают операции. В этом же корпусе расположены палаты для стационарного лечения.

В отличие от УП, комиссия на протяжении трехмесячного срока своей деятельности не смогла непосредственно исследовать, что же находится в корпусах больницы.

Более того, приведенное выше письмо, комиссия, наверно, потеряла – поскольку повторно обратилась в больницу с вопросом, что же там, в тех 4-м и 5-м корпусах?

Собственно, комиссии ответили вторично (см. отсканированное письмо ниже).

Бактериологическая опасность

Но самую большую тревогу вызывает то, что находится внизу, в земле.

В XVIII веке рядом с местом, где расположена больница, находился Кловский дворец, который во время эпидемии сибирской язвы был переоборудован в госпиталь. Умерших с госпиталя должны были где-то хоронить в братских могилах – и есть существенные основания считать, что это место было расположено именно там, где депутат Куровский сейчас строит жилье.

Академик Вадим Березовский приводит несколько аргументов в пользу этой версии.

1. Географическая близость к "чумному" госпиталю. Кловский дворец – место, где в XVIII веке сотнями умирали больные сибирской язвой. Вряд ли их возили через этот город на другие кладбища.

2. Территория вокруг улицы Богомольца, рядом со строительством – это земли кладбища, и это - доказанный исторический факт. На самом холме, где, в частности, проходит эта улица, хоронили знатных лиц, поэтому совершенно верно предположить, что на сотню метров ниже по склону хоронили менее родовитых людей, а также жертв эпидемии.

3. Место нынешнего строительства – идеально для опасных погребений, поскольку находится на холме, далеко от грунтовых вод.

4. Дочь покойного академика Александра Богомольца утверждает, что у ее отца была карта, на которой были обозначены места захоронений умерших от опасных болезней, а именно от чумы, сибирской язвы, туберкулеза. Этот документ свидетельствовал о наличии опасных захоронений на месте будущей "высотки".

Косвенным свидетельством того, что Богомолец считал эту территорию эпидемиологически опасной, является то, что он в свое время, при сооружении медицинского комплекса, распорядился насыпать на строительстве пласт глины на несколько метров – природный изолятор, что и делали на протяжении нескольких месяцев. Сейчас же фирма Куровского наоборот, разрывает землю, и осуществляет буровые работы.

5. Есть свидетельства местных жителей и даже сотрудников больницы, находивших на месте строительства человеческие останки.

Для того, чтобы получить более четкую информацию о возможном наличии эпидемиологической угрозы, как рассказал господин Березовский, было сделано несколько запросов в разные организации.

А пока, несмотря на жесткую установку главного государственного санитарного врача Киева Ирины Козловой проводить дезинфекцию обуви всех, кто выходит с участка, обработка ботинок хлорной известью происходит только показательно и только для журналистов.

Исследования, проведенные главной санэпидемслужбой, не могли подтвердить наличие опасных инфекций. Ведь по свидетельствам археологов, каждые 100 лет уровень грунта растет на 1 метр.

Таким образом, со середины XVIII столетия до сих пор уровень увеличился на 2,5 метра, а пробы были взяты с глубины двух метров.

Впрочем, даже если эпидемиологической угрозы нет, то грубых нарушений строительных норм более чем достаточно, чтобы остановить строительство. Тем не менее, строительные работы, вопреки протестам граждан, продолжаются – хотя продолжаются и сами протесты. На фото ниже – академик международной академии пульмонологии, профессор института физиологии им. Александра Богомольца сидит верхом на грузовике строителей, препятствуя движению техники в зоне строительства.


Все фото Дмитрия Ларина

powered by lun.ua
Главное на Украинской правде