Трудный, но необходимый урок

Вторник, 10 июня 2008, 19:56

Результаты недавних киевских выборов засвидетельствовали, что украинское общество вошло в фазу распада, когда единственным критерием прогресса может быть принцип: "Чем хуже – тем лучше".

Поскольку массовое голосование за таких "деятелей" как Черновецкий и Литвин свидетельствует уже не просто о помутнении мозгов или ошибочных политических ориентирах, это определенный признак потери элементарного вкуса.

А если согласиться с Достоевским, что "красота спасет мир", то потеря вкуса, как способности отличать все гармоничное и красивое от безобразного и примитивного, приводит к печальным прогнозам о перспективах современной Украины как духовной сущности.

Такая деградация – это самое надежное свидетельство ошибочности как общественной системы ценностей, так и избранного обществом пути.

И то правда: двадцать лет назад ни один из активистов украинского национально-освободительного движения даже в состоянии высочайшего эйфорического возбуждения не заявил бы, что видит Украину в руках ахметовых и балог. Тогда, когда была возможность выбирать, куда идти, руководствовались благородными идеалами Свободы, Равенства и Братства.

Но как только Сатана запустил в широкие массы идеалы Желтого Дьявола, вектор украинской истории сбился с пути. И украинский народ вместо того, чтобы сказать свое весомое слово в истории, которого от него так долго ждали, превратился в мировую пройдоху, которая не будучи способной даже навести порядок в собственном доме, стремиться занять место в приличном обществе, компрометируя принципы, на которых это общество функционирует.

И чем больше ей дают понять, что с такими склонностями не стоит идти туда, где тебя не воспринимают, тем активнее она туда лезет.

В этом плане очень порадовало недавнее выступление Юлии Тимошенко. Речь идет о заседании национальной экспертной коллегии по проблемам социально-экономического развития при Кабинете Министров.

Тимошенко отметила, что "политическая борьба входит в такой этап", когда необходимо наличие структур, которые бы занимались развитием страны, находясь над политическим процессом. И попросила представителей Национальной Академии наук создать структуру, которая бы разрабатывала стратегические реформы в государстве.

Почему порадовало? Потому что впервые с момента провозглашения "Украинского прорыва" премьер пришла к заключению, что разработками "талмудов" стратегических реформ должны заниматься не сторонники какой-то политической силы, а компетентные в этой сфере люди.

Право определять судьбу страны должно оставаться не за политиками, а, как это принято во всем цивилизованном мире – университетами и философами.

Нужно было таки упасть, как говорил в свое время Кутузов, "м...и да и в г...но", чтобы избавиться от головокружения от успехов и понять элементарные для цивилизованных политиков вещи.

Необходимо сказать, что Тимошенко пока единственная из реальных украинских претендентов на президентское кресло, кто проявил себя способным сделать из "Сталинграда" правильные и, главное, – своевременные – выводы.

Поскольку при одном взгляде на визаж "потому что профессора" вопрос об интеллектуальных способностях украинских политиков отпадает сам по себе.

Ренегат-"товарищ" Сан Саныч уже вряд ли когда-то поймет необходимость переосмысления "вечно живых" идеологем своих классиков.

Памятный Леонид Данилыч, бессмертный образ которого все четче проступает за плечами современных его последователей, за двенадцать лет своего пребывания на высочайших государственных посадах так и не смог ответить на собой же поставленный гамлетовский вопрос украинской независимости: "Что строим?"

Если же проанализировать его преемника, то надо заметить, что любой трезво мыслящий человек неизбежно попадает в интеллектуальный ступор после первых трех минут великомудрых слов, не связанных между собой никакой логической последовательностью, и энергичной жестикуляции.

Поэтому дослушать президентские речи до конца и не упасть в активное расслабление сознания могут только избранные люди, для которых, как для братьев наших четыреногих, важно не то, что говорят, а кто говорит и с какой интонацией.

Но тактика писаря Пистряка выглядит, по крайней мере, контрпродуктивной. Поскольку главная задача президента, которая реализуется, в том числе, в его публичных выступлениях – это не создание положительного имиджа себя, любимого, а организация и направление всего властного аппарата в нужном русле.

Соответственно, провозглашаемые ним тезисы должны быть максимально короткими и максимально доступными для понимания и запоминания даже не подготовленными для этого людьми. Лаконичными и пригодными к практическому применению.

В ином случае развал и руина в умах и государственных делах только будут умножаться. Писаря Пистряка, как известно, постигла трудная жизненная неудача, а еще больше – тех людей, которые прислушивались к его мнению.

Но понимание своей собственной ограниченности – это только половина дела. Чтобы стать достойным высоких государственных постов, нужно иметь еще собственную визию, то есть, духовное видение, моральный критерий, который позволял бы, говоря словами Толстого, "ничему доброму не мешать и ничего плохого не пропускать".

С этим, очевидно, еще проблемы. Поскольку как можно "озадачивать" НАНУ задачами, в которых она компетентной быть в принципе не может.

Может ли "выдать на гора" какую-то умную программу организация, возглавляемая сенильным геронтом, заместитель которого - откровенный плагиатор и по совместительству – очень прибыльный политик с до сих пор не выясненными политическими взглядами?

Поэтому первое, что нужно сделать политическому руководителю, прежде чем обращаться с какими-то запросами или предложениями к НАНУ – это дать хороший копняк под объемную пятую точку всем "профессорам" и лже-академикам, которые там приелись.

Называйте это как хотите: репрессии, чистки, национальный катарсис, восстановление справедливости, реформы в научной сфере, но это необходимый и важный шаг к спасению неньки-Украины.

В другом случае, высокооплачиваемое наукоподобное словоблудие "остепенённых" может продолжаться очень долго без какой-либо пользы для общества.

Но даже если предположить такую фантастическую ситуацию, что все патоны и литвины вдруг по непонятной причине ушли на заслуженный отдых и освободили свои насиженные и пригретые места для компетентной научной молодежи, то и в этом случае самостоятельно разрабатывать стратегические программы развития академии наук не способны.

Поскольку стратегическая программа развития страны – это политическая программа, отображающая на нескольких листках печатного текста мысли и идеи политического руководителя и его ответственность за избранный путь.

Главное в ней – цель, к которой все должно двигаться. Если цель высокая, а методы – благородные, то тогда ученые-политэкономы (по-современному "экономисты") могут после прихода политика к власти все это одеть в одеяние социально-экономической модели, которая оптимально разместит необходимые социально-экономические меры во времени и пространстве.

Сам по себе политэконом не только не может сфабриковать политическую программу, но и не имеет права этого делать. Поскольку научная ответственность предусматривает прежде всего личную политическую беспристрастность.

Ведь каждый ученый общественных наук понимает, что любая программа в этой сфере только тогда может быть успешной, когда широкая общественность-реализатор воспримет ее с энтузиазмом, как свое собственное детище. Соответственно, право выбора цели в демократической стране должно оставаться за народом.

А право формулирования и предложения цели должно принадлежать тем, кто хочет руководить ее реализацией и нести за это ответственность – политикам.

Поэтому в странах Запада экономистов называют людьми, которые всегда отвечают двусмысленно. "Как мне пройти? - зависит от того, куда вам надо - туда и туда – Можете туда, а можете и не туда".

Так что куда идти, и, главное, – для чего туда идти, должны решать политики с народной подачи. И нести за это полную ответственность. Ученые же могут только советовать как туда добраться с наименьшими потерями.

Если политик чего-то не понимает, то всегда может посоветоваться с более компетентными людьми. В этом случае за ним остается право принятия решения. Наличие духовной визии будет служить гарантией того, что решение будет правильным.

Конечно же, визия настоящего государственного деятеля – это вещь слишком высокой пробы, чтобы быть доступной каждый желающему. Она требует не только напряжения всех духовных сил личности, но и, прежде всего, выдающихся врожденных качеств: интеллекта, силы воли, аристократизма, стрессостойкости и т.п..

Но главное – это духовного очищения. То есть, отсутствия ментальных компромиссов со злом. Поскольку именно толерирование Зла в угоду своим частным интересам, не имеет значения каким – материальным, политическим, родственным – является главным залогом деградации личности вплоть до того момента, когда она сама становится источником отрицательной энергии.

Не может быть и речи о том, что коррумпированные политики могут стать духовными проводниками нации. Поскольку в этом случае за их моральные нечистоты будет нести ответственность весь народ.

Не может позволить Вселенная, чтобы интриганам и лжецам стала доступной высшая государственная мудрость. Не может.

Поэтому, чтобы не стать очередным пустобрехом и посмешищем, кандидату в будущие украинские президенты следует сначала сосредоточиться на внутренних проблемах: "А что я хочу дать украинскому народу? Что я в принципе могу ему дать?"

"Если я буду постоянно целоваться с иудами, то будет ли у меня право себя от них отличать? Если я буду руководствоваться теми же ценностями, что и подлецы и казнокрады, то будет ли у меня моральное право с ними бороться?"

"Если я буду жить в среде коррупционеров, и они будут моим окружением, то кем буду я?"

"Если для меня интересы миллионов украинцев менее важны, чем мои собственные, то имею ли я право ними руководить?"

"Если я сам(а) не могу освободиться от позорного влечения к наживе, то могу ли я быть критерием и образцом для остальных?"

"Если мной руководит моя жадность, то должен(на) ли я давать ей возможность руководить всем моим народом?"

Сложно, несказанно сложно найти ответ на эти и прочие фундаментальные вопросы. Но все-таки надо. Поскольку сегодня еще не поздно внести свой вклад в историю. Но поздно будет завтра.

Александр Бобик, для УП



powered by lun.ua
Главное на Украинской правде