Гитлерюнге М

Пятница, 15 августа 2008, 15:36

Нельзя не согласиться с президентом России Дмитрием Медведевым, что тактика "принуждения агрессора к миру" является единственно возможной. Как и с другим его утверждением, выраженным на встрече с руководством парламентских партий РФ – что Мюнхенское соглашение 1938 года, направленное на умиротворение агрессора, привело к плохим последствиям:

"В истории уже было немало примеров умиротворения агрессора. Кстати, этим занимались и западные страны 70 лет тому назад. Вы знаете, какой трагедией это закончилось" – сказал Медведев.

Если бы высокообразованный интеллектуал на президентской должности этим ограничился, можно было бы только поаплодировать ему – большому смельчаку и либералу. Но он, на свое горе, продолжил: мол, можете не сомневаться, что миротворческая операция в Южной Осетии будет доказана до конца.

"Все, что в нашей возможности, мы сделаем. Россия не оставит своих соотечественников в беде, и мы будем добиваться нормализации ситуации".

Лишь несколько предложений – и либерал и интеллектуал на высокой должности мгновенно испарился, а перед нами остался... Кто именно? Для этого погрузимся в не такую уже и давнюю историю, воспользовавшись подсказкой господина Медведева.

...В начале 1930-х лет в Чехословаки, которая после распада Австро-Венгрии получила независимость, почти четверть населения составляли этнические немцы, которые компактно проживали в Судетский области, а диффузно – в Словакии и на Закарпатье.

Заметных межэтнических конфликтов не было, хотя пражское правительство, побаиваясь региональных сепаратизмов, слишком увлекалось централистской политикой.

На выборах чешские немцы голосовали за социал-демократов, коммунистов, христианских консерваторов. И все бы ничего, но в январе 1933 года канцлером Германии стал такой себе Адольф Гитлер.

Следовательно уже осенью того же года был создан "Немецкий патриотический фронт" под руководством Конрада Генлейна, официальным требованием которого стала автономия Судет в составе федеральной Чехословакии, а неофициальной (то есть настоящей) – присоединение Судетской области к Третьему Рейху.

Еще за год прошел первый массовый митинг фронта, который собрал 20 тысяч люда.

Работа "патриотов" не была оставлена на самотек. Из Берлина шло щедрое финансирование, поступала партийная литература, приезжали квалифицированные кадры агитаторов, и не только.

За год-другой появились умелые организаторы массовых беспорядков и индивидуального террора против политических оппонентов.

Поэтому "по неизвестным причинам" резко уменьшились количество любителей голосовать за социал-демократов или христианских консерваторов; зато "соотечественники" (это словцо с подачи берлинских идеологов вошло в моду) дружно голосовали за генлейнивцев, а самые рьяные – маршировали в рядах военизированных партийных отрядов, дружно поднимая ноги в белых гетрах.

Да, междувоенна Чехословакия была действительно демократическим государством, и позволяла оппозиции очень многое из того, что, по-видимому, и не стоит позволять...

Между тем фронт превратился в Судетско-немецкую партию, которая постоянно вела речь о притеснении чехословацким правительством "соотечественников".

Прага постоянно шла навстречу требованиям генлейнивцев: было обеспечено широкое представительство этнических немцев в Национальных собраниях, расширены права местного самоуправления, развивалось образование на родном языке (определенное число чешских граждан немецкого происхождения демонстративно не разговаривало на чешском языке, и это им ничем не угрожало).

Но "борцы" не угомонялись – ни в Судетах, ни в Берлине.

В феврале 1938 года Гитлер обратился к Рейхстагу с призывом "обратить внимание на ужасные условия жизни немецких братьев в Чехословакии". А в марте, после аншлюса Австрии, Генлейн прибывает в Берлин, где получает новые инструкции и достаточно большие деньги.

Границу нелегально пересекают инструкторы из СС. Следовательно, в апреле 1938 года генлейнивска партия принимает Карлсбадску программу, где содержится требование национально-территориальной автономии, а в мае выдвигает требование провести референдум из присоединения Судетских земель к Германии.

На 22 мая – день муниципальных выборов – был назначенный путч с тем, чтобы взять под контроль Судети и превратить эти выборы в плебисцит. Одновременно Вермахт начал выдвигание своих дивизий к границе.

Но чехословацкое правительство повелось решительно. Он провел частичную мобилизацию в стране, ввел армию в Судети, придушил силой выступления генлейнивцив. Одно слово, на время навел конституционный порядок.

А дальше начались переговоры при посредничестве группы представителей западных государств во главе с лордом Ренсименом. Переговоры оказались безрезультатными, поскольку Берлин дал команду: тянуть время и готовить вооруженный захват власти (стрелецкого оружия через границу доставили немало).

И вот, невзирая на то, что Прага согласилась на создание немецких автономных районов, 12 сентября 1938 года съезд НСДАП принял резолюцию с требованием к Чехословакии предоставить самоопределение судетским немцам.

В речи на съезде Адольф Гитлер заявил, что он хочет мира и только мира, но "не для того Всемогущий создал семь миллионов чехов, чтобы они притесняли три с половиной миллиона судетских немцев" и что за спинами "измученных" судетских немцев "стоит вооруженная немецкая нация".

13 сентября началось вооруженное восстание в Судетах; в ответ чешское правительство ввело военное положение в населенных немцами районах, и двинуло туда войска.

После двухдневных боев мятеж был придушен, Генлейн убежал в Германию. В боях погибло свыше 300 путчистов, сотни были ранены, немало арестовано.

Казалось бы, все. Но за спинами "соотечественников" стоял Берлин.

Снимки "зверств чешской воинской" с легкой руки ведомства Геббельса обошли весь мир. Немецкое телевидение (да, Третий Рейх с середины 1930-х стал лидером в использовании несовершенного еще телевидения в пропагандистских целях) кричало о "преступлениях чехов" и показывало их.

Гитлер из всех трибун угрожал – он, мол, очень хочет мира и является признанным миротворцем, но в этой ситуации возможная война широчайшего масштаба. И демократический Запад заколебался...

А пока Берлин, Париж, Лондон и Рим, обменивались посланиями, пока западная пресса требовала "жать на Чехословакию" и "обеспечить права немецкого населения относительно воссоединения со страной, с которой оно связана происхождением", Генлейн сформировал на территории Рейха Судетский немецкий добровольческий корпус", который развернул боевые действия и террористические нападения в пограничных районах Чехословакии.

Чешские бойцы достойно дрались, но чешские лидеры потеряли уверенность в себе. 17 сентября президент Чехословакии Эдуард Бенеш предложил передать несколько населенных немцами районов Третьему Рейху; но Гитлер с этим не согласился – ему не была нужна такая "безделушка".

Следовательно 19 сентября послы Британии и Франции передали Бенешу требование своих правительств вывести войска из зоны конфликта и передать Германии территории, населенные "соотечественниками".

Так как шла речь об обеспечении мира в Европе, об умиротворении с какого-то чуда разъяренной высококультурной немецкой нации, которая дала миру Баха и Гете!

Последующие события хорошо известны. 30 сентября было подписано Мюнхенское соглашение. От Чехословакии к Германии отошла не только Судетска область, но и все районы, где немцы теоретически составляли свыше 50% населения (реально – 35-40%).

Президент Бенеш пошел в отставку и выехал из страны. Чехословацкая армия прекратила существование как реальная боевая сила.

Одно слово, "миротворческая операция" Адольфа Гитлера успешно завершилась.

По крайней мере, так он заявил публично. В действительности же его планы были совсем другими.

14 марта 1939 года с подачи Берлина автономная Словакия провозгласила свою независимость, а 15 марта в Прагу "по просьбе правительства Чехии" вошли немецкие войска. Страна была преобразована в "протекторат Богемия унд Моравия".

Но не думайте, что Берлин лишил чехов всех признаков государственности, совсем нет – протекторат имел своего президента, Эмиля Гаху, свою полицию, свою администрацию. Вот только подчинялось все имперскому протектору – сначала Константину фон Нейрату, а затем обергрупенфюреру СС Рейнгарду Гейдриху.

С соответствующими последствиями в виде построения концлагерей, уничтожении политической оппозиции, геноциде евреев, и цыган и, конечно, мобилизации мощной чешской промышленности для военных потребностей Рейха.

И опять Гитлер заявил, что он добился нормализации ситуации и обеспечил мир.

Так реально выглядело умиротворение образца 1938 года, вот таким был действительно позорный для западных демократий Мюнхен.

И исторические аналогии – Дмитрий Медведев прав – здесь просто-таки напрашиваются. Вот только ни Россия, ни Южная Осетия имени Кокойты, никоим образом не тянут на роль злосчастной Чехословакии, а Грузия – на роль нацистской Германии.

Кажется, в медведевском раскладе нужно просто переставить фигурантов, и тогда все станет на место. И президент Медведев, человек, все же образованный, хорошо понимает, кто есть who в современной расстановке политических игроков. Но в любом случае не осмелится сказать это вслух. По понятным причинам.

Так как в действительности он есть не больше, чем какой-то мелкий гитлерюнґе при своем рейхсканцлере в описаных им 1930-х. Тех тридцатых, которые нельзя забывать.

Сергей Грабовский, кандидат философских наук, член Ассоциации украинских писателей, для УП



powered by lun.ua
Главное на Украинской правде