Зачем депутатам презумпция?

Пятница, 30 октября 2009, 13:30

Не следует увеличивать число сущностей сверх необходимого.
Уильям Оккам

Я адвокат. То и дело слышу по ТВ, читаю в Интернете, прессе про презумпцию невиновности. Всякий раз реагирую. Это как в другой стране вдруг ловишь знакомое слово в толпе прохожих.

Вспоминают презумпцию и судьи, которых обвиняют в тотальной коррупции. И прокуроры о том же говорят. Вот у Савика Шустера экс-прокурор Пискун заявляет, что он, как юрист, руководствуется именно презумпцией невиновности и до вступления приговора в силу никого не осуждает…

И журналисты, присутствующие в студии то и дело про презумпцию вспоминают. Мустафа Найем, например. Жаль, что журналистам никто про презумпцию внятно не разъяснил.

А тем временем, презумпция невиновности из чисто правового понятия стала понятием политическим.

Почему у нас в стране практически нет оправдательных приговоров по уголовным делам? Это в условиях-то действия презумпции невиновности? Столь часто упоминаемой…

Почему в состязательном процессе равноправных участников выигрывает всегда прокурор, а не рядовой гражданин? Как монетку не бросай, она все падает государственным гербом вверх…

Редкая птица долетит до середины Днепра… Редкое дело закончится оправдательным приговором. А если и закончится, то за этот приговор – орден на грудь адвокату, который перевесит разные звания, в том числе заслуженный юрист.

Это как голыми руками рыбу в проруби выловить. Такое искусство нужно! Или обвинение должно быть уж очень нелепым.

Что ж эта самая презумпция не работает, там, где она по природе должна на всю свою мощь работать?

Ее назначение спасать невиновных, а не оправдывать виновных! А у нас именно так: невиновных она не спасет, а вот виновных отмажет.

А вот как это понятие трактует Европейский Суд?

Открываем "Практику Европейского Суда по правам человека. Решения и комментарии". Читаем решение по делу "Рингвольд против Норвегии" от 11 февраля 2003.

Коротко суть дела. Власти Норвегии обвинили заявителя в совершении развратных действий в отношении ребенка. Суды Норвегии его оправдали за недоказанностью.

Когда оправданный потребовал, чтобы ему возместили вред, причиненный привлечением к уголовной ответственности, – все суд, вплоть до Высшего ему отказали.

Заявитель подал в Евросуд, утверждая, что суды Норвегии нарушили презумпцию невиновности. А Евросуд тоже ему отказал. Почему? Потому что для разных судебных процедур – разные критерии доказанности.

Для уголовного дела – они максимально жесткие – чтобы осудить надо, чтобы доказанность была на уровне 95%, набрали 90% – значит оправдали. А для гражданского процесса достаточно 51% (50 плюс 1).

Возвращаясь к украинский реальности. Кто сказал, что для решения вопросов о депутатской неприкосновенности, публикации информации в СМИ и прочего необходимы самые жесткие критерии доказанности?

Крайне неразумно, глупо, неэффективно вводить во всех процедурах максимально жесткие условия доказывания. В условиях эпидемии вас могут лишить свободы передвижения, даже если вероятность, что вы заразны – 5-10%. И это разумно. И это гуманно!

Для государственных деятелей, государственных служащих разумно вводить более мягкие условия доказанности их нечистоплотности, чем для обычных людей. Это было известно еще во времена Юлия Цезаря.

Помните: "Жена Цезаря – вне подозрений". И Цезарь развелся с женой.

Для отставки государственного деятеля, государственного чиновника критерии доказанности его проступков тем ниже, чем выше сидит этот человек. Потому как, чем выше он сидит, тем больше он может.

Нехватка доказательств для уголовного осуждения не означает недостаточность оснований для той же отставки, ибо это две разные процедуры: уголовный процесс и процесс прохождения государственной службы. Посадить не можем, уволить обязаны!

Презумпция невиновности – хорошее средство предупреждения осуждения невиновного, но и только. Не надо ее применять везде и всюду.

Пора кончать использовать достижения древнеримских юристов (Ульпиан, Гай, Юстиниан) не по назначению. И надо прекратить смешить современную мировую юридическую общественность!

Называйте вещи своими именами: не "презумпция", а "амнистия". Но без приставки "Международная". Я понимаю, что многим хочется расширить и в эту сторону границы применения презумпции, так сказать, на весь глобус …

Но "Международная амнистия" – уважаемая правозащитная организация – наверняка не сочтет такое правовое новшество корректным.

 

Сергей Якименко, адвокат, Кривой Рог, для УП

powered by lun.ua
Главное на Украинской правде