Дело - "Труба". Кто воюет за последний продуктопровод?

793 просмотра
Матвей Никитин, Севгиль Мусаева-Боровик, УП
Четверг, 18 июня 2015, 14:35

Единственный в стране продуктопровод, который обеспечивал Украину 1 млн тонн нефтепродуктов ежегодно, не работает уже больше шести месяцев.

Сейчас в украинских судах оспаривается право собственности российской компании "Транснефтепродукт" на трубопровод. В случае национализации трубы ее нынешний владелец угрожает прекратить поставки нефтепродуктов.

В противостояние за трубу включились и украинские частные игроки – бизнесмен Сергей Тищенко и нардеп Игорь Еремеев.

Тищенко утверждает, что борется с монополизацией рынка. Его оппоненты из группы "Континиум" уверены, что конечная цель бизнесмена и его окружения – около 100 000 тонн дизельного топлива, которое находится в трубе.

*   *   *

Поселок Смыга, расположенный в Дубнянском районе Ровенской области – один из населенных пунктов, чья жизнедеятельность напрямую связана с работой продуктопровода, по которому сорок лет перекачивали российское дизельное топливо из Беларуси в Венгрию.

С начала 2015 года его работа остановлена.

Теперь, чтобы свести концы с концами, женское население Смыги продает семейные украшения и столовое серебро. Мужчины постепенно уезжают на заработки за границу, или идут таскать бревна на местных лесопилках за 60 гривен в день.

Профессии вроде линейного трубопроводчика в ровенских селах особой популярностью не пользуются.

Первый вопрос, с которым вас встречают продавцы в местных магазинчиках: "Ну что, заработала труба?" Их прибыли тоже упали. Среди немногочисленных покупателей последнее время не часто встретишь работников местной диспетчерской станции, но корреспонденту "Украинской правды" повезло.

"Я последняя, кто уйдет со станции – я на ней выросла, – говорит лаборант Ирина. – Здесь работали мои родители, оба".

По словам Ирины, пока нефтепровод функционировал, ее семья зарабатывала "достаточно, чтобы откладывать": ежемесячная премия 50%, 13-я зарплата, в декрете выплачивали пособие – две с половиной тысячи в месяц, еще – надбавки к пенсиям.

"Мы всего даже не тратили: путевки на курорты – за 20% от стоимости, детей в летние лагеря и в зимние – за 10%, – вспоминает Ирина, начиная запинаться, и мять застиранную юбку. – А сейчас что? Нам иногда дают по 241-й гривне, когда удается выпросить у губернатора из бюджета часть налоговой переплаты. Что это? Это деньги? Я продала мамины сережки…".

На станцию в Смыге сотрудники по-прежнему приезжают каждый день – чтобы не потерять квалификацию и быть готовыми продолжить работу, если прокачка дизтоплива возобновится.

Большинство местных жителей – работники станции во втором или третьем поколении.

Некоторые признаются, что просто приходят побродить по территории предприятия: "Мы не понимаем, что еще делать".

Ворота еще с зимы заблокированы КРАЗами, повсюду валяются мешки с песком – последствия попытки захвата территории предприятия 30 декабря 2014-го.

Российская труба

Станция в Смыге обслуживает последний в Украине трубопровод, предназначенный для прокачки нефтепродуктов – часть нефтепровода "Самара-Западное направление", построенного еще в советское время.

Ежегодно через него прокачивалось около двух миллионов тонн дизельного топлива. Один миллион тонн россияне продавали в страны Европы – этот объем проходил через Украину транзитом. Еще миллион тонн у россиян покупали украинские нефтетрейдеры – этот объем выкачивался из трубы на таких станциях, как в Смыге, помещался в резервуары, а затем переливался в бензовозы.

Управляет украинской частью нефтепровода компания с русским капиталом – "дочка" "Транснефтьпродукта" "Прикарпатзахидтранс" (ПЗТ).

Справка: Компания была основана 5 августа 1970 года, как Прикарпатское районное управление магистральных трубопроводов Главного управления по транспорту и снабжению нефтепродуктами при Совете Министров РСФСР. 
В 2001 году получила юридический статус дочернего предприятия, и была переименована в "Прикарпатзахидтранс". Занимается транспортировкой светлых нефтепродуктов. На сайте компании указано, что протяженность трубопроводов, которыми она управляет, превышает 1 200 км, а емкость резервуарных парков, предназначенных для хранения нефтепродуктов, составляет более 124 тысячи кубических метров.

В санкционном списке российских компаний ПЗТ не числится.

Валютная выручка за транзит нефтепродуктов все это время поступала на украинские счета. Ежегодно предприятие платило в госбюджет около 40 миллионов долларов.

То есть, день работы трубы приносил государству около 27 тысяч долларов. Также "Прикарпатзахидтранс" обеспечивало работой более 1 250 человек во Львовской, Закарпатской, Ровенской и Житомирской областях.

Право собственности российских компаний на ту часть трубы, которая после развала Союза оказалась на территории независимой Украины, оспаривается в судах разных инстанций без малого десять лет.

Первый иск о национализации трубопроводов был инициирован Генпрокуратурой еще после Оранжевой революции, в 2005 году.

Тогда планировалось передать участки труб, находящиеся на территории Украины Фонду госимущества. Впрочем, вскоре, после вмешательства в процесс на тот момент премьер-министра Юлии Тимошенко, производство по делу было приостановлено на несколько лет.

И только в 2011-м году Ровенский хозсуд признал право на магистральные трубопроводы за Украиной. В марте нынешнего года Украина выиграла и кассацию, но никаких попыток взять управление нефтепроводом в свои руки ФГИ за это время так и не предпринял.

"Транснефтьпродукт" пообещал в случае национализации трубы полностью прекратить поставки нефтепродуктов через него. То есть, по факту превратить стратегический объект в груду металлолома, что обесценивает саму идею национализации.

На этом фоне борьба за трубу может свидетельствовать о намерении получить не трубу, а нечто другое.

К примеру, около 100 000 тонн дизтоплива, которые находятся внутри. Их стоимость, по оценке "Украинской правды", может составлять 100 миллионов долларов. В этом случае труба играет всего лишь роль коктейльной трубочки.

Игры на трубе

В ноябре 2014 года, сразу после парламентских выборов, прокуратура города Ровно подняла документы союзных времен, регламентирующие порядок эксплуатации нефтепроводов.

В нем в частности было указано: "распределительный трубопровод и находящиеся в нем нефтепродукты до выходной задвижки на территорию нефтебазы принадлежат магистральному нефтепроводу".

22 декабря 2014 года Хозяйственный суд Ровенской области, ссылаясь на советскую документацию, признал право собственности Украины на содержимое труб.

После этого компания " Прикарпатзахидтранс" по указанию российского "Транснефтепродукта " (документ имеется в распоряжении "Украинской правды" - УП) начала вытеснение из продуктопровода дизельного топлива.

25-го декабря Андрей Голубей, директор ГП "Предприятие по обеспечению нефтепродуктами", которое также заявило свои права на трубу, обратился в милицию с заявлением "о возможном преступлении".

Голубей сообщил, что по его информации, сотрудники "Прикарпатзахидтранса" собираются резать магистральную трубу на металлолом, и этого никак нельзя допустить.

На свою должность господин Голубей был назначен директором департамента Минэнерго Андреем Бойчуком, который в свою очередь получил ее по квоте нардепа Сергея Пашинского. Последний подтвердил это в интервью "Украинской правде".

Подтверждение информации Голубея о попытках распила трубы могло свидетельствовать лишь об одном: сотрудники ПЗТ сошли с ума. Даже без технического образования можно догадаться, что пилить трубу, внутри которой под давлением находятся десятки тысяч тонн дизельного топлива, не только не выгодно, но и опасно.

Но милиция восприняла заявление Голубея всерьез – 26-го декабря 2014 года по этому факту было возбуждено уголовное дело, а 29-го суд разрешил следователям "осмотреть нежилые помещения" диспетчерской станции в поселке Смыга.

30 декабря 2014 года, около 8 часов утра, на станцию вместе со следователем прибыл взвод бойцов в камуфляже, вооруженных автоматическим оружием и снайперскими винтовками.

Вооруженные бойцы окружили объект. Стоп-кадр оперативного видео

Неизвестные окружили объект, расставив автоматчиков по периметру, а снайперов – в окружающем предприятие лесу для контроля путей подхода. Охрана предприятия в свою очередь забаррикадировала все входы на станцию.

Целый день стороны в молчании стояли друг напротив друга при -15С.

"Мы пытались с ними поговорить, – рассказывает от тех событиях работник станции, представившийся Петром. – Но они не отвечали ни на какие вопросы, поэтому мы не знали, что будет, если кто-то, например, захочет поехать домой, или выйдет за ворота. Уже начали прикидывать, как надолго нам еды хватит".

Те работники, которые приехали на работу в первую смену, отговаривали коллег из второй смены приезжать на станцию. Для того чтобы добраться на станцию, нужно было проезжать через местный лес, занятый снайперами.

"Мы у начальника спросили: что нам делать, если они начнут штурмовать? – вспоминает Петр. – Он сказал: все отдавайте, никуда не лезьте, ни с кем не спорьте – чтобы здесь не было вам дорого, жизнь дороже".

Бойцы с автоматами и снайперскими винтовками прибыли на станцию вместе со следователем. Стоп-кадр оперативного видео 

Поздним вечером по неизвестным причинам бойцы снялись с позиций и уехали.

Тем не менее, до конца дня 30 декабря таможенники воспользовались решением суда от 22 декабря и опломбировали трубу. Поток нефтепродуктов был остановлен.

Всего за декабрь, пока продолжался конфликт, из общего объема содержимого продуктопровода с территории Украины в Венгрию успели вытеснить около 17 тысяч тонн.

 Уравнение с двумя известными

Всего таких диспетчерских станций, как в Смыге, на украинской части нефтепровода – пять.

По мнению заместителя директора ДП "Прикарпатзахидтранс" по товарно-транспортным операциям Оксаны Кафидовой, Смыга была выбрана для захвата из-за наличия в наземных резервуарах уже выкачанного из трубы ДТ.

"После остановки трубы, станция в Смыге была единственной, в резервуарах которой оставались четыре тысячи тонн дизельного топлива, – объясняет госпожа Кафидова, – Их можно было забрать "здесь и сейчас": не доставать из трубы - ведь для этого нужно что-то знать, а просто слить в машины, и увезти".

Так или иначе, попытка попасть на станцию не удалась, и вряд ли взводу вооруженных бойцов могли противостоять сторожа.

По информации, изложенной в документе на имя СНБО, которые "Украинской правде" предоставил нардеп Сергей Пашинский, охранная фирма "Рикона", чьи сотрудники 30 декабря защищали станцию, "имеет непосредственное отношение к народному депутату Игорю Еремееву", собственнику группы компаний "Континиум".

Генеральный директор компании WOG Сергей Корецкий в интервью "Украинской правде" это опроверг.

Участие Игоря Еремеева в борьбе за нефтепровод не подтверждено официально, но вполне объяснимо.

Продавец нефтепродуктов "Континиум" – один из крупнейших украинских игроков, который контролирует около 20% рынка, среди активов – сеть заправок WOG и неработающий Херсонский НПЗ. "Континиум" закупает из указанного нефтепровода сотни тысяч тонн топлива каждый год.

Если труба остановится, то дизель придется завозить цистернами, и каждая тонна обойдется "Континиуму" в среднем на 10 долларов дороже.

Так что Еремеев вполне может быть стороной конфликта, заинтересованной в работе продуктопровода.

Его оппонентом в депутатском корпусе является глава парламентского комитета по вопросам нацбезопасности Сергей Пашинский – автор писем в МВД, Генпрокуратуру, СБУ, СНБО, на имя премьер-министра Украины и в другие ведомства, с просьбами "не допустить потери стратегически важного для Украины объекта".

Хотя торговля нефтепродуктами не относится к сфере деятельности его комитета, известно, что господин Пашинский состоит в дружеских отношениях с одним из игроков рынка – владельцем группы компаний "Фактор" Сергеем Тищенко.

Справка: На своем сайте группа "Фактор" сообщает, что является одним из лидеров импорта нефтепродуктов: "Нашей компанией успешно эксплуатируется сеть из 17 АЗС и 12 АГЗС в девяти областях Украины". Принадлежит компания бизнесмену Сергею Тищенко. С "Прикарпатзахидтранс" группа активно работала в 2007 году. Тогда, по словам господина Тищенко, группа выкачала из трубы 800 тысяч тонн. В 2008 году емкости ПЗТ для хранения нефтепродуктов арендовала компания группы "Фактор Капитал". 
На сегодняшний день "Фактор Капитал" проводит процедуру банкротства, предположительно, - чтобы избежать возвращения кредита "Укрэксимбанку" в размере 92 миллионов долларов.

В своем письме на имя премьера Арсения Яценюка от 26 марта этого года Сергей Пашинский просил "срочно принять все меры для передачи продуктопровода на баланс соответствующего государственного предприятия".

В прошлый раз, когда речь шла об арестованных нефтепродуктах компаний беглого бизнесмена Сергея Курченко, они тоже были переданы на баланс "соответствующего ГП". В том случае это был "Укртранснафтапродукт", после чего без конкурса в полном объеме по заниженной стоимости были проданы "Фактору" Сергея Тищенко. Об этом "Украинская правда" писала в своем недавнем расследовании.

По мнению представителя стороны-оппонента, генерального директора компании WOG Сергея Корецкого, тоже самое могло произойти и с дизельным топливом:

"Зная, каким образом все происходило с нефтепродуктами Курченко, у меня практически нет сомнений, что тоже могло бы произойти и с дизельным топливом, которое находится в продуктопроводе".

Российская сторона неоднократно заявляла, что если продуктопровод будет признан собственностью украинского государства, российская компания откажется поставлять по нему нефтепродукты.

"Континуум" в этом крайне не заинтересован и фактически выступил противником национализации трубопровода. Корецкий сокрушается, что "тогда все 1 200 километров трубы можно будет просто порезать на металлолом".

Нардеп Сергей Пашинский объясняет свое участие в процессе своими прямыми должностными обязанностями.

По его словам, Сергей Тищенко, как нефтетрейдер, обратился к нему, как главе комитета по нацбезопасности с просьбой разобраться с незаконным перемещением дизельного топлива из трубы.

"Я написал депутатский запрос и обзвонил всех руководителей силовых ведомств с просьбой обратить внимание на такую ситуацию, чтобы мы не попали в скандал, – сообщил "Украинской правде" господин Пашинский. – Как меня потом проинформировали, все это было остановлено физически, а ситуация висит дальше".

Позиция Пашинского – трубопровод должен принадлежать государству, и именно оно должно его эксплуатировать. "А то, что Тищенко ко мне обратился… да, он не хочет чьей-то монополии, это их вопросы, пускай разбираются", – открещивается Пашинский.

Владелец группы компаний "Фактор" Сергей Тищенко действительно объясняет свою позицию борьбой с монополизацией рынка.

По его данным, Россия собиралась продавать трубу компании "Лукойл". "У Еремеева планировал договориться с "Лукойлом", – заявил господин Тищенко. – "Лукойл", по идее, должен был заплатить деньги "Транснефти", а компания WOG должна была объединиться с "Лукойлом". То есть, сделать совместное предприятие".

Таким образом, по мнению Сергея Тищенко, ухудшились бы условия для остальных нефтетрейдеров, закупающих топливо из нефтепровода.

"Сегодня, кто станет оператором на трубе, тот практически будет диктовать условия внутри Украины, – считает господин Тищенко. – Если Еремеев будет управлять одной трубой, как вы считаете, смогут другие независимые игроки работать? Не смогут".

По мнению владельца "Фактора", трубу следует отдать государству, чтобы никто из игроков не получил преимущества, а потом договариваться с Россией о поставках.

Информацию о подготовке украинской части нефтепровода к продаже не удалось ни подтвердить, ни опровергнуть. WOG подготовку к сделке отрицает.

В "Прикарпатзахидтрансе" предлагают свою версию: трубопровод все-таки собирались продавать, но не "Лукойлу", а венгерской компании, чтобы после этого создать международный консорциум, и пригласить в него Украину.

Венгерский интерес

Именно в рамках подготовки компании к этой продаже в октябре прошлого года генеральным директором "Прикарпатзахидтранса" был назначен венгр Чаба Ласло Кемпл.

Сейчас венгерская сторона стала заложником Ровенской милиции. И это может привести к международному скандалу.

Дело в том, что из 100 тысяч тонн заблокированного дизельного топлива, 89 тысяч уже приобретены для венгерской компании MOL Nyrt и задекларированы для поставки в Венгрию.

Справка: Венгерская нефтегазовая компания MOL занимается разведкой и добычей, транспортировкой углеводородов, а также эксплуатацией сети магистральных газопроводов протяженностью 5 200 км. В управлении компании находятся АЗС в Венгрии, Словакии и Румынии

В распоряжении "Украинской правды" оказалось письмо венгерской компании-нефтетрейдера, действующей в интересах MOL, который подчеркивает, что с 2001 года MOL ежегодно прокачивает через указанный нефтепровод около 600 тысяч тонн ДТ, обеспечивая 40% венгерского топливного рынка.

"Прекращение транспортировки и удержание нефтепродуктов MOL Nyrt в продуктопроводе на территории Украины, оказывает серьезное влияние на энергетическую безопасность Венгрии", – говорится в письме.

В документе утверждается, что с аналогичной претензией к украинской стороне уже обратился министр внешней экономики и иностранных дел Венгрии Петер Сийярто.

Еще одна проблема, связанная с остановкой транзита – постепенно возрастающая вероятность того, что нефтепровод может дать течь из-за перегрева.

По мере повышения температуры топливо расширяется, и давление приближается к граничным отметкам, на которых проводились испытания трубы.

На сегодняшний день суд первой инстанции отменил предыдущее решение по национализации трубы в связи со вновь выявленными обстоятельствами.

Оказалось, что некоторые части системы нефтепродуктопровода, которые в 2011 году суд передал в собственность ФГИ, фактически не существует: еще в 2002-м году ее официально опустошили и распилили на металлолом.

Продолжить борьбу в судах украинская сторона сможет лишь после того, как измерит и оценит реальную протяженность труб, на которые претендует.

Матвій Нікітін, Севгіль Мусаєва-Боровик (при поддержке фонда "Відродження"), УП



powered by lun.ua
Уроки украинского. Что не так с российским протестом
"Cтолица Бессарабии", или Почему хоть раз в жизни нужно побывать в Измаиле
$ 1 млн за застройки и суды. Распутываем историю задержания Грымчака
Вятрович: Для некоторых украинцев Майдан и война – это реалити-шоу, которое можно переключить на что-то спокойное
Все публикации