Что внутри украинского ларца Пандоры?

Четверг, 28 октября 2010, 09:22

Благодаря сути и природе бытия - противоречий не может существовать. И если Вам кажется странным, что государство с колоссальным ресурсным потенциалом заняло предпоследнюю строчку в рейтинге благосостояния граждан среди 40 европейский стран, и, при наличии внушительного интеллектуального "запаса", за последнее десятилетие ничем существенным не удивило мир - проверьте свои предпосылки.

Одна из них может оказаться ложной.

Последнее десятилетие страна жила в некой квазиреальности, главными стимуляторами которой были две вещи: надежда и "инфраструктурный кредит", доставшийся нам в наследство от СССР. Однако с началом экономического кризиса пришлось провести масштабную инвентаризацию всех ресурсов.

И оказалось: надежды так и не материализовались в действительность, а "инфраструктурный кредит" - исчерпан.

Феномен "Украинская надежда" похож на мыльный пузырь. Когда один лопается, на его месте появляется другой. Наверное, именно с ней в сердце миллионы украинцев идут каждый раз на выборы. И делают свой выбор по параметрам, только им известным. То ли на зуб пробуют - этот "сильный", а другой "слабоват"; то ли на вкус - и берут то, что послаще; то ли на глаз прикидывают - и наличие мускул становится решающим фактором.

Результат - страна девятнадцать лет блуждает по лабиринтам собственных заблуждений.

Наиболее исчерпывающе сущность надежды сформулировал Фридрих Ницше. Он сравнил ее с ларцом Пандоры, который держит у себя дома каждый человек и мнит, что обладает каким-то необычайным сокровищем. Это мнимое сокровище убивает в нас ту саму "волю к власти". Реальные достижения мы заменяем их предвкушением.

Сегодня предвкушения демократических преобразований, борьбы с коррупцией и евроинтеграции - сменились на предвкушения эффективных экономических реформ и появление "сильной руки".

Однако офис главных реформаторов находится не на Банковой, и не на Грушевского. Главным реформатором Украины является Международный валютный фонд, который фактически сегодня дотирует весь госсектор страны.

Исчерпав "кредит", полученный от СССР, в виде работающих предприятий, инфраструктуры, качественного образования, - государство берет новые займы. Но и эти займы, вместо создания новой конкурентоспособной системы, тратятся на проедание и реализацию нелепых предвыборных обещаний.

Государство потеряло время, когда можно было использовать льготные цены на газ для модернизации самой энергетической системы, ее эффективного использования.

Выпускники украинских ВУЗов не пользуются популярностью на европейском кадровом рынке, потому что советская модель образования была разрушена, а новая представляет собой странное скрещение советских смыслов с западной формой.

Промышленность, как-то металлургия и авиастроение, нуждаются в структурной модернизации, иначе даже эти "киты" не спасут нас на международном рынке.

Страна столкнулась с кризисом не только как с чисто экономической категорией. Кризис - это общий диагноз, состояние. Это кризис демократии, институций, коррупции, гражданского общества и так далее.

На удивление совершенно нелепый, с точки зрения PR, лозунг "партии власти" "Будуємо нову країну" - как нельзя актуален сегодня. Почему в кавычках "партия власти"? Да потому, что власть у тех, кто контролирует ситуацию. А сегодня "партия власти" всецело зависит от пятнадцатимиллиардной кредитной программы МВФ. И малейшие сбои в её реализации могут стать причиной коллапса - как самой партии, та и государства в целом.

"Будувати нову країну", прежде всего, нужно в концептуальном смысле. Какую страну мы строим, исповедующую какие ценности, имеющую какую мечту, идущую к какой цели?

Мне запомнился разговор с одним литовским профессором из школы журналистики, который пытался добиться от группы украинских делегатов, какой же они видят Украину в перспективе ближайших двадцати лет. Для него было совершенно непонятно, что значит "европейскую".

Европа - это как автомобиль, такое же разнообразие характеристик, мощностей и уровней комфорта, у всех свои предпочтения. У каждой страны ЕС своя модель развития, условно говоря. И страны Северной Европы в корне отличаются от государств Центрального региона. Начиная от социальной политики и семейных ценностей, заканчивая продолжительностью рождественских праздников и временем работы магазинов.

Когда во Франции начались забастовки в связи с увеличением пенсионного возраста, многих стал интересовать вопрос, мог ли, гипотетически, иметь место такой сценарий противостояния в украинских реалиях? Сразу оговорюсь: я не считаю, что крушение витрин магазинов, захват НПЗ и разгром частной собственности являются лучшим примером работы гражданского общества в XXI столетии. Но если вопрос стоит именно так, ответ: нет, не мог бы.

Не только потому, что Франция - это фактически социалистическое государство, и подобное "пренебрежение правами человека" для французов дикость, а для украинцев в порядке вещей.

А потому, что общество мыслит глобальными категориями и объединено одной общей целью. И помимо того, что каждый француз хочет добиться собственной успешности, - для него не менее важны успех, сила, влиятельность Франции и благосостояние ее граждан в целом. Именно поэтому против пенсионной реформы выступили не только те, кого это непосредственно касается, но и молодежь.

"Государство не есть общность местожительства, оно не создается в целях предотвращения взаимных обид или ради удобств обмена. Государство создается ради совершенного и самодовлеющего существования, ради общего блага", - констатирует Аристотель.

В Украине же в абсолют возведен постулат "сильные одиночки - это жизнеспособное государство". Нет, сильные одиночки могут быть сильными без привязки к их местожительству, они могут быть сильными за счет слабости государства.

Государство же будет сильным только в том случае, если эти одиночки хотят жить в конкретно этой державе, и думают о своей успешности в рамках конкретной страны.

После акций протеста в Греции, большинство греков в результате поддержали правительство в сокращении госрасходов, потому что поняли их крайнюю необходимость и финальную выгодность для государства. Правительство Венгрии сегодня может призвать крупный бизнес к социальной ответственности и ввести чрезвычайное антикризисное налогообложение для ведущих секторов экономики, общая сумма которого один миллиард долларов, потому что у него есть "кредит доверия" инвесторов.

И если сегодня в стране дует headwind, ей нужно помочь, завтра направление ветра изменится. В Украине же, независимо от экономического спада или роста, направление ветра для самих жителей на tailwind не меняется.

Сегодня главный вызов, который стоит перед "партией власти", заключается в создании экономической и политической PR-доктрины. Эта доктрина должна разъяснить как самим украинцам, так и внешним инвесторам, в соответствии с какой моделью будет развиваться страна в ближайшие десять-двадцать лет, на что направлены реформы и где их конкретный результат.

Это более актуально, нежели запуск нового трамвая, это тактика. А стратегия отсутствует.

В противном случае, близок тот час, когда сокровенный ларчик Пандоры, который покоится в дальнем темном углу, в один момент откроют представители МВФ, иностранные инвесторы и каждый гражданин страны.

Чудовище, которое вместо Надежды выберется наружу, расставит все точки над "i" на своем пути.

Ольга Ивахно, специально для УП

powered by lun.ua

Наша боль и наш бой. Зачем нужна "Крымская платформа"?

Кто освящает удобрения?

Первый месяц рынка земли: полет "не нормальный"

Как привлечь внимание украинцев к сложной теме рака легких

Чему нас может научить кейс Северного Потока-2?

Жизнь до Prozorro. Почему мы не хотим возвращаться назад?