Украинский неофеодализм и российский газ как его экономический могильщик

156 просмотров
Пятница, 27 января 2012, 11:35
Евгений Сытник
кандидат экономических наук, стипендиат программы Лейна Киркланда Польско-Американского Фонда Свободы


Сидить баба на рядні,
Заробляє трудодні.
- Заробила сім день,
Дайте їсти хоч на день!..
Услышанное в детстве от бабушки

Стало обычным делом говорить о феодализме в современной украинской или даже постсоветской действительности. Правда, чаще понятие "феодализм" используют для того, чтобы проиллюстрировать вопиющие проявления социальной несправедливости. Между тем вопрос не такой простой, как кажется.

Принципиальная возможность глубокого общественного реверса

Исторический опыт показывает, что глубокий общественный реверс в смене формаций вполне возможен. Примерами тому являются Испания и государства Северной Италии, в которых начавшийся там довольно рано процесс становления капиталистических отношений в какой-то момент замедлился и сменился откатом назад.

Еще одним примером может служить "второе издание крепостничества", затронувшее Пруссию, Речь Посполитую и Россию.

Разнообразие проявлений феодализма

В Иране, Индии, Китае имелись существенные отличия от европейского феодализма. Там в институционализации господствующих сословий большее, чем в Европе, значение имела близость к верховной государственной власти, а в способах эксплуатации главное место занимала коллективная форма эксплуатации крестьянства через госаппарат, посредством ренты-налога.

Разное обличье в разных регионах планеты имел и господствующий  класс феодалов. В Европе это были рыцари с "благородным" происхождением, а в мамлюкском Египте – бывшие "презренные" рабы, неожиданно захватившие власть.

И уж совсем уникальна, с точки зрения европейца, ситуация в Китае, Вьетнаме и Корее, где главное место среди прослоек господствующего класса феодальной эры заняло сословие ученых (шэньши). Они были хранителями традиционной идеологии и одновременно поставщиками чиновников, которые хитроумно выкачивали из подданных налог-ренту.

Почему бы не проанализировать и наше, украинское чиновничество с этих методологических позиций? Правда, такое сравнение будет не в пользу Украины – шэньши, по крайней мере, могли грамотно писать.

Чем был советский социализм и его "перестройка"?

Советский социализм можно вполне рассматривать как индустриальный аналог феодализма, но с двумя оговорками. Во-первых, он имел восточные черты в виде гипертрофированной роли государства.

Во-вторых, на своих ранних стадиях соответствовал домениальномупериоду в развитии европейского феодализма.

Для феодализма домениального периода характерна барщинанатуральный оброк и внеэкономическое принуждение к труду.

Все это отчетливо и в избытке наблюдаем в ранние периоды советского социализма: колхозная барщина за трудодни, насильственный отъем произведенного продукта (доходящий порой до таких зловещих масштабов, как во времена Голодомора), искусственное искоренение рыночных отношений, а также мощная система подавления трудящихся в виде репрессивных ведомств Советского государства.

Господствующий неофеодальный класс СССР (я называю его партийная шляхта), известный более как номенклатура, рекрутируемая по большей части из "низов", как мамлюки, или из вчерашних дворян, как Ленин, была коллективным собственником государства, эксплуатирующим тем или иным способом все остальные социальные слои.

Партийная шляхта обладала монополией на власть (знаменитая статья 6 конституции СССР о "руководящей и направляющей роли").

Все те, кто не состоял в правящей коммунистической партии, как и при феодализме, носили печать сословного неравноправия (важный элемент феодальной системы) и, как правило, были лишены возможности строить успешную карьеру. Даже поэты и те должны были публично "хекать" Лениным.

Приход Горбачева и начало его "перестройки" можно квалифицировать в системе координат феодального общества как начало перехода от домениальной стадии к сеньориальнойв рамках все того же феодального строя.

Сеньориальная стадия феодализма считается более высокой. Барщина стала уступать место оброчной системе, увеличивалась роль денежной ренты, возрастало значение экономического принуждения.

Аналогично этому, в СССР времен "перестройки" стала усиливаться роль экономической заинтересованности в результатах труда, возросла роль рынка и денег.

Вследствие этого роль жесткой иерархической государственно-производственной системы и сцепленной с нею системы господства компартийной шляхты начала снижаться.

Фундаментальными экономическими изменениями она была обречена на слом и вскоре, действительно, была выброшена на помойку.

Эпоха постсоветских государств в системе координат феодализма

Новой влиятельной частью господствующего класса постсоветских государств стали фактические сеньоры хозяйственных сеньорий XX века – "красные директора".

Их основные доходы определялись рентой, производимой сотнями и тысячами зависимых рабочих, положение которых было аналогично положениюпростолюдинов во времена европейского феодализма.

Особое значение имели директора тех бывших госпредприятий, которые вышли со своей продукцией на международный рынок, то есть подключились к большим потокам СКВ (свободно конвертируемой валюты). Это, прежде всего, добывающие предприятия и металлурги.

Совсем не случайно то, что в некоторых постсоветских странах выходцы из корпуса "красных директоров" заняли посты президентов.

Однако "красные директора" не были единственной частью господствующего класса новообразовавшихся государств. Вместе с ними туда входила и государственная бюрократия.

Вместо упраздненной компартийной иерархии нужно было спешно создавать новую. Здесь также не обошлось без феодальных принципов, например отношений коммендации.

Во времена европейского феодализма самые разные люди – и общинники-крестьяне, и мелкие сеньоры – "добровольно" признавали себя людьми некоего господина, беря на себя обязательство верно "служить" ему в обмен на покровительство.

С помощью отношений коммендации, феодальных по своей сути, в независимой Украине, похоже, была выстроена значительная часть всех имеющихся связей между людьми.

Люди в погонах, признав себя людьми некоего господина, сколачивающего бизнес-империю, брали на себя обязательство служить ему в обмен на доплату в конверте к их небольшому государственному жалованию. К ним добавлялись чиновники больших и малых рангов, журналисты и адвокаты, артисты и депутаты, представители других профессий.

Так возникли пресловутые кланы – не вполне точное, но прижившееся название для неофеодальных группировок, которые правильнее было бы называть как-то по-другому.

Может быть, домами. Донецкий дом, например. Хорошо звучит. Или там, крымский.

Впрочем, кто-то уже сказал: "Россия – наш дом". И Украина – тоже "дом". Выходит, вот какой смысл может быть во всем этом…

Социальные протесты при феодализме

Первая эпоха социальных протестов в европейском Средневековье представляла собой локальные формы их проявления, почти не выходившие за пределы отдельных вотчин и феодальных корпораций, вроде как у нас забастовки шахтеров или выступления обманутых вкладчиков, "афганцев", "чернобыльцев".

Следующим этапом социальных протестов в Западной Европе стали массовые крестьянские восстания: кровавая Жакерия во Франции, в огне которой сгорело множество феодальных замков, восстание Уота Тайлера в Англии, Гуситское революционное движение в Чехии.

Наверное, украинская Жакерия еще впереди. Как она будет называться? Кто у нас униженный и ограбленный феодалами "Жак-простак"? Какое самое типичное украинское имя? Иван? Тарас? Что-то не очень благозвучно будет выглядеть производное слово.

Возможно, название будущего протестного взрыва пойдет не от имени, а от прежней социальной роли восставших? Простаков на уголовном жаргоне сегодняшних хозяев жизни принято называть "лохами". Итак, Лохерия?

"Революция цен" и будущий крах украинского неофеодализма

Как почти всегда бывает, не столько упорная борьба "низов", сколько фундаментальные изменения в экономике рождают смену формаций. Феодализм умер не потому, что была взята Бастилия. Феодализм умер тогда, когда он стал экономически невыгоден.

Решающим экономическим толчком к его уходу с исторической арены стала "революция цен" XVI век.

Цены товаров в Европе за несколько лет взлетели от 2,5 до 4 раз. Это произошло из-за того, что большие объемы добытого в американских колониях серебра, выполнявшего роль основного денежного металла того времени, хлынули в Европу. Из-за резкого удешевления добычи серебра, стоимость всех остальных товаров, выраженная в нем, возросла.

"Революция цен", помимо ухудшения положения трудящихся классов феодального общества и сжатия их потребления, имела другое очень важное последствие, о котором часто забывают. Она обесценила сеньориальные формы феодальной ренты.Феодализм был исторически обречен.

Похоже, в условиях независимой Украины уже случилась своя "революция цен", свидетелями которой мы сейчас и являемся, хотя и не понимаем ее подлинного значения.

Только к нашей "революции цен" серебряные копи Мексики и золотые рудники Калифорнии не имеют никакого отношения. У нас главную роль в повышении товарных цен играет "золото" голубого цвета – российский газ, бегущий по трубам "Газпрома".

Стоимость газа входит в стоимость и цену практически всех производимых в нашей стране товаров и услуг, и поэтому его многократное вздорожание стало для украинской неофеодальной экономики аналогом серебряного экономического вторжения из колоний в Европу.

И российский газ XXI века, и американское серебро XVI подняли в несколько раз товарные цены, а значит, обесценили сеньориальные формы феодальной ренты. Рентабельность неофеодальных промышленных сеньорий Украины – металлургических комбинатов, химических заводов и шахт – критически сократилась.

Феодальные дома стали понимать, что без государственных финансов, карман которых они и раньше часто путали со своим, им не прожить. Поэтому усиливается налоговый пылесос, отменяются льготы и ренты сотен тысяч мелких рантье прежнего феодального этапа, чтобы набить карманы феодально-бюрократической олигархии.

Итак, современный украинский феодализм, при всей его кажущейся мощи, обречен. Он получил удар в свое экономическое сердце.

Истощение ресурсов неофеодальной системы и вызревание внутри общества настоящих буржуазных отношений, основанных на получении капиталистической, а не феодальной ренты – эти факторы уже сейчас работают на трансформацию существующего украинского общества.

Евгений Сытник, кандидат экономических наук, стипендиат программы Лейна Киркланда Польско-Американского Фонда Свободы, для УП



powered by lun.ua
Реклама:
Конституционный Суд может упразднить Антикорсуд. Рассказываем, чем это угрожает
Депутаты от ОПЗЖ и приближенные к олигарху Игорю Коломойскому – вот те, кто стремится уничтожить антикоррупционные институты в Украине. (укр.)
Что делать, если увидели нарушение закона на избирательном участке
Хотя собственно выборы еще не начались, структурные подразделения Национальной полиции уже открыли 180 криминальных дел за подкуп избирателей и препятствование реализации избирательного права и еще 475 дел – из-за нарушений избирательного процесса. (укр.)
Бегом за счастьем: зачем участвовать в благотворительном пробеге
Сейчас благотворительная помощь – это новая корпоративная культура, которая во время перемен и испытаний только усиливается.
"Зеленая металлургия" здравого смысла
Как государство поддерживает "зеленую" энергетику за счет предприятий, которые инвестируют в экологическое производство.
9 млрд за сети и почему Украина отдаляется от ЕС
Почему ДТЭК не должен платить "Укрэнерго" за передачу электроэнергии при экспорте. (укр.)
Мирное сосуществование "триязычных" бельгийцев, или Хорошо ли живется в странах с несколькими государственными языками?
Бельгия – очередная страна, с которой украинцам вроде бы стоит брать пример. Но аргументы всех сторонников бельгийского сценария в Украине разбиваются об один только короткий экскурс в историю Бельгии. (укр.)
Заботу об экономике и национальной безопасности украинцы ставят выше борьбы с пандемией
Борьба с пандемией "проигрывает" в головах украинцев заботе об экономике и мерам по защите национальной безопасности. Почему так? Результаты социологического опроса. (укр.)