Две церкви

19 просмотров
Пятница, 13 апреля 2012, 15:14
Артем Скоропадский
независимый журналист

Пару месяцев назад активистки панк-группы Pussy Riot зашли в кафедральный храм Русской православной церкви и на амвоне устроили так называемый "панк-молебен" - пляски с кривляниями и песнопениями, в которых они просили "Богородицу убрать Путина".

Девушки вышли из храма, про них написала куча иностранных и российских газет, и, казалось бы, на этом история с выходкой Pussy Riot должна была закончиться. 

Но она не закончилась. Разгневанная "православная общественность", подумав недельку, потребовала от властей жесткого наказания активисток, действия которых тянут максимум на 15 суток за мелкое хулиганство.

Вывалять в перьях, бить палками, отправить в исламскую страну и чуть ли не побить камнями - вот немногое, что предлагали сделать с активистками верующие РПЦ. До побиения камнями дело не дошло, но трех участниц акции все же арестовали, им грозит тюремный срок до 7 лет, а патриарх Московский и всея Руси Кирилл Гундяев назвал действия активисток кощунством и "глумлением над великими святынями".

При этом, какие святыни хранятся в Храме Христа Спасителя не знает, кажется, ни один верующий. Я, например, не знаю, да и был в этом конфетном соборе с туристической атмосферой раза 3-4. 

На этой неделе в Киеве в соборе святой Софии активистки скандального движения FEMEN забрались на колокольню древней столичной святыни, разделись и вывесили растяжку с надписью "Stop", высказав таким образом свое отношение к идее запрета абортов, озвученной в Верховной раде. 

Можно по-разному относиться к действиям феменисток из Москвы и Киева - мне не нравятся ни те, ни другие - и РПЦ и Украинская православная церковь действительно отнеслись к этим действиям по-разному. 

Человек сомнительной репутации - патриарх Кирилл Гундяев, защищающий стареющего авторитарного президента Путина, наслал проклятия в адрес Pussy Riot, хотя их вызывающие действия были направлены не против церкви, а против главы РФ, которого можно назвать таковым с большой натяжкой из-за сомнительной легитимности прошедших в России выборов. 

А вот в УПЦ ответили иначе. Митрополит Владимир не требует арестов активисток FEMEN, в Киеве возле Лавры не собираются полоумные и истеричные "православные", кричащие о необходимости ареста феменисток, как это было в Москве. УПЦ ответила тихо, спокойно и смиренно.

"Это оскорбляет наши религиозные чувства, но реагировать мы будем не по-светски, не по-медийному, не политически. Мы будем реагировать по-церковному. Так, как реагировал Господь на действия тех людей, которые распинали Его на Кресте. Он обращался к Богу в молитве со словами: "Прости им, Господи, ибо не ведают, что творят".

И раз уж такие события происходят на Страстной, то православные христиане должны следовать тому примеру, который нам показал Сам Христос в Своем отношении к заушениям, оплеваниям, насмешкам", - заявил пресс-секретарь митрополита протоиерей Георгий Коваленко. 

Во всей этой истории видна не только разница между авторитарной Россией и Украиной, которая сохраняет хоть какие-то демократические достижения "оранжевой революции", но и разница между двумя церквями. Церквями, которые, хотя и являются номинально единым целым, но все же совсем не похожи. 

Жесткая и авторитарная РПЦ, с патриархом, который разъезжает на лимузинах под охраной Федеральной службы охраны, недоступен для верующих, с патриархом, ставшим, по-сути государственным чиновником, благословляющим страшную, преступную власть ради личного благополучия, влияния и мирских благ, с патриархом, забывшим Божественные заповеди - это церковь Москвы.

Миролюбивая и христолюбивая церковь во главе с предстоятелем, которого уже сравнивают с сербским патриархом Павлом, церковь, глава которой всегда находила время и слово для любого верующего, церковь, глава которой является настоящим бессребренником и молитвенником - это церковь Киева. 

Скандальные действия Pussy Riot и FEMEN стали тестом для этих двух церквей. И УПЦ этот тест прошла, а РПЦ - нет. Жестокость и мстительность - вот что показала русская церковь, любовь и всепрощение - вот что показала церковь украинская. 

Мне остается только радоваться за своих сопричастников из УПЦ и благодарить Спасителя за то, что он дал УПЦ такого великого учителя и святителя как митрополит Владимир, и пожалеть, и помолиться за своих братьев из РПЦ, в которой бесы уже откровенно пробрались к алтарю. 

Артем Скоропадский, гражданин РФ, корреспондент газеты "Коммерсантъ" (Украина), специально для УП



powered by lun.ua
Реклама:
Новый объект мирового наследия ЮНЕСКО в Киеве: стена памяти в Киевском крематории
Смерть – тема, на которую неприятно говорить. А о смерти шедевров архитектуры, мне лично говорить еще мучительнее. Речь пойдет о месте со смертью связанным – о Киевском крематории. (укр.)
Куда движутся ставки по гривневым депозитам и кредитам
Политика Нацбанка по обеспечению низкой инфляции создает возможности для рекордного снижения ставок по кредитам и депозитам. (укр.)
Уровень доверия ниже плинтуса, или Снова о роли общественности в реформировании судов
После Революции достоинства власть пообещала очистить и обновить суды в сотрудничестве с общественностью. В действительности же произошла имитация судебной реформы. При каких условиях будет возможным эффективное сотрудничество общественности и судебной власти в вопросах судебной реформы? (укр.)
Как оккупанты в Крыму зомбируют детей пропагандой и сколько денег на это уходит
Последние шесть лет оккупанты делают все, чтоб крымские дети забыли Украину и стали ярыми патриотами России.
Конечные бенефициарные собственники юрлиц под пристальным надзором Госфинмониторинга
Кто такие конечные бенефициарные собственники (КБС) и почему ими интересуется Госфинмониторинг? Как и когда подавать сведения про КБС? Какова ответственность за нарушение требований в отношении КБС? (укр.)
13 факторов лидерства
О факторах лидерства, которые Девид Рубинштейн вывел на основе анализа интервью с мировыми лидерами. Для молодых лидеров, которые хотят добиться большего в карьере и жизни.
FinCEN Files – приговор украинским олигархам
В ответ на вызовы современного мира, где отмывание средств и связанные с ним преступления приобрели международный масштаб, проект бюро Департамента финансов США FinCEN Files объединил более ста медиа и 400+ журналистов-расследователей в 88 странах мира. (укр.)