УДАР под ударом

8 просмотров
Понедельник, 19 ноября 2012, 17:14
Андрей Самброс
руководитель лаборатории PR-технологий "Luman Group"

"Критика показывает путь к совершенству"/
Виталий Кличко из фильма "Кличко"

После 28 октября для всех, кто следит за публичной политикой в Украине, вопрос о будущем партии Виталия Кличко стал вторым по обсуждаемости после результатов ВО "Свобода", о чем я писал в своей предыдущей публикации.

Действительно, партия, которая обладала колоссальным электоральным ресурсом на старте избирательной кампании в начале августа 2012 года, не смогла сохранить свой результат до дня голосования.

Именно поэтому УДАР получил всего 14% голосов по Украине и победу в 6-ти мажоритарных округах. В общей сумме – 40 мандатов.

Анализируя итоги прошедшей кампании, так и хочется провести сравнение между электоральным результатом Сергея Тигипко в первом туре президентских выборов 2010 – 13,06% и результатом партии УДАР на парламентских выборах 2012 года – 13,96%. По сути, электорат "нового Тигипко" и электорат сегодняшнего Кличко – это одни и те же люди.

Каковы основные черты этой группы избирателей? Достаточно умеренные в своих взглядах граждане, которые разочаровались во властной команде, в данном случае – в Партии регионов, и переходят на сторону новой формально-конструктивной вождистской политической силы.

Стоит заметить, что, невзирая на прошлые баталии между Черновецким и Кличко за Киев, для всей остальной "нестоличной" части Украины УДАР стал открытием 2012 года.

Однако, при всех благоприятных факторах: сумасшедшем персональном уровне поддержки Кличко и возможности развивать партийные структуры на протяжении двух лет после президентских выборов, материальной слабости "Батькивщины" и "Свободы", партия УДАР сделала несколько серьезных ошибок.

Во-первых, в течение последних недель избирательной кампании усиленную политическую активность проявлял сам лидер УДАРа. Увы, на публике он не проявил себя как оратор. Скорее, наоборот.

Возможно, политсовету партии следовало ограничить присутствие политика на вечерних ток-шоу, но этого не произошло и волна разочарования в риторических способностях лидера УДАРа "накрыла" медиа-пространство именно накануне дня голосования.

Уже после выборов доводилось слышать о том, что Кличко больше похож не на Тигипко, а на Януковича. Якобы Кличко представляет собой европейскую модель "Януковича" – такой себе опытный образец "Янукович-light", созданный специально для отлова недовольных, которые еще недавно входили в группу поддержки регионалов.

Во-вторых, тактическая победа "плана Ковальчука" в медийной плоскости – кто быстрее заявит о снятии мажоритарных кандидатов в пользу партнера по оппозиции, в результате завершилась полным фиаско.

Напомню, Виталий Ковальчук – зам Кличко по партии, если угодно, тренер Виталия Владимировича в политике – предложил, чтобы партия публично объявляла о снятии своих заведомо непроходных кандидатов.

В ответ просила объединенную оппозицию снять своих представителей в Киеве. То есть там, где УДАР имеет эффективную партийную структуру и хорошую историю.

Но Киев – это слишком лакомый кусок пирога, и ОО своих кандидатов практически нигде не сняла.

Единственным исключением стал 214-й столичный избирательный округ, на котором победу одержал Виктор Чумак – там ОО сняла своего кандидата Юрия Ганущака.

Проблема УДАРа в данном случае обнаружилась тогда, когда стало очевидно, что партия, не вступив в соглашения с ОО, и пытаясь занять главную оппозиционную нишу в Украине, потеряла больше, чем приобрела.

Со стороны конфликт между УДАРом и объединенной оппозицией смотрелся нелепо, а шаблонные заявления руководства партии только отбивали желание у оппозиционного электората, изголодавшегося за новыми лицами в политике, голосовать за партию Кличко.

Факт состоит в том, что две последние недели до выборов УДАР по отношению к ОО вел себя примерно так же, как НУНС по отношению к БЮТ в 2007.

Было бы некорректно обвинять УДАР в том, что он проводил хищническую политику по отношению к ВО "Батькивщина" и к ВО "Свобода". К слову, свободовцы не гнушались лишний раз "пнуть" УДАР.

Но нельзя сбрасывать со счетов и тот факт, что именно партия Кличко стала катализатором довольно жёсткого противостояния между оппозиционными игроками накануне выборов.

В-третьих, у УДАРа не нашлось достаточного количества внятных "говорящих голов" для того, чтобы достойно представить партию в медиа, особенно на ТВ. А это могло обеспечить впоследствии значительную электоральную поддержку.

Сам Виталий Кличко – личность яркая, масштабная, но кроме него УДАРу некого "показывать".

То, что было сделано в первые дни официальной кампании, – принятие в ряды партии политических "беженцев" вроде Наливайченко и Пинзеника, при всем уважении к ним, не обеспечило партию ораторами.

Ну а Мария Матиос – второй номер в партийном списке УДАРа – так и не смогла стать важной презентационной фигурой для партии.

Думаю, большинство согласится с тем, что Матиос в партии была своего рода "наживкой" для украиноязычных интеллектуалов. На этом её роль в политической кампании 2012 года закончилась.

Таким образом, "пресность" УДАРа стала решающим ударом для партии и практически "свела на нет" надежды на большую фракцию в парламенте.

Тем не менее, в зависимости от стратегии поведения партии в парламенте, будет решаться её дальнейшая судьба.

Поменяет ли Виталий Кличко свой электоральный потенциал на несколько удобных кресел в правительстве. Или останется в недружных рядах оппозиции – покажет уже ближайшее будущее.

Анализируя перспективы УДАРа в парламенте, невольно напрашивается вывод – Кличко, как когда-то Тигипко, сегодня выгоднее договариваться с властью, чем работать в среде оппозиции.

С командой, которая не обладает медийной выносливостью, с политиком, у которого нет политической харизмы, невозможно претендовать на роль первой скрипки в оппозиции.

Кого будет слушать Кличко: своих политических тренеров или собственную совесть?

Андрей Самброс, специально для УП



powered by lun.ua
Реклама:
Монополия на лечение COVID-19 в Украине, или "молчание ягнят"
Пока ВОЗ объявляет миру солидаризированное клинические исследования по лечению COVID-19 и призывает к полному раскрытию полученных данных, в Укрпатент поступают заявки на выдачу патентов на лечение COVID-19. (укр.)
Пчелы хотят жить. Почему украинское пчеловодство под угрозой
Какие дополнительные регуляторные инструменты нужно ввести, чтобы защитить отрасль пчеловодства. (укр.)
Потребительский сектор и розничная торговля: как подготовиться к новым реалиям после COVID-19
Пять ключевых направлений, на которых нужно сосредоточить свои усилия, чтобы восстановить деятельность после карантина (укр.)
Программа 2020: зачем Украина меняет подходы к интеграции в Альянс
26 мая президент Украины утвердил Годовую национальную программу (ГНП) под эгидой Комиссии Украина - НАТО на 2020 год. (укр.)
Нужны ли служебные квартиры для судей?
Среди статей финансирования судебной системы в Украине есть расходы на обеспечение привилегий судей, среди которых – право на получение служебного жилья. Однако этот механизм не только дорого обходится бюджету, но и ставит под сомнение независимость судей. (укр.)
Турецкий прецедент: почему торговые войны могут выйти на новый уровень
Мировая система торговли столкнулась с крайне опасным прецедентом, который угрожает существенным обострением торговых войн. (укр.)
Что не так с украинскими тюрьмами
Европейский комитет по предотвращению пыток Совета Европы с 1988 года посещает украинские пенитенциарные учреждения. Ряд рекомендаций Комитета, в частности те, что касаются СИЗО, не выполняются более 20 лет. (укр.)