Конфликт в "Дне": борьба за этот издательский проект под прикрытием разговоров о борьбе за репутацию газеты?

Понеділок, 29 листопада 2004, 22:12
Заметка "Предупреждение всем?", представленная в "Дне" за 19 ноября 2004 г. как перепечатка из интернет-издания "Обозреватель" - на удивление неуклюжая попытка предложить оппозиции экс-министра обороны Марчука в качестве противника существующего политического режима. Комизм ситуации в том, что главный редактор "Дня" - его супруга Лариса Ившина.

Постараюсь быть не голословным. Цитирую: "По информации нашего источника, 4 дня назад правоохранителям дана установка посредством ареста отстранить неудобного для власти генерала Марчука от бурной политической жизни страны в период кульминации избирательной кампании".

Сразу же замечу, что в нынешней "бурной политической жизни страны", во всяком случае, в публичной ее части, г-н Марчук активного участия не принимает. Хотя кризис в стране идет уже не первые сутки. Отмалчивается из-за инвариантности исхода? (Писалось это в тот момент, когда исход акции протеста на майдане Независимости был совершенно неясен В.П.)

И это при том, что публикация позиционировала его совершенно однозначно: "Как утверждает источник, нейтрализовать Марчука власти нужно для того, чтобы не допустить в период знойных политических баталий вероятности волнений среди внутреннего состава армии".

Надо полагать, он может вызвать волнения своим веским словом, которого от него, наверняка, в нужный момент так не дождутся. (Виноват, в пятницу 26 ноября по инфорканалам наконец-то прошло сообщение, что обратился к сотрудникам силовых структур. На сердце отлегло: "Ну, если Кириллович высунулся из окопа, значит режиму капут!")

"...Отстранить неудобного для власти генерала Марчука..." И в чем же его неудобство? В том, что он с флюгерной непринужденностью менял свою политическую ориентацию всякий раз, когда ему это было выгодно?

Напомнить? Ныне изображающий себя национально сознательным патриотом бывший генерал КГБ Евгений Кириллович Марчук в свое время руководил четвертым управлением КГБ при Совмине УССР. И управление это, специализировавшееся на борьбе с диссидентами, очень активно сажало и национал-патриотов: они были "клиентами" номер один.

Есть примеры и из более поздних лет. В 1996-м Кучма снял его с должности премьера. Марчук - в оппозицию. Не буду цитировать, что он писал в статьях и говорил в интервью о существующем политическом режиме - можете полистать нашу подшивку.

Квинтэссенцией стала его книга размышлений "Пять лет украинской трагедии". Почитайте, впечатляет. Особенно на фоне того, что сразу же после президентских выборов 1999 г., на которых он был аутсайдером, Марчук пошел работать секретарем СНБО. Надо ли напоминать, что по должности этот Совет возглавляет президент Л.Д. Кучма - объект его нещадных разоблачений в течение нескольких лет?

Однако, главная цель заметки - не "запарить мозги" легковерному читателю (хотя и такие наверняка найдутся), а послать "мессидж" оппозиции: уволенный с должности министра обороны генерал Марчук готов стать под ее знамена. И что, кто-то ему поверит? В оппозиции много романтиков.

Но среди ведущих национал-патриотов в последнее время что-то не видно откровенных дураков. Так же как и безнадежных склеротиков.

В конце 2000 г. имел место потрясающий инцидент, связанный с гибелью Вячеслава Чорновила. Народные депутаты Григорий Омельченко и Анатолий Ермак сообщили, что направили депутатское обращение секретарю СНБО Украины Евгению Марчуку, в котором напомнили, как в начале октября 1999 года он, будучи кандидатом в президенты, в "помещении своего избирательного штаба лично показал нам на видеомагнитофоне видеокассету, на которой человек в маске рассказывает, что он является полковником милиции и входил в спецподразделение МВД Украины, которое по указанию министра внутренних дел Кравченко Ю.Ф. провело операцию по уничтожению народного депутата Украины, председателя Народного Руха Украины В.Чорновила..." Депутаты напомнили Марчуку: "Вы обещали "дать ход" этой видеокассете после завершения президентских выборов и заверяли, что организуете встречи членов депутатской следственной комиссии по расследованию обстоятельств гибели В.Чорновила с этим работником милиции…"

Депутаты подчеркивали, что "дальнейшее сокрытие продемонстрированной Е.Марчуком видеокассеты с информацией о якобы убийстве В.Черновила спецподразделением МВД "является недопустимым ни с моральной, ни с юридической точек зрения". (Цитирую по сообщению агентства Интерфакс-Украина от 11 декабря 2000 г.)

В интернет-изданиях высказывалась версия: человек в маске на видеокассете - офицер милиции Игорь Гончаров, проходивший по делу "оборотней" и якобы сделавший в ходе следствия сенсационные заявления, касающиеся организации убийства Гонгадзе. И якобы умер он, находясь под следствием, от укола трентала.

Не буду пересказывать, как это связывалось с Марчуком, в виду недоказанности. Обращу только внимание, что Марчук это официально не дезавуировал. Как и утверждение Владимира Цвиля о том, что, возглавляя СБУ, он знал: президентский кабинет прослушивается ("Зеркало недели", № 21 (496), 21 мая 2004 г.). Что и сделало "кассетный" скандал, ключевым элементом которого было убийство журналиста Георгия Гонгадзе, в принципе возможным.

А откуда вообще взялась эта видеокассета? Впоследствии Марчук пояснял: после заседания его предвыборного штаба, когда все ушли, он якобы обнаружил ее на столе. Сунул в видеомагнитофон. Батюшки! Да что ж это творится! Видно сгоряча показал эту кассету не только Омельченко и Ермаку, но и тогдашнему меру Черкасс и кандидату в президенты Владимиру Олейнику, который об этом тоже рассказал журналистам.

Но когда от него начали требовать передать видеокассету в следственную комиссию, Евген Кириллович вышел из ситуации с непревзойденным изяществом: заявил, что она где-то пропала. Как пришла, так и ушла. Сама.

Потрясающее объяснение для бывшего шефа разведки и контрразведки!

Кстати, вот как его презентуют оппозиции в том "мессидже" в статье: "По утверждению источника, на данный момент власть видит в Марчуке для себя едва ли не самого коварного врага, который располагает хорошей памятью и неким багажом знаний об определенных обитателях Банковой…".

Легенда о том, что Марчук владеет убийственным компроматом, муссируется с тех пор, как он пошел в публичную политику. И лучше всего эту легенду "откомментировал" "День" в пьесе "Елка на Сырце", опубликованной в новогоднем номере за 31 декабря 1996 г. (и подписанным к печати еще первым, доившиновским редакторатом газеты).

Там по ходу всего действия, пока политические персонажи, популярные в те годы, борюкаются за власть на авансцене, у них за спиной, в районе кулис, периодически появляется "тень Марчука с тенью саквояжа компромата". Появляется, и, не говоря ни слова, уходит. Так этот персонаж всю пьесу за спиной у действующих персонажей и протаскался молча с "тенью саквояжа компромата"...

Автор вышеупомянутой пьесы в "Дне" оказался удивительным провидцем! Все эти годы в политике Евген Кириллович точно так же постоянно проходил за спиной у первых действующих лиц с чемоданом, набитым неизвестно чем. И, судя по всему, как и в пьесе незаметно уйдет со сцены в политическое небытие.

А вообще "месидж" в статье можно считать классикой жанра благодаря перлам, лапидарность которых просто умиляет: "По информации источника, попытки (надо полагать, власти – В.П.) договориться с Марчуком имели место. Однако генерал принципиален и тверд".

Да что там тверд! Непоколебим был в своем молчании, когда события могли вылиться в реки крови и пока "оранжевая" революция не стала побеждать.

"По непроверенной информации, сам Евгений Кириллович сейчас пребывает на лечении." А что, написать, что ударился в бега? Несолидно как-то. А так очень респектабельно объясняется, почему молчит. А попытается завтра появиться из закулисья – так писалось же "по непроверенной информации".

Не скрываю, что отношусь к Марчуку как к политику более чем скептически. Работая в "Дне" с самого основания газеты, я постепенно стал замечать: он не оправдывал надежд, которые порождал. И со временем стал подозревать, что и не собирается их оправдывать.

Озабочен только своей сохранностью в высшем эшелоне так называемой "элиты", представители которой как сказочные вареники перескакивают из одной тарелки со сметаной в другую? Буду рад, если в этом предположении меня аргументированно разуверят. Благо, есть кому и на страницах чего.

И все эти годы вместе с изменениями его политической ориентации менялся и политический курс газеты "День", главным редактором и одним из акционеров которой является его жена Лариса Ившина (вообще-то состав акционеров в АОЗТ коммерческая тайна, но уж раз она сама об этом сказала в интервью "Телекритике".). Что не прошло безнаказанно для нашего газетного проекта.

Например, тираж и списание за 1999 г., когда газета в ходе президентской кампании еще была оппозиционной, и за 2000-й, когда вместе с Евгеном Кирилловичем, назначенным секретарем СНБО, она неожиданно стала лояльной к власти, различаются почти в полтора раза: тираж настолько упал, а списание настолько же выросло.

А в подоплеке нынешнего конфликта в "Дне" - борьба за этот газетный проект, а не за журналистскую этику и репутацию газеты, как это подает сейчас в раздаваемых интервью Ившина. Потому как если искренне заботиться о репутации издания, то нельзя несколько раз разворачивать его ориентацию вслед за политическим курсом одного политика.

И попытка снять шеф-редактора Олега Иванцова - это только предлог, которым Ившина воспользовалась. Кстати, она сделала все, что могла, чтобы такой предлог возник.

Имею в виду в частности и вышеупомянутую перепечатку из "Обозревателя". Держатель контрольного пакета акций, насколько я понимаю, не озабочен политическим имиджем Евгена Кирилловича в той степени, в какой им озабочена г-жа Ившина. Думаю, его реакцию ей (по словам сотрудников - инициатора перепечатки), нетрудно было предугадать...

Ившина в упомянутом интервью "Телекритике" сказала, что она владеет небольшим пакетом акций. Ну, во-первых, пакет не так мал, а, во-вторых, г-жа Ившина, будучи акционером, насколько я знаю, не несет расходов по финансированию проекта.

Так вот желание сохранить контроль над политической линией газеты, которая, по-видимому, и дальше должна колебаться вместе с политическим курсом Евгена Кирилловича, не имея на то ни юридических (в смысле контрольного пакета акций), ни финансовых (в смысле зарплаты, оплаты помещения, полиграфуслуг и т. д.), ни моральных (о чем скажу ниже) оснований и было причиной того спектакля, который мадам разыграла перед коллективом в понедельник 22 ноября, и в котором я отказался участвовать.

В той ситуации с нравственной точки зрения коллектив повел себя безупречно, чего не скажешь о некоторых фигурантах этого скандала. Позволить уволить одного из своих руководителей даже без предъявления формальных претензий и объяснения за что – это в журналистском коллективе, если это журналистский коллектив, а не сборище наемных писак, просто не про-хо-дит.

Не буду распространяться по этому поводу – скоропалительные высказывания в данной ситуации могут оказаться спичкой возле открытой бочки с бензином. Тем более что время достаточно быстро расставит все на свои места.

Но что меня сейчас волнует. Знаю Ившину лет десять и совершенно уверенно могу сказать: если в этой редакционной бодяге она победит, то еще более утвердится во мнении, что то, как она ведет себя с подчиненными – единственно правильно. Волюнтаризм – очень мягкое и неполное определение стиля ее руководства.

За неимением времени примеры приводить не буду, но если мадам вздумает со мной судиться по поводу защиты чести и достоинства – приведу. И не только я.

В январе 1997-го я поддержал ее во время внутри редакционного конфликта, когда первого главного редактора "Дня" Владимира Рубана тогдашние учредители сняли, а ее поставили.

Не буду подробно останавливаться на перепетиях той давней истории и рассказывать, кто и как Рубана сначала предал, а потом подставил. Замечу лишь: на мой взгляд, как показало время, тогда из всех нас абсолютно безупречно повел себя, пожалуй, только Юрий Луканов, выслушавший две различные версии конфликта и заявивший, что не хочет в этом участвовать и немедленно увольняется...

Выше я пообещал коснуться морального аспекта. Мечта любого журналиста – работать в абсолютно независимом издании. В том числе, зрелого, понимающего, что это в принципе невозможно (даже независимые от "денежных мешков" СМИ зависимы от конъюнктуры рынка, которая достаточно жестка). Но степень свободы/несвободы бывает разная. И она у средства массовой информации потенциально тем выше, чем оно экономически успешнее.

Потому что если у творческого коллектива возникает конфликт с издателями, то журналисты либо меняют хозяев, либо уходят со всеми наработанными связями и начинают выпускать такое издание, какое считают нужным.

Так вот, не являясь финансовым инвестором газеты, акционер Ившина, по моему убеждению, не имеет морального права претендовать на определение политического курса "Дня". Потому как за годы своего руководства она сделала все, что могла, чтобы сделать наш газетный проект экономически несостоятельным, а потому зависимым.

С тех пор, как она стала главным редактором в январе 1997 г. (за исключением периодов, когда она находилась в отпуске), "День" попадал в типографию по графику в лучшем случае раз в неделю. Что это значит в газетном бизнесе? Наше издание приходит в регионы через день. И, естественно, в киосках позавчерашняя газета не раскупается. Растет списание, падают поступления от реализации, реализуемый тираж. Все это в свою очередь уменьшает количество размещаемой рекламы...

В "Дне" срывы графика - не эпизодические сбои. Это "норма" в течение почти 8 лет пребывания Ившиной на посту главного редактора. И мне совершенно непонятно, почему ее до сих пор не сняли.

Уверен, что своевременное отстранение Ившиной было бы воспринято с облегчением. Есть за что. Ведь одна из важнейших функциональных обязанностей главного редактора – обеспечить в определенный момент переход творческого процесса в производственный. А за эти годы г-жа Ившина убедительно продемонстрировала, что она по этому параметру совершенно не соответствует занимаемой должности.

О ее кадровой "политике", в результате которой обученные у нас журналисты работают у конкурентов, я уже не говорю… Может причина в том пакете акций, которым она владеет? Ну, так и пусть владеет - частная собственность должна быть свята. И пусть получает по ним дивиденды. По результатам нашей деятельности, к экономической составляющей которой она имеет непосредственное отношение…

А печатать за день до выборов тот материал действительно было нельзя. Но, считаю, сыр-бор не из-за этого разгорелся. И не из-за того, что стояло в субботнем номере за 20 ноября.

Там самое "крамольное" – статья Ившиной о том, что все плохо потому, что Марчука не избрали президентом в 1999-м.

К репутации "Дня" и его главного редактора это ничего не прибавило - и так не секрет, что у Ларисы Алексеевны гипертрофированное представление о политическом величии Евгена Кирилловича (в подшивке "Дня" есть сногсшибательные перлы на этот счет). О его проигрыше на выборах-99 она пишет: "Был лидер, не было народа." Достойного, чтобы его избрать?

Конфликтная ситуация в "Дне" назревала постепенно. И, что важно, Ившина подталкивала ее развитие в совершенно определенном направлении, инициируя появление на страницах издания фотографий и материалов, которые могли вызвать только совершенно предсказуемую реакцию - внимательно просмотрите подшивку "Дня", начиная с конца августа. И когда, в конце концов, затолкала туда, куда хотела – использовала максимально.

Пустовойт Валентин, член Национального союза журналистов Украины, Социологической ассоциации Украины. Работал в ряде украинских газет и журналов. С июля 1996 г. - зам. главного редактора газеты "День". С мая 2000-го - заместитель председателя правления "Украинской пресс-группы" - учредителя и издателя "Дня".



powered by lun.ua
Головне на Українській правді