"СтароРоссія" і нова Україна

64 перегляди
Андрій Миселюк, для УП
Четвер, 16 жовтня 2014, 12:12

Прикончив путинский проект "Новороссия", Украине нужно и дальше навязывать свою повестку дня инертной, негибкой и тяжеловесно-неповоротливой путинской России. Только так получится отстроиться от российского пути развития не ситуативно, а стратегически и содержательно.

Для того чтобы держать инициативу в отношениях с Москвой у украинской стороны для начала должна быть полностью оформлена эта самая содержательная, качественно новая повестка дня.

Она формируется пока большей частью стихийно – в ходе общественных протестов и на полях войны. Однако общий костяк этой повестки дня уже задан.

Задача власти – оформить эти наработки в качественно новую концепцию отношений с Россией и обеспечить эффективную защиту национальных интересов, от посягательств Москвы. Которые, вне всяких сомнений, будут продолжаться и дальше.

"С этого момента разошлись пути"

С конца прошлого года Украина делает лишь первые шаги в оформлении своего, уникального, пути ухода из сферы российского влияния. Пожалуй, наиболее близким ориентиром в построении модели независимости от России может быть Польша.

Польский старт – выход страны из советской сферы влияния в конце 80-тых. Итог долгого и трудного пути – встраивание в европейские экономические и политические структуры, вхождение в систему евроатлантической безопасности и превращение в регионального лидера объединенной Европы.

Однако и стартовые условия, и содержание польского и украинского путей – "из россиян в европейцы" – различаются чрезвычайно сильно.

Поэтому прямое копирование польской траектории "геть від Москви!", как и опыта других стран Восточной Европы, Украину к успеху не приведет.

Но что у поляков и чехов стоит позаимствовать – так это модель построения взаимоотношений.

В противовес попыткам Москвы искусственно слепить геополитический пазл с единым для всех ее частей идеологическим фаршем-наполнением, создается прагматическая модель взаимоотношений.

Поляки, чехи и другие восточные европейцы выскользнули из резервации "стран социалистического лагеря" в 80-тых, а Украина прямо сейчас окончательно ускользает от Евразийского экономического сообщества и "Русского мира".

Тут – небольшая, по сравнению с Россией, европейская страна. Которая идет своим путем в объединенную Европу, имеет свои четкие цели и решает свои, такие же четкие предметные задачи.

Там – огромная Россия. Постоянно мятущаяся в определении своего места во времени и в пространстве между Европой и Азией, мучающаяся судьбоносными "проклятыми вопросами" и при этом исправно поставляющая человечеству рецепты обустройства всего мира.

Мы им предоставляем право быть такими как они есть – быть самими собой. Но пусть и они признают наше право быть самими собой, строить Украину для украинцев. Украинцы здесь – политическая нация, а не этнос.

И пусть прекратят навязывать свою повестку дня. Никакого "славянского единства", никакого "братства" как фундамента для взаимоотношений в общественно-политической, а тем более в экономической, где такие словесные формулировки – лишь прикрытие масштабных коррупционных схем, сферах.

Никаких постоянных союзов с Россией.

Исключительно защита своих национальных интересов, отстаивание всегда – последовательно, если необходимо – жёстко, их от притязаний России с применением всего возможного инструментария.

Застрявшие в своих "скрепах"

Москва преуспела в создании и навязывании Киеву мультинациональных геополитических конструкций, в которых внешне видная роль отводится и Украине. Но где контроль и решающее слово – неизменно за Москвой.

По инерции, даже после оккупации Крыма и войны на Донбассе россияне начинают обсуждать способы восстановления "добрососедских-братских" отношений с Украиной исключительно с позиции "старшего брата" в мифической славянской семье.

После многих месяцев мощнейшей пропагандистской кампании по созданию из украинца образа врага и неонациста раздаются первые, слабые пока еще голоса российских общественных деятелей о реабилитации украинцев в глазах россиян.

Российские политики продолжают еще по инерции плодить сущности о хунте в Киеве, народе Донбасса, "Новороссии" и прочий словопомол. Они быстро переориентируются, как только речёвку "русский с укрАинцем – братья навек" огласит Путин.

Тренировки в этом направлении хозяин Кремля уже начал. На этой неделе он уже пролил несколько крокодильих слёз о якобы невесть откуда появившемся отчуждении народов двух стран.

Для полноты картины уместной будет сцена, в которой Путин подобно герою "Кавказской пленницы" ошарашено удивляется: "Слушай, обидно, клянусь, да? Ничего не сделал – только вошёл. Сначала в Крым вошёл, потом на Донбасс…".

Но ключевым в этих робких пока попытках россиян преодолеть отчуждение является их неготовность признать новые реалии, в которых Украина – по-настоящему независимая от Москвы страна, действительно самостоятельный субъект международной политики.

Которая осознанно ушла от евразийских проектов Кремля, выбрала, отстояла, и будет отстаивать дальше от посягательств Москвы, курс на вхождение в Европу.

Никто из российских политиков не готов содержательно говорить с Украиной об этом ее выборе, уже произошедшей трансформации украинско-российских отношений, о том, как именно двум странам нужно строить новый формат двусторонних отношений.

И как сделать так, чтобы взаимоотношения двух стран были добрососедскими, взаимовыгодными и не враждебными.

Вместо этого раздаются призывы побольше крутить в России фильмы по произведениям Гоголя, приглашать украинских деятелей культуры в шароварах-вышиванках, обмениваться визитами актеров, писателей, ученых. Одним словом, полностью воспроизводится российский имперский и потом советский концепт "Украина шароварная".

Песни-пляски-горилка-красивые хохлушки и прочая культурная самобытность – это да, принимается. Политическое существование Украины вне российского геополитического проекта, реально, а не формально независимая Украина – неприемлемо априори.

И не стоит ждать, что столетиями существовавший такой подход российского политического класса вмиг поменяется после того, как украинцы, наконец, в 2014-ом состоялись как политическая нация.

Переформатировать двухсторонние отношения с учетом новых реалий это задача не для старой России, озабоченной очередными поисками "духовных скреп" для своего общества, а для новой Украины, которая добилась права идти своим путем.

Андрей Миселюк, Институт социально-политического проектирования "Диалог", для УП



powered by lun.ua
Таємниці мормонів. Що відбувається в одному з найбільш закритих храмів України
Як українські медичні технології продовжують життя іноземцям
Голова Держкіно Пилип Іллєнко: Український глядач перестав сприймати російське кіно як ментально близьке
Всі свої
Усі публікації