23323 перегляди
П'ятниця, 18 жовтня 2019, 06:00

Четыре памятника национального значения. Древние городища славян и редкий ландшафт. Колыбель украинства. Место духовной силы, свободы и творческой энергии. Седнев, где проживают не больше тысячи человек, претендует на звание одного из самых загадочных и знаковых мест Украины.

В 1846 и 1847 годах пейзажи Седнева вдохновляли Тараса Шевченко, писавшего здесь свои рисунки и поэму "Ведьма".

По распространенной версии, на седневских холмах в 1859-м Леонид Глибов создал "Журбу".

В 30-х годах прошлого века городок в 27 километрах от Чернигова облюбовала интеллигенция из Москвы и Ленинграда. Советская богема скупала тут дачи, превратив Седнев в элитный курорт, о котором знали только "посвященные".

В этих местах работали и отдыхали известные художники и киноактеры.

Сегодня Седнев посещают до 50 000 туристов в год. Большинство едут, чтобы посмотреть уникальную Георгиевскую церковь, где в 1967-м отсняли центральные эпизоды первого в СССР хоррора.

"Там, где снимали фильм "Вий" – этим обычно ограничиваются знания большинства о Седневе. Но каждого, кто попадает сюда впервые и без исторического багажа, ждет настоящий культурный шок.

Что угрожает деревянному казацкому храму 18 века, почему актриса Варлей, сыгравшая в "Вие" панночку, боится ехать в Седнев, куда исчезли мумии рода Лизогубов и из-за чего реку Снов называют "северным Иорданом" – в репортаже УП из Черниговской области.

Нетипичное захолустье

Проезжая автодорогой Р-13, пронзающей центр Седнева, из окна автомобиля здешних богатств не разглядеть.

Пару продуктовых магазинчиков и сельский хозторг. На первый взгляд – типичное захолустье, где просвещенному человеку делать нечего. Но стоит свернуть вглубь поселка, как наступает время удивительных историй.

 

Никто не знает, почему на седневской почте надпись на французском языке. Как говорит почтальон Ирина, местные жители продолжают выписывать журналы и газеты с гороскопами, советами для огородников и рецептами народной медицины 

все фото: Эльдар сарахман

Посетителей местной почты встречает плетеный коврик, шаткие деревянные полы и почтальон Ирина Радченко с зарплатой 2 600 гривен.

– Разве это почта? – вздыхает женщина. – Одно название осталось. Раньше 15 человек работали. Теперь двое. Я полгода назад сюда пришла. Мне даже велосипеда не дали.

 

Почтальон Ирина Радченко первый раз посмотрела фильм "Вий" в детстве. Говорит, что было очень страшно. Женщина помнит, как после "Вия" на отдых в Седнев стали приезжать звезды советского кино

В напряженный будничный день Ирина наматывает по округе до 20 километров. Утомленная работой и бытом, почтальон не замечает сокровищ, разбросанных буквально под ее ногами.

– Ось, дивіться, на землі валяється! – наклоняется Татьяна Луговская и поднимает темно-коричневый осколок. – Козацька кераміка 18 століття. Багато тут такого. Ось тут. Там. І там!

Збираю уламки на сувеніри. Беріть!

Луговская – заведующая "Усадьбой семьи Лизогубов", местного филиала Черниговского исторического музея им. В.В Тарнавского. 

 

Благодаря Георгиевской церкви, в которой снимали "Вий", Седнев стал популярным среди простых туристов. Многие не подозревают, что тут находятся еще несколько уникальных памятников архитектуры

Остатки керамики Татьяна без труда находит во дворе Георгиевской церкви, которую когда-то построили без единого гвоздя.

Около трехсот лет назад казаки перенесли деревянный храм туда, где он стоит поныне – на высокий холм, нависший над речкой Снов.

Loading...

Во время переделок и реконструкций здание укрепляли современными материалами. Но, как отмечает Луговская, монтажная пена, которой залепили дырки, проигрывает мастерству предков.

– Тодішні майстри знали свою справу. Я жила у Чернігові, будинок у нас був дуже старий, з дубових зрубів. А потім ще мій тато обкладав їх цеглою.

Проводили нам якось телефон. Хлопці дуже дивувались, бо в них величезні свердла ламалися, коли потрапляли на дерево, – вспоминает она.

 

Татьяна Луговская пытается возродить и сохранить память о роде Лизогубов, которую пытались стереть во времена СССР

Всем, кто приезжает в Седнев, Татьяна с гордостью рассказывает: Георгиевская церковь – одна из самых древних в Украине. И самая высокая (40 метров) деревянная церковь страны.

– За переказами, її побудували ще в домонгольську добу (до 1240 года – УП), – делится Луговская. – Документи свідчать, що більше як 300 років тому її сюди переставили козаки.

В радянські часи священники цієї церкви зазнали великих гонінь, бо вона формувала національну українську свідомість.

"В моїй церкві можна сховатися від "Беркуту"

Житель Седнева Анатолий Блынец подходит к храму, звеня связкой ключей, чтобы впустить внутрь гостей. Он открывает навесной замок и толкает массивную входную дверь, издающую то ли стон, то ли возглас удивления.

Под ногами приветственно скрипит пол. Сквозь крестообразные окна храм наполняет солнечный свет. Под высоким куполом лучи перемешиваются с роем мошкары. Это беззвучное мельтешение гипнотизирует.

В маленьком Седневе сохранились три церкви: Успенская (1860 год), Свято-Воскресенская (1690 год) и Георгиевская. Последняя принадлежала Киевскому Патриархату и после получения Украиной томоса стала частью ПЦУ.

 

Воскресенская церковь, появившаяся в конце 17 века – еще одна достопримечательность Седнева. Ее задумали и построили как семейную усыпальницу рода Лизогубов  

Этой деревянной святыне в последние годы особо не помогают. В начале двухтысячных она попала в один из указов Виктора Ющенко по спасению культурного наследия страны. Но в итоге все старания властей и меценатов сосредоточили на возрождении гетманской столицы – Батурина.

Во время реконструкции Георгиевской церкви в Седневе лишь залатали дыры и поменяли совсем прогнившие доски.

 

У входа во двор висит листок, распечатанный на принтере: "В моїй церкві можна сховатись від "Беркуту", переночувати, перекусити, отримати медичну допомогу. В мою церкву можна зайти в шортах і без хустинки, якщо тобі треба. В моїй церкві знають, що Україна воює з Росією за свою незалежність..."

Те, кто знает здесь каждый квадратный метр, с шепотом и неохотой указывают на богохульный казус. Едва заметный лик Христа, который сохранился на одной из досок, реставраторы вернули на место, но закрепили "вверх ногами".

– Они даже отливов на фундамент не положили, позадували пеной щели – и пойдет, – говорит Анатолий Блынец. – Каждый год мучаемся. Видел я старые фотографии нашей церкви – так там отливы были.

 

О том, что Георгиевский храм – самый патриотичный в округе, напоминает желто-синий флаг, вывешенный в одном из окон. Кроме него в Седневе еще две церкви, которые относятся к Московскому патриархату

– Нам еще водоем пожарный нужно перед морозами зарыть, чтобы вода в цистернах не замерзла, – продолжает он. – Их тут несколько лет назад уложили во время реконструкции.

Воду провели не так давно, с горем пополам. Теперь, чтобы закопать цистерны, песка нужно сто КАМАЗов. А это – как минимум 100 тысяч гривен.

Сегодня Георгиевская церковь держится, по сути, на таких энтузиастах, как Анатолий. И на его сыне Тимуре, местном священнике.

 

Внутри церкви много предметов быта казацких времен, найденных возле храма. По словам археологов, на этом месте обнаружено много культурных слоев, включая языческие капища 

Примечательно, что Анатолий Блынец родился в Псковской области, в России, о чем напоминает его специфический говор. Но 20 лет назад переехал жить в Седнев, на родину своих предков.

Кроме сына Тимура, которого прихожане называют "отцом Тимоном", у Анатолия две дочери. Одна уехала на заработки в Европу. Вторая служит в Хмельницком, в танковых войсках.

Читайте также: Ревет и стонет, или Как возрождают речные перевозки по Днепру

Хорошая энергетика и страхи Варлей

Георгиевский храм, словно машина времени, переносит в глубь времен.

– Коли заходимо, нас одразу зустрічає перший зруб – ось ця вхідна рамка, вона 11-го століття, – показывает Татьяна Луговская. – Слідуюча, ось ця, має 500 років.

 А на цих дошках – напис тут старослов'янською, де нам бажають різні блага.

 

Две аутентичные доски не  сгорели во время пожара. Их случайно нашли в одном из частных дворов Седнева. Третью исчезнувшую часть пока не обнаружили

 

Некоторым деталям церкви больше 300 лет. По словам Татьяны Луговской, дверной рамке на главном входе 500 лет

В 30-х годах прошлого века в церкви произошел пожар. Прихожане успели вынести некоторые ценные вещи и детали. Доски, о которых рассказывает Татьяна, несколько лет назад случайно нашли в хлеву, в одном из подворий Седнева.

– Уявіть, стіни всередині храму були розписані малюнками, іконами, – продолжает Луговская. – Ось тут, бачите, зображено козака? Стоїть навколішки, молиться.

Під час реконструкції в 2004 року ми майже втратили це зображення. Горе-реставратори "постаралися".

Випадково сюди зайшла людина, яка поруч жила – Олена Миколаївна. Вона дала їм 50 гривень, щоб не торкалися більше цього малюнка. 

На одном из стендов Татьяна показывает фотографии со сценами из фильма "Вий", которые снимали в этих деревянных стенах.

 

Под таким куполом летала панночка в гробу из фильма "Вий". Одна из самых достоверных версий гласит, что эту сцену пересняли в студии "Мосфильма", где в точности воспроизвели интерьер седневского храма

 

В середине Георгиевской церкви тихо и пахнет стариной. Здесь хорошо ощущается невидимая связь с предками 

По одной версии, отснятый в Седневе материал забраковали в Москве. Сцену с летающей в гробу панночкой переснимали на студии "Мосфильма", где в точности воспроизвели интерьер Георгиевской церкви.

 –Те, що ми бачимо на цих фото, дуже схоже на те, що раніше було в цій церкві, – говорит Луговская. Старі люди підтверджують, що раніше тут саме такі стіни були.

Віконечко у виді хреста георгіївського співпадає. Хори – ось зразу, над входом, бачите?

Наталя Варлей свідчила, що вона тут падала під час зйомок. Леонід Куравльов її намагався піймати, але не втримав. Варлей забила хребет. Після цього її здоров'я, кар'єра пішли на спад.

 

Осенью и зимой в храме холодно, но тут все равно проводят службы. Несмотря на реконструкцию, деревянное здание продолжает протекать во время дождя и снегопада

Тамара Блынец, мать священника Тимона, вспоминает, как снимали фильм.

– Ту сцену, як оцей гроб літає, як знімали? – делится она. – Була там стріла від крана, на яку кріпився гроб. Все це крутилось, оператори знімали.

Інтер'єр точно наш. Підтверджую. Мій дід допомагав на зйомках. Наші люди зарабативали. Дітям по рублю платили, а взрослим по "троячкє".

Знаєте, там була фреска "Пекло", я її дуже злякалась. Мені років 10 було. Нечиста сила, вогонь намальований. І вони сталкують грішників у вогонь. У них, цих грішників, такі очі були страшенні! 

Вопреки мистическому флеру, связанному с Георгиевской церковью и фильмом "Вий", в чертовщину Тамара не верит.

– Чортівщини в нас й без церкви багато, – смеется она. – Всяке буває. Але п'яниць менше стало – повимирали.

Ми зв'язувалися з Варлей по інтернету. Вона казала, що хату в Седневі хотіла купити – так їй він сподобався. Але після зйомок пішли негаразди. Вона каже: "Тільки з вашою церквою їх зв'язую. Боюся їхати сюда".

 

Во время съемок в летающем гробу актриса Наталья Варлей упала и повредила позвоночник. Поговаривают, что после этого инцидента в ее жизни пошли сплошные неудачи

Несмотря на слухи, говорит Тамара, у Георгиевской церкви хорошая аура.

– Коли сюди заходиш, відчуваєш енергетику, – соглашается с ней Татьяна Луговская. Позитив неймовірний! Церков дуже чиста, намолена. Вона серцю рідна.

Конкурент Батурина

На холмах, возвышающихся над рекой Снов, люди селились много тысяч лет назад.

 

В реке Снов кристально чистая вода, насыщенная йодом. Местные жители, ссылаясь на исследования ученых во времена СССР, говорят, что Снов по разным параметрам очень похож на Иордан 

Первые документальные упоминания городка Сновск (или Сновейск) относятся к 1068 году. Он был пограничным пунктом, за которым начинались земли северян.

– Є така легенда, – делится Татьяна Луговская. – Татари взяли місто-фортецю в облогу. Не могли декілька місяців зайти всередину. Місто продовжувало жити – мало багато підземних ходів та доступ до води.

Татари пішли зі словами: "Сидять собі, седені". Тобто міцні та хоробрі. Так з'явилася назва "Седнів".

Підземні ходи тут реально були і є. Діти ще в 90-их бігали ними. Пізніше їх закрили, тому що вони небезпечні.

 

Юрий Сытый не перестает удивляться археологическому потенциалу Седнева. Здесь он проводит много времени, занимаясь раскопками и собирая по крупицам историю края

Археолог Юрий Сытый изучает Седнев вдоль и поперек. Говорит, это одно из самых важных исторических мест Черниговщины.

– Батурину судилося стати гетьманською столицею. Але Седнів за своїми масштабами, архітектурою, такою збереженістю культурного шару наближений до Батурина.

Вся територія сучасного селища багата на різноманітні археологічні пам'ятки – від епохи неоліту до сучасності, – рассказывает ученый, сидя на берегу реки.

Юрий Сытый вкратце перечисляет находки: старая казацкая крепость на 20 гектарах, остатки защитных валов высотой до трех метров, курганы 10 века, два городища и следы присутствия скандинавов.

Є навіть така пам'ятка унікальна, як литовське городище, – отмечает исследователь. – Його залишили в наслідок, скоріше всього, татарського погрому.

Ми знайшли під час розкопок литовську монету кінця 14-го століття, коли городище було побудоване. І татарську – початку 15 століття, коли городище загинуло.

 

Осколки казацкого прошлого лежат в Седневе буквально под ногами. Местные жители на них давно не обращают внимания

По его словам, знаменитая Георгиевская церковь стоит на древнерусском городище конца 10 столетия, которое окружали валы. Позже оно превратилось в казацкую крепость.

На прощание журналисты УП показывают специалисту поднятый ранее с земли осколок.

– Це від горщика для приготування їжі, – разъясняет он. Ось це – віночок. Пішло коло. Далі він розширюється до плаского денця. Тут був орнамент.

Це – обпалена гончарна глина. Тонка робота. 18 століття. Більш ранні горщики були товстіші. 

Читайте также: Железное сердце Украины. Как добывают руду в карьерах Кривбасса

"Кость в горле" для СССР

С середины 17 века история Седнева неразрывно связана со знатным казацким родом Лизогубов.

В 1690 году полковник Яков Лизогуб построил над Сновом Свято-Воскресенскую церковь со стенами толщиной в два метра.

 

"Каменицу Лизогубов" вместе со Свято-Воскресенской церковью построили в конце 17 века. Они стали первыми каменными строениями Седнева

По свидетельству художника и этнографа Афанасия Сластиона, Тарас Шевченко нарисовал над иконостасом этой церкви Спасителя.

С приходом советской власти тут сделали склад, стены побелили, уничтожив аутентичные фрески. До наших дней дошли лишь несколько фрагментов конца 17 века.

– Це – храм-фортеця, – рассказывает Татьяна Луговская. – На той час в Седневі вже було чотири дерев'яні церкви. Яків Кіндратович не хотів, щоб в нову, Воскресенську, ходили місцеві жителі. Тому що він робив її як родинну усипальницю.

У підземеллі тут були величезні підвали и ходи. Там покоїлися тіла Лизогубів, які природним чином ставали муміями.

 

Историки говорят, что в Седневе много подземных ходов и помещений. По легенде, некоторые ходы шли под речкой и выходили на другой берег Снова

До нашего времени могилы Лизогубов не сохранились. Под фундаментом храма остался гроб с останками неизвестного человека.

В 20-х годах прошлого века в подземельях Воскресенской церкви обнаружили 44 мумии.

– Ці тіла возили по окрузі, робили з ними виставки або просто кидали у Снов, – говорит Луговская. 

 

Свято-Воскресенская церковь построена, как крепость. Тут двухметровые стены и мощный фундамент

Лизогубы, известные своей любовью к Украине, стали "костью в горле" советской власти.

Федір Андрійович Лизогуб став головою ради міністрів в уряді Скоропадського у 1918 році та міністром внутрішніх справ Української Держави.

У часи СРСР все, що було пов'язано з Лизогубами, знищували. 

В Мінську зараз є прямі нащадки Федора Андрійовича. Ми з ними зв'язувалися телефоном. А вони говорять: "Ні, ми не знаємо, ким були Лизогуби". Це все наслідки тієї "роботи" КДБ та радянської влади, – отмечает Татьяна.

В середине 19 века об уникальном парке Лизогубов, созданном братьями Ильей и Андреем, были наслышаны даже в Европе.

 

С приходом советской власти парк Лизогубов распилили на дрова. Возле усадьбы сохранилось всего несколько деревьев, которые были тут в 19 веке

В первые годы образования СССР власти отдали парк на растерзание местным жителям, которые пустили деревья на дрова.

 

От старой липы, которую называют "шевченковской", осталось совсем немного. Она несколько раз горела

Сегодня, прогуливаясь по усадьбе Лизогубов, можно увидеть пять деревьев, сохранившихся с того времени.

Здесь, на территории имения, гостил Тарас Шевченко, приглашенный Лизогубами в 1846 и 1847 годах.

 

Памятный камень установлен на месте, где была мастерская Тараса Шевченко. Шевченко оставил в память о Седневе несколько рисунков и портретов членов семьи Лизогубов

Тут стояли теплицы с экзотическими бананами и ананасами. Работал фонтан, который был на несколько сантиметров выше известного "Самсона" в Петергофе.

 

Небольшая усадьба Лизогубов говорит о том, что знатный род старался жить скромно. Экскурсоводы рассказывают, что процентов 80 помещений в доме были предназначены для гостей

фото: юрій буряк

В 1843 году на краю холма Илья Иванович Лизогуб установил беседку – подарок своей жене Лизе, внучке Кирилла Разумовского, последнего гетмана Войска Запорожского.

 

В этой беседке поэт Глибов написал "Журбу"

Позднее беседку начали называть "альтанкой Глібова", который, сидя в ней, черпал вдохновение для своей "Журбы".

Читайте также: Украинский Хогвартс, или Почему университет Черновцов – настоящее наследие ЮНЕСКО

Северный Иордан

Стоя у "каменицы Лизогубов", памятника архитектуры 17 века, начинаешь понимать, почему эти места веками влекли людей.

 

У Свято-Воскресенской церкви сохранился крест, которому больше 300 лет

Под высоким холмом извивается река Снов, за которой до горизонта простираются бескрайние леса. Тут неимоверная природа и стратегическая высота, с которой легко разглядеть наступление врага.

– Цікаво, що коли у Седніві гостював Шевченко, замість тих лісів був голий степ, – показывает Татьяна Луговская в то время, как высоко в небе парит орел. – В давні часи тут, на висоті 45 метрів, була неприступна фортеця.

– Ось з цієї точки, на краю пагорба, Шевченко намалював кам'яницю, – продолжает Татьяна. – Разом з Воскресенською церквою вона була першою кам'яною спорудою у Седневі. За розміром це – найбільша кам'яна будівля, що збереглася на Лівобережжі з кінця 17 століття.

Яків Кіндратович, який її збудував, віддав данину моді. Але писав: "Жити треба в дерев'яному будинку. В кам'яному шкідливо для здоров'я".

Цю кам'яницю козаки використовували для проведення нарад, суду. Тут була скарбниця, зберігався провіант, зброя. Тут була і в'язниця. Такий собі "козацький офісний центр".

 

Новую школу в виде тризуба сделали во времена Януковича перед парламентскими выборами. Таким образом хотели задобрить местных избирателей. Через несколько лет фасад на монументальном здании стал покрываться трещинами

Археолог Юрий Сытый говорит, что энергетика Седнева идет, прежде всего, от его ландшафта.

– Високий берег, порізаний рівчаками, приваблював людину можливістю обробляти землю на терасі і використовувати заплави. Місцевий ландшафт – це висока тераса, до 50-метрів, яка дозволяє оборонятися, размышляет он.

Такая фактура влекла и продолжает привлекать кинематографистов. Кроме "Вия", в Седневе снимали "Григория Сковороду" (1959 год), "Батальоны просят огня" (1984) и "Когда падают деревья" (2016).

 

Возле школы Седнева сохранился многовековой дуб-великан. В этой части населенного пункта были древние оборонные валы. Их остатки можно разглядеть сбоку от школы

"Намоленное", "святое" место, "наш Иерусалим" такие эпитеты о Седневе можно услышать от его жителей.

– Ще давно чула від старих людей, що нашу річку Снов називали "Північний Йордан", – говорит Тамара Блынец, переходя на русский. – Выписывала я журнал "Наука и жизнь" при Союзе. И там статья была о нашем Седневе.

Был такой монах Данило, который 500 лет назад ходил в Иерусалим. Вернувшись в Седнев, он оставил записи о том, что река Иордан – точь-в-точь Снов. У них даже длина одинаковая (252 километра у Иордана и 253 у Снова – УП).

Советские ученые взяли пробы воды из двух речек. Состав там практически на 100% одинаковый. У нас тоже много йода в Снове. Когда летом купаешься, ногти желтыми становятся.

Читайте также: Овидий, Пушкин и убийцы Христа. Легенды и факты о Белгород-Днестровской крепости

Политика поросячьего корыта

23 августа 2019 года, в День государственного флага, в Седневе, на фасаде двухэтажного многоквартирного дома по улице Лизогубов, 19, повесили мемориальную доску. 

 

Из-за мемориальной доски Левко Лукьяненко у его сестры возник конфликт с соседями

Она напоминает о том, что здесь, в квартире своей сестры Зинаиды, вернувшись из советских лагерей, жил один из "отцов" украинской независимости Левко Лукьяненко.

В тот же день доску облили то ли кетчупом, то ли вареньем. Цветы сбросили на землю.

– Не нужно нам, чтоб тут возле спальни цветы покойникам носили! – взбунтовались некоторые жильцы.

Доску пришлось перенести чуть правее, на противоположный край стены.

Зинаида Лукьяненко, сестра диссидента, проработавшая всю жизнь агрономом, продолжает коротать свой век в этом доме. 

В ее старом и скромном жилище много украинской символики, сделанной своими руками.

Зинаида Лукьяненко любит прогуливаться у усадьбы Лизогубов, дышать воздухом на берегу реки. Там же, где мечтал о независимой Украине Левко.

Из-за брата Зинаиду называли "опасной женщиной" и продолжают за глаза говорить: "Бандеровка". Но зла на людей она не держит.. 

– Як він помер, хотіли вулицю назвати в честь нього. Але більшість мешканців відмовилися. Патріотизму тут в Седневі мало. Ну, нічого... 

Левко такий лагідний був. 27 років пробув там, у таборах, але ніяк не озлобився, – улыбается она, предлагая брать пример с брата.

Пережив многочисленные набеги чужеземцев, последние сто лет Седнев держит осаду ментальную. 

Борьба за украинскую идентичность здесь, как и по всей стране, продолжается.

 

Тамара Блынец рассказывает, что ее предки жили в Седневе, начиная с 15 века. Женщина родилась в России, но вернулась на свою родину, откуда она не собирается уезжать  

Смысл этой битвы лучше всего формулирует Тамара Блынец, мама настоятеля Георгиевского храма:

"Люди тут, знаєте, в горілці розбираються, а історії своєї не знають. Є така політика – "поросячого корита". Коли у кориті є, то їм хорошо. 

А мене хрусталь та коври не цікавлять".

Евгений Руденко, Эльдар Сарахман



powered by lun.ua