Якось в Одесі

32 перегляди
Неділя, 22 липня 2012, 12:45
Валерій Песецький
політолог, для УП

В последнее время рефреном звучит тема фальсификаций парламентских выборов 2012, избрания мэра столицы и Киеврады. И с этим утверждением трудно не согласиться.

Автор был активным участником избирательной кампании на выборах в Одессе в 2010 году. И убежден, именно тогда была откатана модель получения нужных результатов для правящего режима. Уже тогда, возможно, в ПР прогнозировали, что их популярность начнет резко идти на убыль. И готовились к удержанию власти в обстоятельствах, когда честный подсчет голосов равносилен потере власти.

Картина, которую автор намерен предложить на суд читателю, имеет характер реконструкции. По определенным задокументированным деталям, можно обрисовать логику процесса и ее участников.

И эта реконструкция в какой-то мере может быть полезна всем, кому на выборах придется противостоять надвигающемуся на страну цунами очередной лжи и обмана.

Итак, главными задачами на городских выборах в Одессе в 2010 году были: во-первых, избрание на пост мэра ставленника регионалов; во-вторых, создание в городском совете абсолютного большинства из числа членов ПР.

Обе задачи были решены. Городским головой "избрали" Алексея Костусева. А число депутатов во фракции ПР – более чем достаточно, чтобы любое решение было проголосовано без участия прочих, и было легитимным. Этим была фактически упразднена способность депутатского корпуса каким-либо образом влиять на принятие альтернативных решений, если они исходили не от мэра или фракции регионалов.

Проще говоря, регионалы получили монополию в одесском горсовете. И все – по закону. Вроде, как.

Система фальсификаций в Одессе была продумана до мельчайших деталей и исключала любую возможность сбоя. Этим она и представляет собой опасность.

Главным, первичным документом для подсчета голосов является бюллетень.

В Одессе, по мнению автора, их было напечатано вдвое больше, чем нужно было для голосования. То есть, фактически, регионалы были готовы к стопроцентной замене бюллетеней, которыми реально голосовали одесситы. Более того, тираж для фальсификаций был разбит минимум на две части. Первая пошла в карманные избирательные комиссии. Вторая – была резервом "главного командования".

Какие факты послужили основанием так утверждать?

Для печати бюллетеней была определена типография "Черноморье", подконтрольная облсовету, как коммунальная собственность. К тому временем советом и ОГА вовсю рулил бывший нашеукраинец Эдуард Матвейчук. Фактически отвечавший за "нужные результаты" городских выборов перед Киевом.

На одной из пресс-конференций руководителей облсовета была озвучена сумма, которая была переведена из бюджета "Черноморью" за печать бюллетеней. По оценке автора, который в прошлом почти два десятилетия занимался издательской деятельностью, сумма вдвое превышала коммерческие цены на печать подобного объема и формата.

Возникал вопрос: что за аттракцион щедрости? Вариантов ответа была два: оплачивается не только легальный, но и левый, предназначенный для фальсификаций тираж бюллетеней. Второй – тупо отмываются бюджетные деньги.

В ситуации, когда на кону была власть в городе, второй вариант выглядел очень сомнительно. Автор, будучи широко известным в Одессе политическим экспертом, этот вопрос поставил власти публично в эфире ряда одесских телеканалов. Более того, было предложено: либо разместить заказ на типографии, не подконтрольной власти, либо допустить журналистов в "Черноморье". Как на этапе печати бюллетеней, так и на этапе их передаче по акту городской избирательной комиссии.

Оба предложения были проигнорированы. Более того, все попытки тележурналистов проникнуть на типографию жестко пресекались охраной. А когда глава горизбиркома Александр Ахмеров приехал на "Черноморье" получать тираж, то делал он это при закрытых для телекамер дверях склада.

Таким образом, сколько реально было напечатано бюллетеней и сколько было получено Ахмеровым, никто до сих пор не знает.

Информация о том, что на избирательные участки попали "лишние" бюллетени, стала всплывать то тут, то там. На некоторых участках, с "боем" кандидатам от оппозиции удавалось принимать участие в пересчете полученных бюллетеней.

В среднем число "лишних" бюллетеней было порядка тридцати процентов от числа реально необходимых.

Но этого могло не хватить, чтобы обеспечить победу одесским регионалам. В том объеме, которые они себе запланировали. При том, что Одесса давно и по праву, считалась электоральной вотчиной бело-голубых.

Закономерный вопрос: а куда пошли остальные, "лишние" бюллетени? Увы, каналы, по которым эти бюллетени могли быть использованы напрямую, зафиксировать не получилось.

Одесским тележурналистам удалось на камеру снять несколько занятных эпизодов, которые проливают свет на то, как могли быть использованы эти бюллетени.

На одном из участков удалось телеоком заглянуть в сейф председателя комиссии. В нем лежали дубликаты пломб для опечатывания урн. На камеру сей факт удалось снять в одном месте. Но едва ли это был уникальный случай. Думаю, подобными дубликатами были снабжены все, кто согласился, в случае необходимости, заменить содержание урн для голосования.

Проще говоря, можно было набить "левые" урны нужным соотношением бюллетеней и выдать их за те, в которые бросали свои бюллетени одесситы. Вот тут и могли быть использованы резервы "главнокомандующего".

Наличие идентичных пломб не позволяло установить подмену. Предположение подтверждается тем, что на участке, где были засняты пломбы-двойники, их число соответствовало числу урн, выставленных в зал для голосования.

Кроме того, тележурналисты зафиксировали, например, что "конвои", отвозившие мешки с бюллетенями в горизбирком, могли по дороге завернуть "на огонек" домой к председателю или секретарю участковой комиссии. Причем, с обязательной выгрузкой мешков и заносом их в квартиру. Конечно, из лучших побуждений. Для сохранности, так сказать.

Что на этих квартирах делали с мешками? Меняли содержимое, меняли мешки – доподлинно известно только тем, кто их сначала заносил, а потом выносил. Процедура "чаепития" на мешках, иногда затягивалась на часы. И журналистов, увы, на них не приглашали.

В городе ходили упорные слухи, что подобные "мансы" проделывались председателями участковых комиссий еще и по причине того, что регионалы не торопились рассчитываться за фальсификации. Многие тертые руководители участковых комиссий в таких случаях ставили вопрос ребром. По принципу: утром – деньги, вечером – стулья. Вечером – деньги, утром – стулья. И придерживали бюллетени и итоговые протоколы, пока шел торг и расчет.

Вывод из описанного следующий.

Всем оппозиционным кандидатам в ВР и участникам выборов мэра столицы необходимо жестко контролировать движение и число бюллетеней. От типографии до участковых комиссий. Следить за возможностью замены урн, мешков с бюллетенями.

Еще одно из слабых мест – состав участковых комиссий.

В Одессе, например, большинство членов комиссий были рекрутированы от "диванных" партий. Типа партии пенсионеров, патриотической, морской и даже селянской. Забавно, что в тот же горсовет никто от имени этих партий не шел.

Чьи же интересы защищали эти господа? Ответ прост. Ну не могла же ПР наводнить комиссии исключительно своими выдвиженцами! Нужно было соблюдать "лицо". Вот и пошли в ход "волонтеры" от фактически не существующих партийных структур. А реально – люди регионалов. И число этих представителей партий-фантомов в комиссиях было доминирующим.

После участия в фальсификациях 2010 все эти ребята – потенциальные сидельцы. В случае смены власти, конечно. Потому, если они же будут "считать" голоса на парламентских выборах, то понятно, в чью пользу будет сей счет.

Ведь тут уже не просто коммерция. Тут "крыша" от уголовного преследования, которое наверняка последует в случае прихода к власти тех, кто стал жертвой этих мошенников в 2010.

Посему, представителям оппозиции нужно использовать любую возможность, чтобы в комиссиях не остались те же люди, что были два года назад.

Валерий Песецкий, эксперт, Украинский центр социальной аналитики, специально для УП



powered by lun.ua
Як знизити ціни на ліки в Україні
Подолання "вічнозелених патентів" та удосконалення законодавства у сфері постачання ліків на території України – пазл, який складає вже третій Уряд в Україні після Революції Гідності.
До 30-річчя легалізації УГКЦ: похід вулицями Львова 17 вересня 1989 року
У день 50-ліття початку "Золотого вересня" понад 250 тисяч людей вийшли на вулиці Львова, вимагаючи легалізації Української Греко-Католицької Церкви.
Україна поїдання, а не розвитку. Чому нам потрібні нові технології?
Єдиним шансом для розвитку економіки України є науково-технічна політика уряду, інакше ми залишимося країною проїдання, а не розвитку.
Не лише до Трампа: чому в США Зеленський має говорити про екологію
Чи встигне новий уряд затвердити новий внесок щодо скорочень викидів, чи Володимир Зеленський поїде на саміт ООН лише з черговими обіцянками щодо посилення цієї роботи в Україні?
Чому варто вийти на Марш за клімат в Україні разом з нами
Українцям більше не потрібно уявляти далекі льодовики Ісландії, буревії на Філіппінах, чи лісові пожежі Амазонії. Кліматична криза дійшла і до нас.
Хто наступний Гонгадзе? або Чому я не вірю у Раду з питань свободи слова та захисту журналістів при президенті
Поки замовники Гонгадзе не відповідають перед законом, а у справі Шеремета не знайдені навіть виконавці, страта наступного незручного журналіста – справа часу.
Проект бюджету 2020: пожирачі бюджетних мільярдів та податкова "гетьманщина"
Новий бюджет: імперія закритих санаторіїв, лікарень, держдач, установи-пожирачі бюджетних мільярдів та абсурдні й непотрібні структури залишаються.