Дивний "русскій мір"

166 переглядів
Вівторок, 16 грудня 2014, 09:25
Павло КазарінПавел Казарин
для УП

В 2003 году Леонид Кучма написал книгу "Украина – не Россия". Ее тогда прочли и улыбнулись. Мол, ерунда –та же самая Россия, только без нефти и газа.

Спустя одиннадцать лет никто не сомневается:  Украина точно не Россия. Вопрос лишь в том, где она заканчивается.

Последний соцопрос ВЦИОМа – показателен.  Он впервые фиксирует: более половины россиян (56%) не воспринимают Центральную и Западную Украину как часть "русского мира". Противоположного мнения придеживаются 29% опрошенных.

Для наглядности можно уточнить, что сразу после Украины в перечне идет Прибалтика, которую россияне не готовы считать "русским миром" примерно с теми же результатами (25 "за"/64 "против").

В этом же опросе россияне признаются, что Донбасс для них остается частью "русского мира" (75% "за", 13% "против").   С учетом  событий последних месяцев в  этом нет  ничего удивительного.

Куда важнее, что для российского обывателя Центральная и Западная Украина выступают в виде идеологически чуждого региона. Проблема лишь в том, что российский обыватель никак не возьмет в толк, что после событий 2014 года для него потеряны не только Запад и Центр страны, но и те регионы, которые было принято относить к коллективному "юго-востоку".

Когда в 1968-м году советская армия входила в Прагу, чешская армия не стреляла. И не из-за  того,  что не было приказа. Просто была сильна память о том, как СССР освобождал территорию Чехословакии от немцев. На тот момент с окончания Второй мировой прошло 23 года и советский солдат продолжал восприниматься как брат и освободитель.  

После событий "пражской весны" в сознании чехов произошел перелом.

Так же произошло и с Украиной. Ей тоже было 23 года в тот момент, когда Москва решила образцово-показательно провести аннексию крымского полуострова. И точно так же, когда российская армия входила в Крым, украинская армия не открывала огонь…

Да, не было приказа, да военные люди без отмашки не действуют. Но ключевая причина была еще и в том, что тогда – в феврале – в российских солдатах украинцы не видели врага.

И нет никаких сомнений, что теперь – спустя каких-то девять месяцев – любая украинская воинская часть в аналогичной ситуации начнет отстреливаться. Потому что запас общего и братского был растрачен весной этого года.

Крым стал вторым этапом формирования внутреннего украинского консенсуса.

Первым стал Майдан. Его победа завершила этот процесс в Центральной Украине, которая наряду с Западной выстояла в противостоянии с властью. Но именно аннексия полуострова стала тем поворотным этапом, после которого дискуссия об "историческом родстве", "братских странах"  стала невозможной.

Третьим этапом стало вторжение на Донбасс. А точнее – та судьба, которая постигла регион после "гастролей" Игоря Стрелкова. Потому что Харьков и Запорожье, Одесса и Николаев могли желать для себя судьбы Крыма, который Москва будет показательно заливать деньгами.

А тепер понятно, что в случае победы сепаратистских настроений в этих регионах, Москва не станет забирать их в свой состав. Единственная роль, которая им уготована – о театр боевых действий, по итогу которых Москва будет рассказывать о территориальной целостности Украины и о том, что Киев должен разрушенные территории содержать.

Россия до сих пор не поняла, какие тектонические процессы ей удалось запустить в Украине. Это понимание запаздывает. Оттого пока российские граждане идентифицируют как "чужое" лишь центральные и западные области страны.

Р.S. В том же самом опросе 71% россиян  ответили, что никогда о "русском мире" не слышали.

Еще 13% затруднились ответить, что кроется под этим словосочетанием. Но даже из оставшихся 16% респондентов, которые слышали об этом понятии, каждый пятый заявил, что "русский мир скорее не существует". Каждый шестой и вовсе не смог ответить – реален он или нет.

Павел Казарин, для УП



powered by lun.ua
Капітолій. Початок реваншу Трампа
Дональд Трамп не здасться зараз, оскільки має намір балотуватися на наступних президентських виборах.
Заробити на смертях: як нас позбавили світової вакцини в 5 разів дешевше
Три долари заплатила Всесвітня організація охорони здоров'я за вакцину, закупівлю якої в ручному режимі зірвав міністр охорони здоров'я Максим Степанов.
Справжня ціна хутра норок: історія одного розслідувача
Наприкінці вересня 2020 року польський Сейм (нижня палата парламенту) провів історичну нараду з питань правового захисту тварин у Польщі.
Чи змінив Національний банк свою політику на валютному ринку
За яким принципом НБУ буде виходити на ринок з валютними інтервенціями та як впливатиме на курс. Що змінилося у новій стратегії?
Торговельний фокус з лісом: друзям — усе, а суспільству — нічого?
Чому торгівля необробленою деревиною відбувається на закритих "аукціонах" та без конкуренції.
Справа генерала Назарова — сигнал, який не можна ігнорувати
Справа Назарова як потенційний прецедент для військового судочинства України та свідчення неврегульованості ключових питань військової юстиції.
Демократія і некомпетентність
Чому Арістотель не довіряв демократії як формі правління, у чому полягають вади останньої та що це означає для сучасної України.