Мінське поле експериментів

2699 переглядів
Середа, 27 січня 2016, 16:04
Андрій МиселюкАндрей Миселюк
політолог, директор Інституту соціально-політичного проектування "Діалог"

К годовщине подписанного 12 февраля 2015-го в Минске Комплекса мер по урегулированию конфликта на Донбассе на этой неделе провален последний из "структурных маяков" этого документа – конституционная реформа в Украине. С закреплением в измененном Основном Законе страны особого статуса отторгнутых у нее территорий "ДНР" и "ЛНР".

Собственно, с формальной точки зрения, конституционные дедлайны были сорваны еще раньше: в Минске-2 на выполнение этой работы Киеву отводилось время до конца 2015 года.

Срыв выполнения обязательств по этому документу и Украиной, и Россией обусловлен тем, что документ изначально являл собой неразрывную связку двух факторов:

1) был жизненно необходим для недопущения срыва ситуации на Донбассе в неконтролируемую эскалацию;

2) не мог быть выполнен по причине не подлежащих решению внутренних противоречий.

Услышать голос Киева

Исключительно как общая рамка для недопущения кардинальной эскалации конфликта эти соглашения своё назначение полностью выполнили.

И это безусловный плюс для нашей страны – мы получили возможность стабилизации ситуации, приведения в порядок и страны, и армии.

Как были использованы и продолжают использоваться эти возможности – тема отдельного разговора. Тут можно лишь кратко заметить, что Кремль не кусает себе локти от головокружительных успехов пост-евромайдоновской Украины.

Что касается содержания Минска №2, то время лишь подтвердило прогнозы о том, что этот внутреннее противоречивый, разновекторный и компилятивный документ не может быть выполнен. Что называется априори.

Поэтому не стоит, с одной стороны, признавать Минск-2 ничего не значащим клочком бумаги и однозначно невыгодным Украине документом.

А с другой, не стоит видеть в нем грамотное, квалифицированное и прикладное пошаговое руководство по урегулированию ситуации на Донбассе.

Это соглашение таким не было изначально. Воспользовавшись созданными им же форс-мажорными обстоятельствами вокруг его подписания, Кремль сумел продавить в нем создание и поддержание полноценного замороженного конфликта на востоке нашей страны.

Сохранению этой же линии он оставался верен весь истекший год. Другие участники конфликта были вынуждены реагировать на навязываемую Кремлём повестку дня.

Проще всего подстраиваться было посредникам. Германия с Францией от имени ЕС тоже последовательно "гнули свою линию".

Европа год назад четко обозначила свою цель – максимально быстрое превращение конфликта в исключительно внутриукраинскую проблему. Буквально впихивание развязанной Россией войны на Донбассе в исключительно внутриукраинский контекст.

Сюда хорошо ложится великолепная формулировка покойного экс-спикера Плюща – "впихнуть невпихуемое".

С обязательным соблюдением внешних демократических атрибутов и скорейшей легитимации "впихнутого".

Начиная с выборов в "ДНР"-"ЛНР" – с декларацией о соблюдении стандартов ОБСЕ, в минском документе Франция и Германия это подчеркнули, а на деле проходящих под полным контролем российских военных и боевиков "ДНР"-"ЛНР", на чём европейцы внимание не акцентировали.

Сложнее всего с Украиной. К большому сожалению, в отличие от россиян и европейцев. у нас на момент подписания Минска-2 не было четко сформулированной цели в этом конфликте. Достижению которой были бы подчинены все силы и ресурсы.

Тогда отсутствие собственно украинского рецепта урегулирования ситуации на Донбассе Киев оправдывал военным конфликтом высокой интенсивности. Мол, какие уж там цели на завтра, тут хоть бы между сегодняшними бедами благополучно "пропетлять".

Прошел без малого год. Однако и в условиях конфликта низкой интенсивности – "замороженного" – Киев, к огромному сожалению, так и не сгенерировал комплексный адекватный ситуации свой пакет мер по урегулированию ситуации на Донбассе.

Что делает недостижимой перспективу соблюдения именно украинских национальных интересов в урегулировании ситуации на Востоке.

В то время как мем "услышать голос Донбасса" стал одним из основных в этом конфликте, безуспешные призывы "услышать голос Киева" спустя год после Минска-2 практически смолкли.

Отечественная верхушка продолжала целый год делать вид, что у нее есть где-то глубоко и надёжно спрятанный план урегулирования ситуации на Донбассе на выгодных Украине условиях.

Минск-2 – лишь точка отсчёта

Для того, чтобы усилия по возвращению временно неподконтрольных районов стали реальностью, нужно для начала вынести вопрос о том, что делать с "не-нашим Донбассом" во внутриукраинский открытый дискурс для обсуждения.

Да, в феврале прошлого года Киев вынужден был подписать соглашения в Минске. Но эта внужденная bad deal (плохая сделка) – не конец дискуссии о том, как нам быть с той частью Донбасса, а лишь ее начало.

Отправная точка. И если президент Порошенко последовательно настаивает на конституционном закреплении особого статуса районов Донецкой и Луганской областей, это лишь его политическая логика и его ответственность.

Совокупность действий президента по реализации этой его цели не может подменить собой целостной, комплексной и адекватной государственной политики по отношению к неподконтрольным центральной власти территориям и их населению.

Почему с инициативой разработки такой политики так и не выступил президент – понятно. Ведь тогда пришлось бы готовить действенные и соответствующие украинским национальным интересам подходы к отторгнутым районам двух областей.

И неизбежно выяснилось бы, что навязанные Россией рецепты в bad deal, которые и пытается реализовать президент Порошенко, – и нежизнеспособны и противоречат нашим национальным интересам.

В том числе, противоречат цели действительно вернуть временно неподконтрольные районы "ДНР"-"ЛНР" в состав Украины.

Почему другие политические силы не занялись этой работой? Потому что слова "местечковость", "мелочность" и "сиюминутность" лучше всего характеризуют спектр интересов политсил, которые на волне позитивных ожиданий Евромайдана пришли во власть.

О чём, к слову, и написал на днях Святослав Вакарчук.

Минска-3 не будет

В феврале-марте неизбежно состоится апгрейд Минска-2 по причине срыва сроков выполнения его пунктов. Но Минска-3 не будет: и Россия, и Европа стоят на тех же принципиальных позициях, которые они успешно зафиксировали в Минске-2.

"Неужели кто-то думает, что по желанию Украины появится другой формат?" – риторически вопрошает представляющий Украину в Минске Леонид Кучма.

Этот апгрейд – шанс для нашей элиты собраться с силами. И начать на практике реализовывать адекватную стоящим вызовам политику по отношению к не-нашему (пока) Донбассу.

Отталкиваясь от того, что любой ценой и как можно скорее нам эти территории НЕ нужны. А нужно другое: сформулировать здесь, в Украине, четкие критерии того, на каких именно условиях МЫ готовы будем принять эти территории снова в состав нашей страны.

И честно признать, что путь реинтеграции районов "ДНР"-"ЛНР" в Украину не будет ни простым, ни быстрым. И закончится позитивно лишь в том случае, если эти территории смогут достичь соответствия выставленным критериям.

Андрей Миселюк, директор Института социально-политического проектирования "Диалог", для УП



powered by lun.ua
Реклама:
Капітолій. Початок реваншу Трампа
Дональд Трамп не здасться зараз, оскільки має намір балотуватися на наступних президентських виборах.
Заробити на смертях: як нас позбавили світової вакцини в 5 разів дешевше
Три долари заплатила Всесвітня організація охорони здоров'я за вакцину, закупівлю якої в ручному режимі зірвав міністр охорони здоров'я Максим Степанов.
Справжня ціна хутра норок: історія одного розслідувача
Наприкінці вересня 2020 року польський Сейм (нижня палата парламенту) провів історичну нараду з питань правового захисту тварин у Польщі.
Чи змінив Національний банк свою політику на валютному ринку
За яким принципом НБУ буде виходити на ринок з валютними інтервенціями та як впливатиме на курс. Що змінилося у новій стратегії?
Торговельний фокус з лісом: друзям — усе, а суспільству — нічого?
Чому торгівля необробленою деревиною відбувається на закритих "аукціонах" та без конкуренції.
Справа генерала Назарова — сигнал, який не можна ігнорувати
Справа Назарова як потенційний прецедент для військового судочинства України та свідчення неврегульованості ключових питань військової юстиції.
Демократія і некомпетентність
Чому Арістотель не довіряв демократії як формі правління, у чому полягають вади останньої та що це означає для сучасної України.