Была ли революция революцией?

Среда, 12 января 2005, 18:20
Оглядываясь на происходящее вокруг, с легкой долей цинизма вспоминаешь старый советский анекдот. Сообщает радио Гондураса: "На прошлой неделе произошло шесть революций. Особенно запомнились третья и пятая, сопровождавшиеся танцами и фейерверком".

Термин "революция" сейчас стал модным. Кто-то употребляет его в позитивном значении, кто-то, как Нестор Шуфрич, – в почти ругательном. Многие жонглируют словом "революция", даже не задумываясь – а имеют ли право события октября-декабря 2004 года так называться? Попробуем вспомнить, какой смысл в него вкладывали классики.


Ведь революция – это не "танцы и фейерверки". Это, прежде всего – результат серьезных, глубинных преобразований. Содержание революции – не в том, что вместо Ивана Ивановича стал править Петр Петрович. И даже не в том, что вместо партии Иванова к власти пришла группа Петрова.

Революция в корне меняет общественно-политическую, и в итоге – экономическую систему в обществе. Революция под массой героев и антигероев, группировок, личных интересов, и прочих внешних проявлений, которые являются лишь пеной, символом, скрывает процессы глубинные. Если же этого нет, то речь идет о перевороте, о насильственном захвате власти, но никак не о революции.

Попробуем "примерить" "классическую" схему революции на украинский "наколотый апельсин". Пусть простят нас специалисты, ибо теорий революций существует множество, и ни одну из них нельзя признать идеальной. Поэтому мы обратимся к той, которую многие из нас изучали еще на школьной скамье.

Прежде всего, само определение. "Революция – это есть коренное (радикальное), качественное, резкое изменение (скачок), основанное на постепенных количественных изменениях". Подпадает ли "оранжевая революция" под это определение – попробуем разобраться дальше.

Что касается составляющих революции, то их, как мы помним, несколько. Это причины, предпосылки, цели (задачи), движущие силы, революционная ситуация, толчок к революции, ее ход, результаты, итоги и характер. Разберемся с ними по очереди.

Пока же, для удобства, так и будем называть произошедшие события "революцией".

Главная причина социальной революции в "классическом" понимании – это противоречия между новыми производительными силами, с одной стороны, и старыми производственными отношениями, которые тормозят поступательное развитие – с другой. Развились ли в Украине новые производительные силы? С определенной долей уверенности можно ответить утвердительно на этот вопрос.

За прошедшие полтора десятка лет в Украине, несмотря на "специфические" условия, сформировалась достаточно влиятельная прослойка бизнесменов, или я бы назвал их традиционно – буржуа. Может, некоторым этот термин покажется несколько архаичным – готов принять более "удобоваримый".

Тормозят ли старые производственные отношения развитие новых производительных сил? Ответ на это вопрос может дать любой запорожский предприниматель, не имеющий "крышу" во власти.

Если более половины украинской экономики находится "в тени" – какой нужен более яркий показатель того, насколько в Украине "благоприятны" условия для развития бизнеса? В то же время несколько крупных "кланов", или олигархических групп, приближенных к руководству государства (а иногда и совпадающих с ним), имеют условия для развития более чем идеальные.

В этом отношении можно провести аналогию с ситуацией во Франции накануне революции 1789 г. Тогда тоже процветал король и несколько приближенных к нему фаворитов, или, если называть их современным термином – олигархов. Они использовали государственную власть и казну для того, чтобы стимулировать свой "бизнес". Нарождавшийся же класс мелкой и средней буржуазии был "дойной коровой" для власть имущих.

Из этого противоречия можно вывести цель, задачи революции – слом старой и создание условий для развития новой системы экономических отношений. Реальной системы, а не существующей только в декларативных выступлениях руководства страны.

Движущие силы рассматриваемой нами революции далеко не однородны. Так, впрочем, бывало и со всеми революциями. Ремесленники, мастеровые, мелкая и средняя буржуазия, мелкое дворянство, "бюргерство", представители "вольных профессий" – с определенной "адаптацией" мы можем сказать, что этот перечень, характерный для европейских революций XVII–XVIII веков, справедлив по отношению к "оранжевой революции".

Следует добавить сюда студенчество, которое не было столь многочисленно тогда, а сегодня представляет собой значительную силу. Что же касается "передового отряда", то, им стали украинские буржуа. И пусть не смущает то, что Ющенко не имеет своего бизнеса, и поэтому вроде бы и не "буржуй". Его бизнес – политика в интересах бизнеса.

Ситуация, при которой "низы" не хотят, а "верхи" не могут. Вот таким эротическо-анекдотическим запоминается школьное определение революционной ситуации. На самом деле они "не хотят" жить по-старому и "не могут" управлять по-старому.

То, что "низы" в Украине не хотели жить по старому – факт очевидный. Но действительно ли не могли по-старому управлять "верхи"? Кажется, кризис власти в определенной степени был порожден самими действиями власти. В ходе развития событий революции сложилась ситуация, при которой верхи уже "не могли", как бы они не хотели.

Безусловно, толчком к революции стала фальсификация результатов выборов. Будет не совсем верно утверждать, что народ вышел на улицы только из-за самого факта фальсификации. Если бы людей все остальное в стране устраивало, то дело ограничилось бы максимум ворчанием на кухнях.

Ход революции был явно нетрадиционным. А что, собственно, произошло? Потусовались пару недель на улицах – и все! Ни взятой Бастилии, ни обезглавленного тирана, ни хотя бы разрушенной стенки какой-нибудь!

Революция заключилась в том, что некоторые органы власти, а в частности – Верховный Суд и Центральная избирательная комиссия, просто работали В РАМКАХ ЗАКОНА. Ни больше, ни меньше! Выходит, что для Украины революция – это ситуация, при которой органы власти действуют в соответствии с законодательством!

Можно гордиться тем, что "оранжевая революция" прошла бескровно. Но Украина - далеко не первая, кому удалось провести революционные изменения мирно.

Вспомним события в восточноевропейских странах конца 80-х годов прошлого века, и копнем еще глубже. В 1688 году Вильгельм Оранский (так и напрашивается аналогия цвета и имени!) при поддержке парламента и народа, не встретив никакого сопротивления, вошел в Лондон и вежливо "попросил" с престола короля Якова ІІ. Позже это событие получило название "славная революция".

И, кстати, именно восшествие на престол Вильгельма Оранского стало завершающей точкой в ходе английской революции. Он заключил с парламентом договор, зафиксированный в знаменитом "Билле о правах". Этот документ превратил Англию в парламентскую монархию, с сугубо символической властью короля и сильным премьер-министром. Здесь тоже напрашивается аналогия с конституционной реформой сегодняшней Украины.

Набор первых лиц революции тоже почти совпадает с классическим. С одной стороны – "плохой" монарх, пытающийся посадить на престол своего наследника. За его спиной маячит "серый кардинал", вокруг него – целая свита фаворитов и приспешников. С другой стороны – несколько лидеров революции. Среди них – как умеренные, так и радикальные (Юлию Тимошенко даже называли "украинским Робеспьером").

В плане создания каких-либо принципиально новых лозунгов или концепций "оранжевая революция" бедновата. По сравнению с французским "Свобода, равенство и братство!", либо даже российским "Фабрики – рабочим, землю – крестьянам!" украинское "Разом нас багато" выглядит как-то абстрактно, и главное – ни к чему не призывает. Констатирующий лозунг.

Хотя, может быть, в этом и есть украинская находка – "потому что" мирная? Был еще один лозунг, еще более банальный: "Бандити сидітимуть в тюрмах". Великолепный лозунг. Главное, что он реализовывается при любых раскладах. Однако, вопрос ведь даже не в том, будут ли они сидеть, а в том, кого будут считать бандитами!

В общем можно сказать, что "оранжевая революция" по форме действительно была ближе к "танцам и фейерверку", чем к "настоящим" революциям. Однако этот факт не огорчает, а скорее радует.

С сожалением нужно отметить, что церковь в Украине, как и в европейских странах сотни лет назад, как и в России в начале прошлого века, оказалась одним из "оплотов" терпящего крушение режима. Может, и делала она это исключительно из соображений "классики жанра"? Чтобы, так сказать, не нарушать традиций?

Многих смущает тот факт, что революцию поддержала далеко не подавляющая часть населения Украины. Но менее "законной" она от этого не становится. Вспомните те же США – победа на выборах Бенджамина Франклина и отмена рабства тоже раскололи страну и даже привели к гражданской войне. Но сейчас вряд ли кто-то будет отрицать то, что Север был прав, а Юг упорно мешал стране нормально развиваться дальше.

Если же говорить о таком понятии, как характер революции, то можно смело утверждать, что произошедшая революция – буржуазная. Она расчищает общество от тех пережитков и остатков, которые мешают нормально развиваться рыночной экономике.

Прежде всего, это сохранившееся в постсоветской Украине глобальное вмешательство государства в экономику. И устранение этого вмешательства станет "палкой о двух концах".

С одной стороны – это расширение реальных свобод предпринимательской деятельности. Государственный аппарат должен перестать "кормиться" за счет бизнеса.

С другой – это отказ от попытки полностью решать социальные проблемы, в том числе и за счет "класса буржуазии".

При нынешнем состоянии экономики и производства социальные обязательства ложатся и на государство, и на бизнес. Бизнес же хочет иметь как можно более дешевую рабочую силу, чтобы получить хороший толчок к развитию. И на данном этапе государство должно и будет ему в этом помогать.

Украинская экономика, особенно – промышленное производство, нуждается в серьезных структурных изменениях, в развитии и модернизации технологий. Большая часть украинской промышленности работает на технологиях позапрошлого века – факт, не требующий доказательств.

И если эта трижды устаревшая махина приносит прибыль, то скорее вопреки, а не благодаря тому, как она работает. Благодарить за экономический рост нужно возросшие мировые цены на украинский экспорт, поскольку серьезных изменений в украинском производстве не было еще и близко. Если ценовая коньюктура изменится в сторону, неблагоприятную для Украины, то украинская экономика снова покатится вниз.

Изменения коснулись пока только легкой промышленности. Той отрасли, которая обеспечивает наиболее быстрый возврат вложенных денег. Для того же, чтобы украинская экономика твердо встала на ноги, "всерьез и надолго", нужны глобальные инвестиции в базовые отрасли, и эти инвестиции только предстоит сделать.

Здесь возникает главный, самый интересный вопрос: где взять деньги? Источник финансирования прост, и он лежит на поверхности. Этап его использования прошли практически все ныне высокоразвитые страны мира. Кто в XVII–XVIII веках, кто – несколько позже. Да и Советский Союз в первой половине прошлого века его использовал очень эффективно.

Речь идет об уже упомянутой дешевой рабочей силе. В нынешних условиях уровень социальной защищенности не может увеличиться – он должен снизиться. Объективно это в интересах украинской экономики.

Вот несколько примеров из истории. Английская революция большую часть населения превратила в бесправных пролетариев, трудившихся за копейки. В США после обретения независимости условия труда и оплаты стали на порядок хуже, чем в то время, когда они были английскими колониями. Япония и Германия после Второй мировой войны трудились, как проклятые, "не разгибая спины и не видя солнца", и при этом значительная часть населения находилась в состоянии полубедности. И если сейчас эти страны отличаются высоким уровнем жизни своих граждан, то только благодаря почти бесплатному по нынешним меркам труду предыдущих поколений.

Таким образом, итогом революции должно стать формирование новых социально-экономических условий в стране и закрепление власти новой силы в обществе.

К сожалению, те, кто стоял на Майдане и других площадях Украины, не сразу ощутят положительные результаты своего самопожертвования. Многие из них, вполне возможно, станут жить хуже, и проклянут в итоге свою недальновидность.

Так можно ли присвоить произошедшим событиями гордое имя "революция"? По большинству признаков – да. Но "сладкие плоды" революции "вкусят" украинские буржуа.

"Оранжевая революция" отдаст власть не народу, а только части его – буржуазии. И эта часть будет использовать государство в своих интересах, которые далеко не полностью совпадают с интересами большинства граждан.

И только после того, как "насытятся" они и "накормят" свои предприятия, позитивные изменения коснутся более широких слоев общества. Таковы объективные законы развития, нравится это кому-то, или нет.

Так что же, не нужно было выходить на площадь? Нужно. Ибо другого пути у Украины просто нет.



powered by lun.ua
Главное на Украинской правде