Главный "Океанист" знает все о Донецке

Понедельник, 17 января 2005, 16:07
Помаранчевая революция победила благодаря своему неопровержимому интеллектуальному и эстетичному преимуществу. Фурор вкуса и вдохновения - вот что определяло творческую атмосферу Майдана почти два месяца подряд. Одним из символов революции для многих - и не только молодых - стал Святослав Вакарчук, который в ноябре поставил Майдан на карту и выиграл. Впрочем, Вакарчук-триумфатор не требует должностей и не стремится скальпов Повалий или Могилевской.


- Вы - человек, прежде всего, творческий. Музыканты, как правило, воспринимают политические события только тогда, когда они являются зрелищными. Политики же ждут результатов. Чем стал для Вас помаранчевый месяц? Для Вас лично революция уже закончилась?

- Революция в понимании каких-то кардинальных изменений, безусловно, не закончилась, поскольку изменения только начинаются - как в жизни страны, так и в жизни каждого из нас. Но митинги и пикетирования закончились, и это к лучшему, поскольку каждому необходимо начинать активную и серьезную работу на своем месте.

- То есть Вы воспринимаете революцию не как "экшн", а все-таки в политическом контексте?

- Я - музыкант. Основная цель моей собственной жизни - делать музыку. Я получаю удовлетворение от того, что я делаю именно музыку. Все, что я делаю вокруг, направлено на то, чтобы я мог спокойно, расслаблено, и с полной отдачей отдаваться любимому делу. Но на пути к этому есть много пунктов: это и личная - моральная и материальная - независимость, это и ситуация в стране.

Для того чтобы делать красивую музыку, надо жить в нормальной стране. Поэтому в связи с этим мои стратегические цели - это и моя нынешняя общественная деятельность, и, возможно, моя будущая политическая деятельность, возможность таким людям, как я, свободнее и спокойнее чувствовать себя в государстве относительно всех гуманитарных вещей - искусства, музыки, кино, телевидения, культуры.

Я хочу, чтобы это изменялось. Я знаю, что мой опыт, мой авторитет среди большого количества людей помогли бы это сделать. Это является единственной целью, почему бы я мог заниматься общественной деятельностью, каких-либо карьерных целей я перед собою не ставлю.

- Но "Океан Эльзы" достаточно успешно работал на протяжении последних лет, т.е. и при "старой" власти. Вас не устраивало то, что было?

- Бесспорно, было так, но "Океан Эльзы" был одним из тех немногих исключений, которые работали "не благодаря", а "несмотря на". Т.е. власть ничего хорошего нам не сделала. Она не сделала и ничего плохого, ведь диссидентами мы не были. И в связи с тем, я думаю, что можно лучше, чем есть.

Для себя лично я могу улучшить ситуацию и без влияния на государственную политику, но мне бы хотелось, чтобы наша страна стала - начну говорить банальные, но на самом деле искренние фразы - цивилизованной европейской страной, которая бы влилась, в первую очередь, в культурном контексте в то, что происходит во всем мире и стала частью этого процесса. Понимаете, если бы там не было, мы находились бы под железным занавесом.

- Вы это чувствовали на себе?

- Безусловно.

- Вы достаточно ярко проявили себя как общественный деятель и даже получили звание "агитатора года". Это Ваш первый опыт общественной деятельности?

- Я являюсь членом неформального общественного комитета "Украина - европейский выбор", который был создан еще в 2000 году, и в который входили разные формальные и неформальные люди. Позже я вел общественную деятельность на уровне того, что был послом украинской культуры, и мне даже дали звание министра иностранных дел украинской культуры.

В конце концов, я никогда не стремился к этому, но революция показала мне мои возможности, как я лично могу быть полезным своей стране. Откровенно и с ответственностью говорю: меня не интересуют служебные или карьерные должности, меня интересует только возможность искренне помочь стране своим опытом, своим вкусом, своим умением, своей интуицией стать лучше в том, в чем я разбираюсь.

Я говорю не о нефти и энергетике, я говорю о культуре, об информации и гуманитарных вещах вообще. Я знаю, как сделать украинскую культуру популярной в Донецке. Я не голословный, так как я сделал это уже на своем собственном примере, и могу это повторить и в более широком понимании этого слова. Я хотел бы таким образом быть полезным и если будет нужно, я это буду делать. А официоз меня не привлекает.

- Даже если Вам настойчиво будут предлагать какую-то должность?

- Это вопрос, по моему мнению, неуместный. Во-первых, мне не предложат должности, а, во-вторых, я бы хотел еще много музыки сделать в моей жизни и хотел бы иметь время для того.

- Вероятно, Вы уже задумывались над тем, что можно сделать в первую очередь для того, чтобы изменить ситуацию в сфере культуры?

- Тогда так - если бы мне предложили должность, я бы отказался, потому что я считаю, что на данный момент мое место в студиях и на концертах. Но если бы мне сказали, что мне нужно это делать, то я имею собственное видение ситуации. Очень не хотелось бы, чтобы должности в гуманитарной сфере определялись "по окончательному принципу": все распределили - нефть, газ, уголь, банки и т.п., - а потом вспомнили, что есть еще образование, культура и наука...

Не хочется повторять старых ошибок. Я считаю, что гуманитарная сфера, в которую входят и образование, и культура, и история, и идеология, и информация, должна быть вынесена за скобки любого политического процесса. Должен существовать широкий общественный контроль над тем, что здесь происходит. Если в экономике основной критерий успеха - профессионализм и системность, то в гуманитарной сфере основное - интуитивное понимание той идеологии, которая бы смогла улучшить самосознание граждан, увеличить самоуверенность в хорошем понимании этого слова.

Этим же можно влиять и на материальные вещи: на производительность работы, на зарплаты, на имидж за границей, на котирование наших людей там. Это очень важные вещи, которые лет через двадцать на самом деле начнут влиять и на макроэкономические вещи в стране, которые якобы отделены от гуманитарной политики.

- Именно сейчас, когда речь идет о формировании нового правительства, считаете ли Вы, что Виктор Ющенко имеет ту интуицию относительно сферы культуры, о которой Вы сказали?

- Я скажу так: он является очень высоконравственным человеком. На мой взгляд, это его наибольшее достоинство. Можно говорить о его слабых и сильных сторонах, и политики об этом постоянно говорят - но это не мое дело.

Он имеет очень сильный украинский стержень, который является цивилизованным, а не местечково-шароварным. И именно этот стержень даст ему возможность, по моему убеждению, принять правильные кадровые решения.

Именно он - и никто больше - имеет шанс первым принять кадровые решения в гуманитарной политике. До этого времени в Украине шансов таких не было. Это первый шанс, которым, я надеюсь, Виктор Андреевич воспользуется. Гуманитарной сферой должны руководить люди, которые "в материале", которые имеют европейское мышление, которые имеют современный взгляд на вещи, которые имеют широкое мировоззрение и знают, что и где происходит, которые, в конце концов, имеют свою собственную интуицию.

Таким образом, Ющенко необходимо знание того, кто из его окружения имеет такую интуицию. Я не сомневаюсь, что у нас есть много профессионалов в экономике, я не сомневаюсь, что у нас есть много кандидатур на видные должности в серьезные министерства, но меня беспокоит гуманитарная сфера.

- Что касается украинского культурного пространства, является ли оно, на Ваш взгляд, настолько насыщенным, чтобы уже сейчас ограничить импорт с России книг или поп-музыки?

- Я бы не радикализировал ситуацию. Что проще всего сделать для того, чтобы ели только отечественные конфеты? Надо запретить ввоз конфет из других стран. Но приведет ли это к улучшению качества наших? Я не знаю.

Думаю, что здесь надо действовать комплексно. Безусловно, поддержка собственного производителя нужна во всех странах, особенно в той, которая сейчас активно развивается, в которой современная культура имеет свои начала.

Революция побудила к развитию новую украинскую культуру. И хотя флагманом стала современная музыка, я думаю, что к ней подтянутся и кино, и телевидение, и театр и т.п. Лучше всего было бы смотреть на эту проблему с разных сторон. Я бы не ограничивал никаких импортов. Я бы предложил создать благоприятные условия для собственного производителя.

- В Беларуси, например, Лукашенко такие условия вроде бы создал: недавно было принято, что на 80 % в аудиопродукции должен быть обеспечен национальный продукт. Было ли бы целесообразно ввести нечто подобное в Украине?

- Думаю, что силовым методом мы ничего не добьемся. По моему светлому убеждению, надо начинать не с украинизации в национальном понимании этого слова, а с украинизации в государственном понимании этого слова.

Первая наша задача - сделать так, чтобы продукт, который появляется в информационном пространстве Украины, имел бы украинские корни и был бы качественным. Неважно, каким языком он сделан, неважно - в каком месте, и даже неважно – имеет ли прямую национальную окраску, или нет.

Важно, чтобы этот продукт давал рабочие места, развитие, профессионализм и опыт людям здесь, в Украине. И чтобы этот продукт создавался здесь, и это работало бы как самосогласованная система - дальше, дальше, дальше. Голливуд снимает сегодня высокорентабельные фильмы не потому, что там лучшие люди, а потому что там огромные традиции и опыт, которые начались с того, что сотню лет назад была правильно запущена система. И в Голливуде никто не ограничивал прокат французских или итальянских фильмов.

- Будете лоббировать свои идеи среди новой культурной элиты?

- Я не думаю, что мне придется лоббировать. Мои идеи уже готовы к публичному обсуждению. Вообще мне не нравится слово "лоббирование", которое имеет кулуарную окраску. Я готовый обо всем говорить публично и искренне делиться своим опытом со всеми.

Единственное, чего бы хотелось, - чтобы люди, которые будут принимать решения, были бы адекватными людьми. Я очень надеюсь, что так произойдет, ведь мы имеем шанс очень сильно изменить наш, на 50 лет отсталый культурный уровень. Я думаю, мы имеем шанс это сделать, лишь бы те люди, которые придут в гуманитарную сферу, были бы правильно избраны. Не буду называть имен, чтобы кого-то заранее похвалить или обидеть. Сейчас я говорю обобщенно, так как раньше я вообще не видел шансов.

Я понимаю, что так оно обречено: есть отдельные флагманы - Андрухович, "Океан Эльзы", Кира Муратова, есть качественные телепрограммы, есть международное признание в спорте. Но это вещи отдельные. Для массовости, для создания такого понятия как украинская музыкальная культура на Западе (как английская волна), мало двух-трех талантливых исполнителей, мало выиграть Евровидение. Для того чтобы десять наших исполнителей знали на Западе, надо, чтобы здесь была тысяча качественных.

- Поддержка политических помаранчевых или бело-голубых цветов не обошла и среды звезд. Вы можете объяснить шаги тех, кто поддерживал лагерь бело-голубых?

- Думаю, существуют две принципиально разные причины. Первая мотивация - банальные деньги. Многие не задумывались над содержанием того, что делают. Они прямо так и говорили: "Мы зарабатываем деньги". Это та основная масса, которая тихонько ездила, зарабатывали свои деньги и о которой сейчас никто не говорит. Когда все началось, они залегли на дно и потом говорили, что они зарабатывали деньги как артисты.

Вторая мотивация - идеологическая. Таких артистов, как Тая Повалий, было значительно меньше. Она сказала открыто, что поддерживала, поддерживает и будет поддерживать Януковича, поскольку он ассоциируется у нее с властью, власти она доверяет и не хочет изменений, а хочет стабильности. Я ее понимаю.

Возможно, такие артисты получали деньги за свои выступления, но, на мой взгляд, основными были - не деньги. Слишком сильно эти артисты были связаны с той властью, и они как часть этой команды - как Нестор Шуфрич - защищали интересы этой команды. Поэтому претензий к этим людям у меня точно нет. Это их выбор, их позиция.

- Вы лично друзей не потеряли из-за этих событий?

- Я не особенно и дружил. У меня еще впереди окончательная расстановка акцентов в отношениях с Кузьмой, с которым мы давно не общались. А так... С кем мне дружить? С Повалий? Или с Могилевской?

Я лично призвал не шельмовать людей, которые были против. Тем более что многие из тех, кто призивал раскаиваться или кричал "позор", и сами недавно стояли на задних лапках перед властью. Не нужно этого делать. Делайте свое дело, не смотрите на то, сделал ли кто-то плохо или нет, ведь вы не знаете их мотиваций.

Вообще я сторонник открытой борьбы, если она честная. И основное, почему я вышел на Майдан, это была грубая фальсификация. Я абсолютно не имел бы ничего против, если бы за Януковича проголосовало бы большинство, если бы это была правда.

Так же и здесь: если ты имеешь свою мысль и искренне поддерживаешь своего кандидата, то почему ты хуже? Я не считаю, что надо жечь чьи-то диски. Это перебор, это нецивилизованные методы. Но, с другой стороны, я не понимаю тех артистов, которые поддерживали Януковича, которых я лично звал на теледебаты, чтобы подискутировать, и которые все отказывались, так как не знали, что говорить, поскольку не имели аргументов.

- Недавно Наталия Могилевская объявила себя чуть ли не политэмигранткой в Донецке, поскольку Киев преследовал ее и ее семью - отказывались снимать клипы, побили автомобиль. В то же время на Закарпатье во двор певицы Нади Копчи кто-то бросил боевую гранату, и артистка связывает это со своей склонностью к помаранчу. Это частные случаи или уже тенденция? Как выходить из этой ситуации?

- Я с радостью поеду в Донецк, где большинство людей поддерживали Януковича и скажу им то, что говорил раньше: мне нет разницы, за кого они голосовали, я как любил их, так и буду любить, как пел им, так и буду петь, как защищал каждого из этих людей, так и буду это делать, как у меня были друзья в Донецке, так они у меня и останутся. Если есть ко мне лично какое-то отрицательное отношение, я справлюсь с этим. Я чувствую, что я в силах расставить все точки над "і" и забыть об этом.

- Изменилось ли для Вас содержание таких понятий, как родина, флаг или гимн?

- Я человек с национальным стержнем, который внешне этого никогда не показывал. Я гордый, что нас всегда воспринимают украинским продуктом, украинской группой, украинской культурой. Но при этом ни одного примитивного национального признака мы с собой не несем. Я считаю, что дух и стержень внутри намного важнее, чем цвет шарфика, который ты носишь, чем вышитая рубашка или джинсы, которые ты носишь. Это ничего не означает.

Я знаю, что я настоящий украинец и являюсь таким со стороны. Никто не скажет иного. Но вместе с тем я не хожу повсюду и не размахиваю флагом, не пою гимн там, где надо и где не надо. Патриотизм должен определяться в общечеловеческих вещах. Не следует забывать о том, что мы являемся просто людьми, христианами. Мы не должны думать только о том, что мы являемся украинцами. Все упомянутые вещи должны быть комплексными.

- Какими были Ваши личные достояния и какими разочарования во время последнего месяца?

- Подождем, пока сформируется правительство, и тогда будем говорить о разочаровании или удовлетворении. Знаю, что есть много проблем, которые, безусловно, просто преодолены не будут. Я надеюсь на мудрость Виктора Ющенко и Верховной Рады, которые сразу должны сделать хорошее дело, тем более, что, на мой взгляд, такой консолидации между новоизбранным президентом и парламентом давно не было. Безусловно, там есть мощная новая оппозиция, безусловно, есть люди, которые будут против нововведений, но в целому при правильной работе президента и при правильных кандидатурах людей, которых он предложит, Верховная Рада достаточно быстро утвердит новое правительство, которое начнет работать. Тогда и увидим.

Что касается самой революции, то я не имею никаких разочарований, а только радость, что все состоялось спокойно, мирно и хорошо, что команде Ющенко хватило ума и профессионализма не испугаться стихийности, а взять все под свой контроль и довести дело до конца.

Кстати, я открыл в себе черты, которые всегда лелеял. Я понял, что имею талант не только петь песни, а и убеждать людей. Я имел серьезный опыт на Востоке Украины, мы много ездили, разговаривали, и я вижу, что моя позиция не только как музыканта, а как гражданина и публичного человека нравится людям, что дает уверенность. Я открыл в себе качество чувствовать, что нужно сказать людям для того, чтобы они восприняли и поняли идею.

- Ваш "электорат" - это только молодежь, которая слушает "Океан Эльзы"?

- В последнее время - и я не думаю, что это связано с революцией, революция это только усилила - это люди младшего и среднего возраста. Я не могу сказать, что люди за 50 являются нашим электоратом, но те, которым до 50, являются нашей аудиторией. Но все равно здесь надо разделять аудиторию на ту, которая верит тому, что ты говоришь, и ту, которая слушает твою музыку. Безусловно, аудитория, которая верит тому, что я говорю, значительно более широкая, она без возраста. Среди тех, кто слушает меня как общественного деятеля, существует больше абонентов, чем среди тех, кто слушает меня как музыканта.

- Революция на Майдане превратилась в грандиозную творческую акцию. Но говорят, что на сцену пускали не всех, кто хотел туда попасть. Действительно ли фейс-контроль был аж таким драконовским?

- Безусловно. Не зная исполнителя, пустить на такую ответственную сцену, было довольно сложно. Именно поэтому режиссеры работали день и ночь: слушали, смотрели, общались. Вы же видели, сколько там было молодых исполнителей, но их, желающих, было раз в 10 больше, чем возможно. Бывало и так, что к нам обращались с просьбой выступить, но мы говорили, что мы уже выступали, пусть поет кто-то молодой.

- Т.е. фейс-контролю подлежало собственно качество продукта?

- Да. И так должно быть всегда. Основным критерием должно быть качество, актуальность и уровень того, что предлагается, а не какие-то другие критерии.

- Какой Ваш основной мессидж к восточным украинцам?

- Люди, которые голосовали против, наверно, сейчас разочарованы или раздражены. Я бы хотел им сказать, что не следует делать выводы сразу. Даже если произошло не так, как вы того хотели, все равно только время покажет, как оно есть на самом деле. Сейчас есть то, что есть, и изменить его нельзя. Давайте подождем, и я уверен, что Виктор Андреевич и его команда смогут вас убедить в том, что они будут руководить страной, есть оправданным. Я в этом уверен, но хотел бы в этом вашего терпения, чтобы вы дождались, и поняли это так же.

Два года грязной пропаганды в сторону Ющенко бесследно относительно него не прошли и потому ясно, что есть часть населения, которая не может думать о нем положительно. Потерпите. Очень прошу! Если вы считали себя бойцом с другой стороны фронта, то не считайте это как проигрыш, а считайте это как временный мораторий на употребление каких-то активных действий, ведь поживем-увидим.

- Некоторые из Ваших старых песен сейчас оказались пророческими. Тогда Вы считали их такими?

- Частично, да. Песня "Вставай!" - прямой намек. Я никогда этого не скрывал и всегда говорил, что это песня об Украине. Но тем не менее эту песню люди увидели в рекламе пепси-колы, т.е. тогда акценты смещались. Поверьте, если бы тогда клип "Вставай!" был под митинг, то все бы восприняли его однозначно. Так же и песни "Той день", "Майже весна" - в их текстах все сказано.

Собственно, главное подтекст, ведь я никогда не пишу буквальных текстов. Все тексты, наверное, можно использовать в разных ситуациях. Это как голубые глаза: сидишь возле голубого - они голубые, возле зеленого - они зеленые, возле серого - они серые. Так и с песнями - важным является акцент.

- А каким содержанием для Вас наполнено понятие народный артист?

- Сейчас для меня лично народный артист - это пережиток режима предыдущего президента. Джон Леннон был народным артистом Соединенного Королевства? Я бы не хотел комментировать этот вопрос, скажу только, что мне жаль многих народных артистов - в самом деле народных, - таких людей с прошлого, как Нина Матвиенко, Юрий Рыбчинский или Дмитрий Гнатюк. И, с другой стороны, те "народные артисты", которые сейчас рядом с ними, являются также народными... Мне стыдно. Я лично не имею никаких званий и абсолютно от этого не страдаю. Лучшее звание - это количество проданных дисков и количество людей на концертах.

- Как повлияла революция на творческие планы "Океана Эльзы"?

- И без революции мы планировали писать альбом, так что с этой точки зрения она немного испортила нам планы: мы были вынуждены перенести наш российский тур на неограниченный срок (надеюсь, что в феврале-марте мы-таки его сделаем), только сейчас мы записываем пластинку, которую хотели выдеть в марте, но поскольку два месяца с нашей творческой жизни выпали, то мы вынуждены перенести ее издание. Но о революции я не жалею. Немножко лишь о том, что остановилось время.

- Революция стала вододелом, что касается деятельности медиа в Украине. Действительно ли состоялась, на Ваш взгляд, трансформация средств массовой информации?

- Я думаю, что Украине сейчас очень важно воспользоваться плодами революции, и есть шанс очень сильно изменить информационное пространство в хорошем понимании этого слова, при этом не двигая таких вещей, как права, собственность, которые являются основными и должны оставаться такими, как они есть.

Но вместе с тем люди новой волны и новой формации могут взять рычаги влияния и те, кто имеет собственный опыт, и вырастали на современном рыночном информационном пространстве, должны сейчас более активно вмешиваться в ситуацию. Тем более что сейчас актуальным есть создание общественного телевидения, т.е. того, надзорным советом которого - скажем так - является весь народ. Кто и на базе чего будет делать его - вопрос, который должен обсуждаться. Отсутствие общественного телевидения является несерьезным для такой страны, как Украина.

- Не потеряют ли такие издания, как "Зеркало недели", или такие телеканалы, как "5 канал", своих читателей-зрителей?

- Теперь все приходит в конкурентное пространство. Например, "Зеркало недели", по моему мнению, всегда было на главу выше всех по анализу, интуиции, по уровню информационной обеспеченности. Что касается других, то все будет зависеть от качества оформления, дизайна, профессионализма журналистов, редакторов и продюсеров, от оперативности, качества развлекательного продукта. В конце концов, информационное пространство не может быть только политическим.

Если же медиа будет оставаться одно в своей нише, то ему нечего бояться. Кто сейчас может составить конкуренцию "Зеркалу недели"? Относительно же телевидения, то формат каждого серьезного канала претендует на всеобщность, а не специализацию, как музыка или новости. Здесь придется думать об увеличении аудитории, зрительного рейтинга и т.п. Если на "5 канале" будут лучшие ведущие, лучшие программы, лучшие фильмы, то их будут смотреть больше, ведь "честные новости" будут теперь везде.


powered by lun.ua
Главное на Украинской правде