Михаил Бродский: Я Третьякову кричал в ресторане: "Саша, ты урод!" Потом остыл и сказал "Ты не урод"

Четверг, 29 сентября 2005, 15:00
Политическая война вырвалась наружу не после отставки Юлии Тимошенко, а за неделю до нее – 1 сентября, когда Михаил Бродский выступил на "5 канале". Он напрямую обвинил окружение Ющенко. И, возможно, президент уже тогда для себя все решил – потому что был уверен, что Бродский не мог выступать без санкции Тимошенко.

Однако сам Бродский уверяет, что все было наоборот – Тимошенко его отговаривала как могла. Выяснить, что и как происходило, мы попытались во время его интервью "Украинской правде". Оказалось, что начало конфликта было в январе.

В беседе Бродский был резок и не сдержан в оценках. Поэтому все, кто считают себя незаконно обвиненными во время этого интервью, имеют право на ответную реплику в "Украинской правде". Мы также готовим к печати рассказ о последних событиях в изложении представителя другого лагеря – Александра Третьякова.

Пока же – версия произошедшего со страной за последний год в изложении Михаила Бродского.

– Почему так случилось, что вы стали первым человеком, который решил выступить с заявлением о коррупции в окружении Ющенко?

– Все считают, что это был какой–то сумасшедший стратегический план команды Тимошенко: сперва Бродский, потом Зинченко… На самом деле просто взяла злость!

– Говорят, когда вы ехали на "5 канал", то не собирались выступать с такими резкими словами?...

– Да, но на подъезде к Рыбальскому острову мне позвонил Олег Медведев (советник Бродского). Он говорит: "Михаил Юрьевич, буквально пять минут назад вышло заявление президента о ситуации вокруг Никопольского завода ферросплавов. Со словами: "два клана столкнулись между собой…".

И я интуитивно понял, что это начало раскрутки сценария отставки Тимошенко! С другой стороны, я понял, что люди возле Ющенко, которые реально погрязли в коррупции, начинают атаку. При этом обвинив в коррупции нас. Со словами "сам дурак!"

А когда я пришел на "5 канал" и еще увидел Скрыпина – а у нас всегда были сложные отношения… Я воспользовался телеэфиром и высказался. А после отключил телефон. Юлия Владимировна мне звонила, но я взял трубку, только когда дозвонился Турчинов. Он мне говорит: "Мишаня, не переживай! Мы знаем, что ты такой, что ты сделал от души. Завтра встретимся, поговорим…"

А с Зинченко мы не договаривались. Я ему лично задал вопрос: "Саш, ну скажи, с тобой кто–то договаривался?". А он говорит: "Я уже был "сыт по горло" (Бродский проводит пальцем по шее.)

Расскажу еще одну историю… На следующий день после моего выступления на "5 канале" и за день до отставки Зинченко я сидел у себя в кафе "Калине". И мне охранник говорит: "Михаил Юрьевич, вам на телефон только что звонила некая Ирина Зинченко".

Я подумал, что это жена Саши (Зинченко), хотя мы шесть месяцев не общались после того, как он стал госсекретарем. Ну, знаете, люди, которые попадают во власть – как у Райкина: "Им сперва не дозвонишься, потом они начинают ездить не на трамвае, а на машине…"

И вот я перезваниваю на этот номер. А она говорит: "Добрый день, это жена Александра. Я хочу пожать руку за ваш мужественный поступок. Я сидела на диване, когда вы выступали на "5 канале". Я вам аплодировала!". Я потом еще думал, чтобы это все значило? И потом на следующий день Зинченко заявляет об отставке!

То есть я думаю, что и Сашин поступок объясняется тем, что мы больше не могли терпеть!

– Так, а почему вы все это время терпели? Если становятся известны такие факты якобы коррупции, то вы должны объявлять о них сразу?!

– Согласен. Но у нас не было таких традиций в украинской политике. Кроме того, все–таки думалось: "Это ведь президент, может, он одумается…" Были попытки ему рассказать. Турчинов писал ему докладные. Какие–то месседжи шли ему через масс–медиа…

Мы были одной командой. Когда я был "техническим кандидатом" Ющенко, я себя пытался сдерживать, боялся его подвести. Сейчас, когда я в команде Тимошенко, каждый мой неправильный поступок может принести ей вред.

ВСЕ НАЧАЛОСЬ В РЕСТОРАНЕ "КОНКОРД"

– Скажите наконец, что вам известно о фактах коррупции в окружении президента? Ведь ни заявление Зинченко, ни расследование Генпрокуратуры ничего не прояснило…

– Давайте я начну с самого начала. Когда я впервые все понял. За каждое свое слово в этой истории я отвечаю….

Так вот, случилось это в середине января 2005 года. Тогда еще никто не знал, кто станет премьер–министром, Ющенко спрятался, блуждает по лесам Закарпатья, ездит в Швейцарию лечиться… Я подъезжаю в ресторан "Конкорд" депутата Тополова (сейчас министр угольной промышленности). Тогда это было любимое место у этих ребят, сейчас же они собираются в "Декадансе" и в "Мандарин–плаза".

Мы заходим в ресторан… Сидит Сережа Бондарчук, бывший водитель Бакая или какой–то его подручный. Крутой парень! Сейчас он возглавляет "Укрспецэкспорт"! Сидит Эдик – директор заправок Третьякова…

– Эдуард Зейналов, нынешний губернатор Кировоградской области?

– Да, и он убил эту область! Третьим за столом сидит Третьяков. Все кушают…

Я с Сашей Третьяковым познакомился в июне. Я хорошо знаю этого мальчика, который во время выборов сидел на кассе и ничего не делал. Просто ему повезло, что у него хороший дом, в котором удобно и в котором после отравления жил Ющенко с семьей.

И вот я сажусь за стол, и Третьяков начинает рассказывать… Саша сидит так, отлегся. (Бродский расползается по стулу.) Я в детстве таких бил!

– За что?

– За то, что они себя так ведут! (Бродский делает пальцы веером.) Значит, Третьяков говорит: "Ну–у–у что, я буду вторым человеком в стране. Вот Эдик будет губернатором Кировоградской области!"

Потом он обращается к Бондарчуку: "Серега, ты будешь замом НАК "Нефтегаз". Или даже председателем! Во всяком случае, будешь от меня курировать!".

Потом Третьяков обращается ко мне: "Ты, Миша, старался. Тебе дадим комитет по предпринимательству. Вера Ивановна идет в парламент. Что Зиня (Зинченко)? Я еще не решил, что с ним будет. Порох (Порошенко) будет премьером. Юлю вашу – пук! (Бродский делает губами характерный звук.) Ее в СНБОУ, пусть там сидит и не дергается! Список на парламентские выборы – 25% вашей "Батькивщине", 25% нам, 25% Литвину и 25% Ющенко"…

– Так и говорит?

– Это еще не все. Третьяков продолжает, обращаясь ко мне: "Ты знаешь, почему я все решаю? Потому что нет никого преданней Ющенко, чем я! Я его (Ющенко) руку держал в своей руке, мы плакали вместе! Ты пойми!"

Представляете, а я пью чай у него за столом за его счет!

– Ну и что дальше?

– У меня стало черно в глазах, начинается припадок. Что было бы с ним в детстве, если бы я был свидетелем этого – даже не знаю! Ну, я успокаиваюсь, говорю официантке: "Принесите мне счет за мой чай!" Она мне его дает... Я еще удивился – чай 50 гривен, ни фига себе!

Значит, даю я ей 50 гривен и спрашиваю у них: "Ребята, все, ко мне претензий нет?" "Нет!", – отвечают. Тогда я встаю и говорю: "Саша, ты урод!" (Бродский делает пальцы веером.)

Третьяков не понимает: "Что?" Я ему говорю: "Ты урод! Мы восемь лет на брюхе ползали по этому минному полю, чтобы ты стал Димой Табачником?! Чтобы ты страной управлял? Так не будет такого! Реформа будет! Я будете себя так вести – посадим! Ты что, сынок?!"

Ну, меня Сережа Бондарчук за руку взял: "Михаил Юрьевич, Миша, успокойся! Ну, Саша сказал так, что ты его не понял. Ребята, разошлись…". Минут 15 меня успокаивал. Я остыл. Как–то знаешь, шесть месяцев вместе, борьба, Майдан…

К КОЛОМОЙСКОМУ В ЖЕНЕВУ ПРИЕЗЖАЛИ ОТ ЮЩЕНКО С УГРОЗАМИ

– Давайте вернемся к фактам коррупции. Может, у вас просто какая–то личная неприязнь к Третьякову? Где же факты коррупции?

– Секундочку, я вам рассказываю об их первоначальном плане управлять страной, который был готов еще тогда, в январе. Этот Бондарчук мне говорит: "Успокойтесь!". Ну, тогда я сказал: "Хорошо, Саша, ты не урод". И я ушел.

Фото Анны Андриевской

С тех пор мы еще один раз увиделись, но он меня поразил даже больше! Это было два или три месяца назад. Я говорю: "Саша, ну как вы себя ведете? Назначаете тех, этих…".

А он говорит: "Ты знаешь, эти дали десять миллионов на выборы, эти пятнадцать, эти пять, эти еще три…"

Я говорю Третьякову: "Саша, почему во время выборов этого никто не знал? У тебя через полгода окажется, что все олигархи в этой стране и в России давали деньги!

Только ты уточни – они давали до или после выборов? Потому что я, например, не знаю, чтобы названные тобой люди давали деньги во время выборов".

Вы знаете, коррупцию очень тяжело доказать. Потому что нужно записать не только на магнитофон – желательно снять на видеокамеру, желательно взять с поличным, нужна санкция наблюдения. Поэтому политики должны вскрывать эти вещи. Я вижу – я объявляю. И мне непонятны многие вещи. Я точно знаю, что на "Приват" начался наезд за то, что они начали покупать 1+1. Им просто тупо запретили это делать!

– Кто?

– Окружение президента! Я знаю, что Третьяков встречался с представительницей Лаудера на 1+1. Я точно знаю, что встречался Порошенко. К моему сожалению, Коля Мартыненко, они все занимались тем, чтобы "Приват" не купил 1+1. Запуская версию, что они это покупают для Тимошенко.

Да для какой Тимошенко?! "Приватбанк" является самостоятельной бизнес–структурой. Он имеет право покупать все, что хочет на этом рынке!

Роднянский с Фуксманом (совладельцы 1+1), извините, обделались! Они хотели продать свой бизнес и уйти. Окружение Ющенко хотело купить канал себе, но "Приват" договорился с Роднянским и Фуксманом раньше и дал задаток.

Я точно знаю, это было в марте! Дошло до того, что президент встречался с Лаудером и говорил: "Не продавайте "Привату!" А Третьяков звонил Коломойскому и говорил: "Не покупайте!" И что к Коломойскому приезжают представители Ющенко в Женеву с угрозами: "Не покупай!"

– Кто эти представители Ющенко?

– Это вы спросите у Коломойского.

– Ну, так нельзя – не называть фамилий!

– Я политик, и я утверждаю, что говорю правду. Те, кого я обвиняю, пусть скажут свою правду. И общество примет решение. Потому что в суд это дело не попадет. Пока генпрокурор будет ходить под угрозой снятия с должности президентом, до тех пор Генпрокуратура не будет служить народу.

Ребята, посмотрите, что они сегодня творят с делом Порошенко?! Я вам гарантирую, что через три недели дело Порошенко будет в суде. Специально недоделанное. И все его дела в судах закроют! И он станет у нас честнейшим парнем! И хотя против Третьякова не возбудили дело – я вам гарантирую, что в прокуратуре море доказательств по Третьякову!

– Давайте хотя бы какие–то примеры?

– Я не имею права комментировать уголовные дела. Но я заявляю, что обязательно будет заявление Зинченко в суд по поводу незаконного отказа в возбуждении уголовных дел по Третьякову и из–за того, что дело не возбудили лично против Порошенко.

Также я знаю, что сегодня возбуждено дело по факту, где фигурирует Зинченко. То есть если против Януковича дела закрывают, а Ахметов уже приезжает в страну, то против Саши их открывают.

ЮЛЯ НАС ПРОСИЛА: "ПОЖАЛУЙСТА, МОЛЧИТЕ, САША, МИША!"

– В принципе, оппозиции выгодно возбуждение уголовных дел против них. Вы тогда будете жертвой режима…

– Послушайте, когда меня посадили в тюрьму и говорили, что мне это было выгодно, я ответил: "Ребята, зачем же технологии? Все идите в тюрьму и избирайтесь в парламент". Думаешь, там намазано медом? Человеку нормально жить под давлением уголовного дела? Мы с Сашей (Зинченко) сегодня разговаривали, я его предупредил: "Саня, ты чтоб отдавал себе отчет, они могут делать обыски".

– Еще одной претензией Зинченко в адрес Третьякова было то, что он ударил охранника?

– Почему–то этот вопрос никто не расследует. Как было дело? Мне рассказывал Саша (Зинченко), что в администрации президента охранник потребовал у Третьякова удостоверение, которое позволяло бы проходить. Третьяков возмутился: "Ты чего? Я первый помощник президента! Ты меня, что не узнал?".

Но охранник все равно говорит: "Да мне все равно. Удостоверение и рамка!". А Третьяков разворачивается и как влепит ему пощечину! Человек написал докладную. Но если наш президент моральный не просто на словах, он обязан был уволить Третьякова после произошедшего. Показав, что таким людям нет места рядом с президентом.

– А Ющенко в курсе произошедшего?

– Конечно. Если мы говорим о коррупции – конечно, трудно доказать, давало "РосУкрЭнерго" взятку Третьякову или нет? Я думаю, что давало, хотя это не мое амплуа. Рэкетировал Порошенко владельцев дома по улице Грушевского 9–а или нет? Могу вас с ними познакомить. По Молдавии – Порошенко управлял этими счетами? Отмытый НДС и многое другое. Насколько я знаю, прямо поток заявлений движется сейчас в прокуратуру. Люди несут пленки, заявления, там чуть ли не кино.

– Правильно ли я понимаю, если бы не грозила отставка Тимошенко, то вы бы это так и не вскрыли?

– Неправда. Хотя Юля просила: "Ребята, я вас прошу, мы еще поговорим с президентом! Есть еще надежда! Пожалуйста, молчите, Саша, Миша!". Турчинов, когда написал заявление о сложении депутатских полномочий, он хотел провести пресс–конференцию по мотивам своей непростой беседой с президентом. Когда Турчинов объяснил Ющенко, что он служит народу Украины, а не ему.

– А что Ющенко от него хотел?

– Насколько я знаю, Турчинов пришел к нему с конкретными фактами, и поставил в известность, что он будет брать того, того и того. А Ющенко ему кричал: "Ти слідкуєш за моїми друзями! Нікого не чіпляй!"

У НАС СКОРО "ВЕЧЕРА НА ХУТОРЕ ХОРУЖИВКА" БУДУТ!

– Зинченко во время своей пресс–конференции обвинил в коррупции лидера фракции "Наша Украина" Николая Мартыненко. Что на счет него?

– Честно скажу, я много–много лет знаком с этим человеком. На выборах мы работали плечо к плечу каждый день. Я не хочу плохо о нем говорить.

– Во время эфира на "5 канале" среди коррупционеров вы также упоминали брата президента Петра Ющенко?

– Петро Ющенко… Это ужас! Кругом назначения, кругом бизнес. Но в то же время много веры. Не надо делать из своей веры бизнес и не вспоминай себя вместе с Богом. Точка!

– Кроме того, вы называли односельчанина Ющенко, его советника, редактора газеты "Украина молодая" Михаила Дорошенко?

– Хотя он сказал в своей газете, что я ненормальный, я утверждаю, что Миша Дорошенко назначил больше пятидесяти человек на должности в этой стране. У нас скоро "Вечера на хуторе Хоруживка" будут!

Фото Анны Андриевской

Кстати, Тимошенко все эти назначения не согласовывала. Она меня лично попросила дать хоть несколько бухгалтеров, чтобы она их расставила на те структуры, на руководство которых Ющенко запретил проводить конкурс. Он сказал: "За что ж мы боролись? Я сам буду всех назначать!".

И вот у меня было несколько бухгалтеров, и одного из них, Коваль Светлану Николаевну, она попросила Ивченко (руководитель "Нефтегаз Украины") назначить в эту компанию. Он четыре месяца блокировал, но после тяжелых скандалов все–таки назначил. Сегодня он ее вызвал и говорит: "До свидания, тетя!". Хотя поверьте мне: может, за всю историю нации туда впервые пришел честный бухгалтер и пытался навести там порядок.

Вы знаете, что происходит в государственных компаниях, на государственных заводах? Они управляются как какая–то вшивая структура среднего уровня! Без компьютеров, без учета, без тендеров! Идет просто грабеж денег, причем такими неспособными менеджерами, как Ивченко, кумовьями.

– Он что, разве тоже кум?

– Ну, я не знаю, кум он или сват, или брат. По определению "свой". Они опасны! Ивченко назначает на хозяйство "Нефтегаза" своего Лапушанского, который до этого был четыре года в розыске по факту банкротства одного предприятия. А сейчас все материально–технические вопросы в "Нефтегазе" решает только Лапушанский. Только раньше откат был 60%, а сейчас 50%.

– Как это доказать?

– Я говорю вам то, что мне рассказывают бизнесмены. Или про "Укрзализныцю" можно столько рассказывать, что начать и кончить! Могу сказать, что Кирпа младенец! Младенец! Червоненко должен молить Бога, что он не попал в правительство. Иначе через 6–7 месяцев у него путь Кирпы был бы заказан. Ребята, вы слышали о каких–то реформах?

– Ну, установили экраны в железнодорожных кассах с информацией о наличии билетов…

– А кто–то начал ремонтировать железнодорожные пути?

– Наверное, этот вопрос можно задать в том числе и к Тимошенко?

– Тимошенко спрашивала, но получала жесткий ответ не только от министров, которые ей не подчинялись, а еще и от президента. А вы знаете, что она подала представление о разделении Министерства транспорта и связи на два ведомства. Президент его выбросил в мусорник! Вы знаете, что она не пропускала ни Афтаназива (на руководителя "Укрзализныци"), ни всех остальных!

Вы знаете, что заместитель Жени Червоненко Паша Рябикин – распорядитель Бакая, всех его материальных ресурсов, бизнеса и так далее? Что это он делал Жене встречу с Бакаем в Москве. Домиком они торговали в центре за решение вопроса!

А Тимошенко поставила себе несколько задач по реформированию. И она их выполнила. У нее стояла задача закрыть дыры в бюджете. Она начала разбираться с медициной, ей дали по рукам! Или "Контрабанда – стоп!" 70% прироста бюджета – это не результат? Чтобы не говорили, но эти 70% тупо крали! А рост зарплат на 50%!

– Говорят, "Контрабанда – стоп" уже летом перестала себя не оправдывать.

– Конечно, со Скоморовским и Петей (Порошенко) контрабанде сделать "стоп!" нереально. Кстати, Скомаровский ходит на допросы – он реально обвиняемый. При этом умничает по телевизору!

ТИМОШЕНКО СКАЗАЛА: КРАСТЬ ИЗ БЮДЖЕТА – ЭТО КРАСТЬ У МАМЫ

– Вы хотите сказать, что Тимошенко не несет ответственности за то, что творится у нее в хозяйстве, просто потому что она не назначала этих людей? Но она же являлась главой исполнительной власти!

– Де–юре! А де–факто главой исполнительной власти является президент. Более того, он пошел дальше, он создал внутри правительства второе правительство во главе с Кинахом, третье правительство во главе с Петей Порошенко в СНБО. И сейчас Ющенко признал, что нарушал Конституцию, когда дал ему эти полномочия, потому что он отменил указ о СНБО. Разве это не так?

– К слову, откуда у вас столько информации. Это вам СБУ давало?

– Ребята, я коренной киевлянин. В бизнесе с 1989 года, открывал первые в Украине обменные пункты, кафе, рестораны, первые заправки. Я один из зачинателей, я знаком со всеми, и я со всеми был в бизнесе.

Я в политикуме тоже знаю всех! Кроме того, слухами земля полнится. И я знаю психологию и понимаю, где правда, а где деза. Если не считать антипиара Тимошенко, вы где–то слышали, чтобы она в чем–то незаконном участвовала, дерибанила на железной дороге?...

– Она аккуратная женщина, чтобы делать это открыто. Списание тех же долгов ЕЭСУ…

– Давайте снимем этот вопрос. Это не долги, а пени и штрафы на долги, нарисованные режимом Кучмы! И точно такие сделки проводил и Бакай, и многие другие прокучмовские бизнесмены. Тимошенко все это насчитали, она прошла две стадии суда... Но на третьей она не могла закончить, потому что были возбуждены уголовные дела.

Конечно, когда мы выиграли на выборах, прокуратура, которая вырвалась из–под давления Кучмы, закрыла незаконные уголовные дела. Суд получил возможность рассмотреть эти проблемы и отменил. А как вы хотели? Ей надо было продолжать жить с этими пенями и штрафами? Это невозможно! От этого болит живот каждое утро!

– Совесть мучает?

– На нервной почве! Я не знаю, как у нее, а я прожил семь лет преследований. Это неприятное ощущение.

– Почему вы сейчас выступаете таким ярым адвокатом Тимошенко?

– Я не адвокат, но мне за нее обидно. Я с ней познакомился в 1998 году, и наши пути после "Громады" разошлись. Она пошла создавать "Батькивщину", а я – "Яблуко". Когда началась акция "Повстань, Украина", мы были все время вместе, в палатках дежурили, на митингах.

На следующий день, когда Тимошенко пришла премьер–министром, мы встретились, и она сказала: "Миша, давай договоримся: красть из бюджета – это все равно что красть у мамы".

– Как трогательно... Прямо так и сказала?

– Вы подумаете, что это пафос, но это правда. Вы ей не верите? Не хотите – не пишите! Ну, я не знаю, чтобы она что–то делала против людей. Все говорят: "Это популизм!". Ребята, слово "популо" – это латынь, это "народ". То есть "популизм", "популярное" – это значит "народное".

Вообще вы ищите во всем плохое… Ну, это нормально - вы санитары политического леса…

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

powered by lun.ua
Главное на Украинской правде