Виктор Ющенко. Украинская политическая нация. Выборы-2006

Понедельник, 13 марта 2006, 14:19
Наблюдая за ходом нынешней парламентской избирательной кампании, ловишь себя на мысли, что ее участники, равно как и наблюдатели, очень мало думают о будущем.

Кое-кто пробует говорить о необходимости видеть перспективы развития Украины и даже подчеркивает, что такое виденье необходимо формировать как национальную идею, которая способна объединить народ. Но к такой мысли не прислушиваются, ее не слышат, потому что сегодня участники гонок заняты другим заданиям - попасть в парламент. Для многих из них это значит "быть или не быть".

В данной статье в одной причинно-следственной связи будут рассматриваться такие явления как Виктор Ющенко, проблемы формирования украинской политической нации, парламентские выборы-2006 - событие, которое определяет направление и характер развития Украины на ближайшие годы.

Виктор Ющенко и вызовы украинской судьбы

ЗС победой Виктора Ющенко информационная война против него не только не прекратилась, но и усилилась. Была коротенькая заминка, вызванная шоком предводителей олигархических кланов, ставки которых были побиты на выборах.

Однако в дальнейшем, придя в себя, они эту войну продолжили финансировать, корректируя на марше свою тактику, приводя ее в соответствие с новыми условиями и заданиями. И здесь, кажется, была допущена и до сих пор не исправлена главная ошибка Виктора Ющенко и его команды, а именно: не была обеспечена соответствующая информационная поддержка его действий как руководителя страны.

Не была создана мощная масмедийная команда, которая, с одной стороны, объясняла бы президента, его стратегию и тактику, все его управленческие действия и шаги, а, с другой, - надежно защищала бы его от перманентных циничных и откровенно лживых извержений.

Пытаясь разобраться в действиях Виктора Ющенко в первый год его президентства, мы просто обязаны понять всю невероятную и фактически беспримерную сложность заданий, которые появились перед ним. Речь идет о вызовах украинской исторической судьбы, которые появились перед президентом.

Ющенко иногда сравнивают из Вацвалом (может Вацлавом?) Гавелом, президентом Чехословакии периода ее трансформации из "социалистической республики" в государство, где господствуют классические принципы европейской демократии.

В действительности, задания, которые появились перед Виктором Ющенко в десятки (!) раз сложнее тех, которые пришлось решать президенту Гавелу. В генетической памяти чехов и словаков были еще свежими демократические ценности, приобретенные во время президентства "отца нации", гениального державотворца Томаша Масарыка. Ноябрьская "бархатная" революция 1989 года состоялась тогда, когда "рука Кремля" уже не способна была дотянуться до Праги - советская коммунистическая империя фактически была уже разрушена.

Не было никаких проблем с национальной самоидентификацией - чехи и словаки ее приобрели во время длинной и, в конце концов, победной борьбы с пангерманизмом (германизацией). Коммунисты не составляли в середине страны пятую колонну, напротив, подавляющее большинство тех, кто носили партийные билеты, с радостью оставляли свое "коммунистическое прошлое".

Однако даже в таких казалось бы благодатных условиях трансформация наиболее развитой страны "социалистического лагеря" в страну с европейской демократической моделью оказалось делом чрезвычайно сложным. Недаром во время "оранжевой" революции Гавел, обремененный опытом, предупреждал украинцев, что собственно после революции наступят самые тяжелые времена.

Трансформация Украины после "оранжевой" революции должна была происходить по линии "кланово-олигархическая общественно-политическая система" - она самосформировалась очень быстро и была достаточно крепкой - вспомним слова Медведчука, одного из активных организаторов этой системы, что "сейчас власть крепка как никогда" - "европейская демократическая общественно-политическая система".

Обе системы являются фактически антиподами. Поэтому переход одной системы в другую происходит с огромным внутренним сопротивлением. Можно долго перечислять тех, кто вольно или невольно, на сознательном или даже на подсознательном уровне принимал и продолжает принимать участие в массированной "группе сопротивления", которая со всех сил стремилась оставить все, как было.

В эту группу входил и чиновник, который уже научился с занимаемой им должности госслужащего сделать такое себе "прибыльное место", и депутат поселкового то ли городского совета, который с большой выгодой для себя овладел искусством "дерибана", и тот, кто, прожив век на Украине, не выучила языка своего народа, среди которого жил, а тех, кто на этом языке разговаривал, вполне искренне воспринимал как туземцев...

Однако, думается, самым главным тормозом успешной трансформации кланово-олигархической общественно-политической системы в по-настоящему демократическую, была "совковость" сознания людей, которые большую часть своей жизни прожили в СССР как в стране "реального социализма" (был такой термин в советской политологии).

Понятие "совковость" является широко употребляемым на бытовом уровне, а это значит, что явление, им отмечаемое, является вполне реальным. К сожалению, оно недостаточно структурированное, определенное и описанное. Назовем некоторые характерные черты "совковости" в ее украинском варианте.

"Совок" - это, конечно же, малоросс. Напомним, что в досоветские и советские времена воспитание собственно малоросского сознания было одним из самых главных заданий государства. В лучшем случае "совки" безразличны к проявлениям украинскости, в худшем - обнаруживают агрессивное отношение к ней. Правда, и среди "национально сознательных" совковости хватает.

Другой признак совковости - агрессивность, отсутствие толерантности в отношении к людям с иными взглядами. Агрессивность - прямое порождение советского тоталитаризма. По меньшей мере, пять поколений советских людей воспитаны в атмосфере агрессивного отношения к сонму "врагов", которых изобретательно придумывали компартийные идеологи.

Враги - это "мировой империалист", "Чемберлен", "буржуй", "враг трудового народа", "изменник родины", "гнилой интеллигент", "грязный писака", "скрытый диверсант", "кулак", "паразит", "саботажник"… Агрессивностью были доверху преисполнены партийные и комсомольские собрания, митинги, демонстрации. Образ образцового коммуниста или комсомольца - это широко разрекламированный образ пламенного борца, который неугомонно разоблачает на партийных или комсомольских собраниях какого-то очередного врага.

Культ агрессивности породил свою риторику, тональность, этику. Об этом подумалось несколько месяцев назад, когда проходил телемост между президентом и представителями студенчества из разных городов Украины. Поразила агрессивная тональность вопроса, провозглашенного студенткой экономического факультета Донецкого университета.

Кто-то сделал свое дело будто-то профессионально - подобрал красивую девушку, написал ей текст вопроса, а затем еще и научил выразительно его провозгласить. И все вышло уж слишком по-совковому. Так, будто активистка выступала на комсомольской конференции, провозглашая на высокой тональности анафему какому-то очередному врагу. И никто той девушке не подсказал, что она обращается к всенародно избранному президенту и ее абсолютно безосновательная агрессивность удостоверяет отсутствие элементарной воспитанности и культуры. У современной девушки из Донецка сработали гены совковости.

Кстати, если попробовать обнаружить степень совковости партий и блоков, которые принимают участие в современной избирательной кампании, то это можно легко сделать, оценив их рекламную продукцию за критерием агрессивности. За таким критерием ведущим является блок "прогрессивной социалистки" Витренко, коммунисты, блок "Не так", Партия регионов. Все они представляют силы, которые на наших глазах медленно, с огромным сопротивлением, отходят в прошлое.

Еще один признак совковости - буквально культовая вера в "сильную руку", которая лишь одна способна навести "порядок". Генезис этой веры понятен - она тоже порождена тоталитарным прошлым. Тогда сильная рука была у "отца Сталина", во всех других большевистских вождей, у секретарей райкомов и парткомов, директоров заводов и председателей колхозов и даже у колхозных бригадиров.

Природа тоталитарного общества такова, что она могла существовать только при условии, когда "сильная рука" руководила всеми его структурными составляющими сверху вниз. Наименьшее послабление "сильной руки" приводит к быстрому распаду тоталитарной системы. Демократическое общество выстраивается путем постепенной самоорганизации.

И чем длиннее, и более органическим будет процесс самоорганизации общества, тем большую жизнеспособность оно приобретает. "Растем же мы затруднительно, словно желуди", - как-то из иного повода сказал поэт. Трудность вызревания обусловливает твердость, прочность объекта, который вызревает.

Если тоталитарное общество существует благодаря "твердой руке", то демократическое общество держится на твердых константах, которые сформировались в процессе самоорганизации. Те константы - это писаные, так и неписаные, существующие лишь в сознании граждан, законы.

Другой признак совковости - убежденность, что государство должно обеспечить человека всем необходимым - жильем, едой, одеждой. Если со всем этим у "совка" что-то неладно, он искренне убежден, что виновато в этом государство. Понятно, что и эта черта совковости воспитана общественно-политической системой, которая стремилась сделать человека "винтиком", - мол, будь "винтиком", будь таким, которым тебе сказано быть, а за это тебе государство даст все необходимое для существования. Демократическое государство видит свое задание в том, чтобы не делить между гражданами рыбу, а даровать им удочки, которыми они могли бы себе эту рыбу наловить.

Отдельно можно было бы говорить о непрофессионализме совка, его неумении, да и нежелании работать качественно.

Но достаточно! Общая картина просматривается хорошо. Скажем только, что народ, хоть и зараженный совковостью, все же имеет силы для ее изживания. Оранжевая революция это убедительно засвидетельствовала. Всему миру был продемонстрирован колоссальный духовный потенциал нашего народа, все-таки не убитый веками безгосударственности, десятилетиями коммунистического тоталитаризма, годами кланово-олигархического режима, который сейчас именуется как кучмизм.

Проследим за действиями Виктора Ющенко как президента и как человека, который наделен глубинной украинскостью.

Недостаточная национальная самоидентификация украинцев (малоросство) является главной проблемой, что, по словам Евгения Маланюка, обязательно станет перед государственными мужами уже независимой Украины. Вот эта проблема и появилась во всей своей сложности перед Виктором Ющенко.

Его первые практические шаги как политика удостоверили, что он стратегически определился в вопросе преодоления малоросства. На первый взгляд может показаться, что малоросство может быть преодолено двумя путями.

Первый - активная украинизация всего и вся, когда задействована политическая воля, мощные информационные и материальные ресурсы.

Представителям крайне левых националистических сил такой путь кажется наиболее правильным. И как всегда в таких случаях есть "поступовцы" - сторонники более мягкой, эволюционной украинизации.

Второй путь - формирование украинской политической нации, где малоросство должно претерпеть очень сложную трансформацию в сторону государственнического патриотизма.

И здесь появляется проблема выбора: какой из двух путей является оптимальным и должен был бы стать базовым для президента Украины?

Скажем сразу: Виктор Ющенко при всей своей украинскости не мог и, очевидно, никогда не сможет избрать путь активной украинизации. В условиях, которые исторически сложились в Украине, идти таким путем - это подстрекать общество, вводить его в состояние перманентной конфликтности.

Каждый, кто на протяжении последних пятнадцати лет независимости следил за попытками украинской власти осуществить какие-то действия, направленные на активизацию национального самоутверждения, убедился в полной готовности всех внутренних и внешних антиукраинских сил не то что оказывать сопротивление тем действиям, а массово их атаковать с целью погасить еще в самом зародыше.

Антиукраинские силы находятся, сказать бы, в постоянной готовности атаковать любую попытку активизации национального самоутверждения. Это происходит по всей территории Украины, даже на ее западных, казалось бы, "национально сознательных" поприщах. Особенно показательна данная модель поведения пророссийских, шовинистских сил в
Крыму, где по наименьшему поводу поднимается истерический шум на тему "нас будут украинизировать".

Нужно признать тот факт, что пророссийские шовинистские силы хорошо организованны. Они владеют мозговыми центрами, которые работают под вывесками многочисленных научно-исследовательских институтов как в Украине, так и в России, фактически, неограниченными медиаресурсами, которые покрывают все информационное пространство страны ("Интер", "Шансон", огромное количество многотиражных изданий типа "Комсомольская правда на Украине" и т.д., хорошо организованные пятой колонной, УПЦ Московского патриархата, которая на президентских выборах 2004 года не смогла скрыть свою политическую заангажированность).

Нужно понять, что пророссийские силы в Украине получают активную идейную и моральную подпитку из России, внутренняя политика которой сознательно строится на культе "русского патриотизма", от которого уж слишком попахивает великодержавницким, шовинистским душком.

В своих намерениях держать под контролем все постсоветское пространство, Россия испытала фактическое поражение в прежних прибалтийских республиках и, кажется, смирилась с ним. Однако очевидным является ее намерение сохранить свое язычно-культурное (а через него политическое и экономическое) влияние на Украину. Потеря этого влияния способна вызвать в России серьезные внутренние трансформации с еще неизвестными последствиями.

Все сказанное необходимо для понимания реальной ситуации, в которой, идя в политику, хорошо ориентировался Виктор Ющенко. Все прекрасно знали о его харизматичной украинскости. И все замерли в ожидании - одни с надеждой, что приход Ющенко сдвинет с места процесс национального возрождения, другие, сощурившись, словно хищник перед прыжком, приготовились к уничтожающей информационной атаке на "президента-националиста".

Представляется, как много кто потирал руки в ожидании от Ющенко хотя бы наименьшего неосторожно сделанного шага или сказанного слова, которые дали бы основания начать такую информационную войну. Штабы находились в боевой готовности, стратегия и тактика были определены, "пушки" всех калибров были заряжены. Ожидали лишь одного: неосторожного шага Ющенко, за которым должна была последовать команда "огонь!".

В такой ситуации Ющенко повелся блестяще, засвидетельствовав себя как политика с абсолютной интуицией и способностью избирать в критических ситуациях оптимальные решения.

"Пушки" все-таки начали стрелять, но не залпами, и по фальшивым мишеням (вспомним случай из О. Тягныбоком). Украину все-таки начали делить на три сорта. Однако все понимали, что план сорван, что Ющенко не удастся остановить на пути к президентству.

Проблемы формирования украинской политической нации

Только что речь шла о тактике, примененной Ющенко во время президентских выборов. Нам нужно подняться выше и понять его стратегию создания украинской политической нации. Эта стратегия вычитывается из его высказываний и, главное, практических действий.

Однако возникает вопрос: а почему она до сих пор не озвучена им или же его командой?
На что можно ответить контрвопросам: а почему, несмотря на множество раз употребляемое в разных контекстах словосочетание "украинская политическая нация", до сих пор остается не проясненной хотя бы в общих чертах стратегия ее построения? Почему в этом очень важном вопросе, который за значимостью является самым первым среди всех других, которые стоят перед современным украинским обществом, никак не проявится "момент истины" в форме нескольких простых и понятных концептов?

На эти вопросы попробуем дать ответы позже.

В современной украинской политологии появилась тенденция о политической нации говорить как о гражданской. Таким образом, фактически ставится знак равенства между процессом формирования гражданского общества, основой которого является самоорганизация, и процессом формирования политической (гражданской) нации. Есть все основания согласиться с такими утверждениями.

Вопрос 1. Есть ли в современном украинском обществе предпосылки для формирования украинской политической нации?

О том, что такие предпосылки есть, удостоверяет наличие среди граждан Украины критической массы людей, которые стремятся жить в независимом государстве. А это важнейшее условие создания политической нации "территориального" типа. Не будем сейчас оперировать цифрами - они колеблются приблизительно от 90% (вспомним памятный референдум о независимости) до 60%. Показатель "плавающий"и зависит от социально-психологической и экономической ситуации. Но он всегда позитивен.

Вопрос 2. Удостоверяет ли "оранжевая" революция тот факт, что украинская политическая нация фактически уже сформирована?

Такие утверждения иногда звучали во время "оранжевой" революции. Думается, они преждевременны. Однако революция засвидетельствовала огромный внутренний потенциал общества к развитию путем самоорганизации.

С точки зрения синергетики, "оранжевая" революция является моментом бифуркации, то есть таким кратким, но чрезвычайно напряженным периодом в истории общества, когда происходит выбор будущего пути развития. Революция засвидетельствовала основные векторы будущего развития - все они однозначно указывают в сторону гражданского общества, которое основывается на принципах демократизма, толерантности, гармонии в межэтнических отношениях.

Об этих векторах будущего общественного развития, которые оказались во время общественно-политического экстрима, необходимо помнить всем действующим украинским политическим силам. Тот, кто строит свою политическую стратегию без учета этих векторов, и даже вопреки ним, в перспективе гарантированно превратятся у политического аутсайдера.

Есть еще одно качество в "оранжевой" революции, которое до сих пор еще недостаточно оценено. Она была красивой. Красота оказалась в массовом проявлении таких высоких морально-этических качеств, как отстаивание Правды, Чести, Достоинства, в полном господстве Толерантности, Взаимоуважения. Майдан объединил украиноязычных и русскоязычных, представителей всех других этносов, которые проживают на Украине. И в этом тоже была своя Красота.

Вопрос 3. Можно ли говорить о будущей украинской Украине, если ее народ будет формироваться как политическая, то есть полиэтническая, а, соответственно, и поликультурная нация?

Поставленный вопрос является самым сложным среди всех других, которые касаются сущности украинской политической нации и государственной стратегии в ее формировании.

В таком виде он фактически не ставится через имеющуюся в нем потенциальную способность вызывать полемичные заострения. О его важности все знают, но замалчивают, выходя, очевидно, из принципа "лучше не задевать". Именно в этом, думаю, и кроется одна из причин, что государственная стратегия формирования политической нации до сих пор не сформулирована.

Вопрос исключительно сложен, многоаспектен. И сейчас нет возможности хотя бы тезисно выразить его многочисленные ключевые моменты. Укажем лишь на один принцип, без соблюдения которого невозможно формирование украинской политической нации.

Принцип гармонизации интересов всех этносов, которые составляют украинскую "территориальную" нацию, предусматривает выработку весьма сложной системы договоренностей, в том числе и закрепленных законодательно, которые бы регулировали, делали общепринятыми и общепризнанными "правила игры" между разными этнически-культурными составляющими общества.

Нужно четко понимать, что от гармонизации межэтнических отношений, от общепринятых "правил игры" на поле межэтнического существования прямо зависит успеваемость украинской гражданской нации - ее духовное и материальное благополучие.

О культурной пасионарности украинского этноса

Чтобы понять ключевое условие формирования украинской политической нации, нужно ответить на вопрос: возможна ли гармонизация между всеми ее этнокультурными составляющими, если украинская нация, как титульная нация государства, будет чувствовать постоянный дискомфорт из-за своей нереализованности - прежде всего культурной. На данный момент такая нереализованность во многих сферах культурной жизни является очевидной. Современное состояние литературы, театра, кино, телевидения, эстрады, книгоиздание и т.д. вызывает - если у тебя осталось хоть немного патриотизма - какое-то горькое смущение.

В чем дело? Как быть? Неужели такая нереализованость является кармой нации?

Когда знакомишься с классической японской поэзией, то понимаешь, что ее художественная утонченность и самая широкая популярность среди народа, в т.ч. и среди "простого", является признаком могучего духовного потенциала нации, который был аккумулирован в Слово, и который позже вывел нацию к мировому экономическому, научно-техническому и образовательно-культурному лидерству.

Известный немецкий мыслитель второй половины ХVIII в. выделил украинцев среди других славянских народов, сказав такое: "Украина станет новой Грецией. Прекрасное небо, которое раскинулось над этим народом, его веселая натура, музыкальность, плодородные нивы и т.п. дадут однажды щедрые плоды".

Если японцы свое стремление к Красоте, а значит, и свой потенциал к саморазвитию, засвидетельствовали утонченным поэтическим словом, то украинцы, которые вытворили в прошлом удивительный пласт песенного слова, тоже продемонстрировали незаурядный потенциал к пасионарности.

Понимаю, что многие пожмут плечами: кажется, в трудах гениального Льва Гумилева тяжело найти мысль, что степень пасионарности этноса можно измерять его способностью творить утонченное (поэтическое, художественное, песенное...) Слово. Однако не забываем, что могучая пасионарность Эллады, которая проявилась в VIII-V в.в. до н.э., характеризуется не только образованиям многочисленных колоний от Кавказа до Испании, но и удивительным подъемом всех культивируемых в то время искусств.

Вспышка культурной пасионарности украинской нации состоялась в 20-х годах прошлого века. Одной из причин, почему большевистская Москва позволила украинизацию, которая сопровождалась относительно свободным развитием национальной культуры, была, как удостоверяет Иван Багряный, глубокая уверенность в потому, что украинская культура, которая только что вышла из колониальной неволи и из-за этого, понятно, была ослабленной, не выдержит конкуренции с российской культурой, которая несколько веков до этого развивалась на заботливом попечении метрополии. Результаты такой свободной конкуренции двух культур ошарашили Москву: украинская культура как-то легко и естественно самоутвердилась на своей земле, оттеснив на маргиналии культуру российскую. Буквально за несколько лет появились ряд как просто талантливых, так и гениально одаренных творческих людей, которые заняли ведущие позиции в разных видах искусств (ряд писателей "расстрелянного возрождения", Лесь Курбас - театр, Александр Довженко - кино, Михаил Бойчук - живопись).

В эпоху российского самодержавия украинский этнос оберегал свою самоидентичность, свою культуру благодаря селу. Там сохранялась в законсервированном состоянии мощная энергия культурного возрождения, благодаря которой и произошел пассионарный взрыв 20-х годов.

Молодые гениальные творческие люди, которые вышли из села, как-то мгновенно, за несколько лет, продемонстрировали искусство, которое не только стало вровень с наивысшими европейскими образцами, но и в кое-чем даже начало их опережать (синтез слова, музыки и живописи у раннего Павла Тычыни, утонченная драматургия Николая Кулиша, новаторство Леся Курбаса в театре, Александра Довженко - в кино...). Тогдашнее украинское искусство начало пользоваться безумной популярностью у молодежи.

Триумфальное самоутверждение национальной культуры, ее неожиданно высокая конкурентоспособность вызывала обеспокоенность у Москвы, где сначала прибегли к попыткам идеологически зануздать культурное возрождение, но потом, поняв, что это невозможно, прибегли к радикальным средствам - физическому уничтожению украинских творцов. Свои последние спектакли Лесь Курбас ставил в лагерном театре на Соловках. Там же вместе с сотнями других украинских деятелей культуры очутился и гениальный Николай Кулиш. Дальше - расстрел.

Голодомор 1932-1933 года, искусственно организованный с целью истребить украинское село, существенно ослабил пассионарный потенциал нации.

Начало шестидесятых годов засвидетельствовало, что способность к культурному возрождению не потеряна. Появились новые таланты, новые надежды. Однако и этот праздник возрождения национальной культуры был нагло прерван уже в 1965 году, когда начались первые аресты шестидесятников.

70-80-ые годы - нестерпимо долгие годы стагнации национального духа. Именно в эти годы Лина Костенко особенно тревожилась относительно возможности будущего национального возрождения: "...это уже не народ, и беззаботная молодежь без акцента уже разговаривает на языке заброд. Уже своего слушать не хочет. Кажется, все. Кажется, уже конец".

В начале осени 1989 года узнав, что в Черновцах должен состояться первый фестиваль украиноязычной песни "Червона рута", бросаю все дела и еду туда. Я не музыковед и не любитель эстрадной песни. Просто был убежден, что во время, когда появилась слабая надежда на будущую украинскую независимость, этот песенный фестиваль должен засвидетельствовать реальную способность украинства к новому национальному возрождению. Искал ответа на вопрос: возможна ли еще одна культурная пассионарная вспышка, адекватная хотя бы той, которая произошла в первой половине 60-х годов? Скептик скажет: эстрадная песня, попса и национальное возрождение - разве такое сопоставление является корректным? Да, абсолютно корректным! Все дело в том, что в последние десятилетия в сфере культуры существенно поменялись "правила игры".

Если в тех же 20-х годах и даже в 60-х ("шестидесятництво") конкуренция между украинской и российской культурами на наших поприщах происходила преимущественно в сфере художественной литературы, то с наступлением телевизионной эпохи сложилась совсем другая ситуация. В 20-х и даже в 60-х годах художественная литература фактически была массовым искусством. Однако, начиная из 70-х-80-х лет наиболее массовыми искусствами стали эстрада и "мыльные" телесериалы. Если развитие художественной литературы не нуждалось в особенных материальных затратах, то эстрада и кино требовали значительной финансовой поддержки, без которой их полноценное функционирование фактически невозможно. Иначе говоря, новые "правила игры" на поле культурных соревнований заключались в том, что одной естественной пасионарности недостаточно - она должна быть дополнительно стимулируемой серьезными финансовыми затратами.

Черновицкая "Червона рута" оставила неизгладимое впечатление и убеждение, что впереди - уже во времена независимой Украины - украинская эстрада имеет наилучшие перспективы.

Однако, вторая "Червона рута", которая состоялась через два года в Запорожье, принесла ряд тревожных предостережений, которые со временем, к сожалению, осуществились. Запомнилось событие, которое произошло во время открытия фестиваля на городском стадионе. Андрей Середа, лидер группы "Кому вниз", красиво, под гром барабанов, поднимался на сцену, где должен был пропеть свой знаменитый хит "Стоїть в селі Суботові...".

Очевидно, за режиссерским замыслом, это должен был быть кульминационный момент концерта. Но торжественный, под гром барабанов, выход Андрея Середы был нагло сорван – электричество выключили, и стадион мгновенно оказался в темноте. На второй день фестивальные соревнования начались поздно ночью, потому что на протяжении дня какие-то чиновники не давали разрешения то на то, то на се... Одним словом, кто-то блокировал "Червону руту", кому-то она была не по нраву.

Вместо этого пышным, но каким-то искусственным цветком, забурлили " Таврийские игры", куда за большие деньги свозили звезд зарубежной эстрады. Именно этому фестивалю - помните? - украинские телеканалы щедро выделяли свое время. Злые языки говорят, что фестиваль был задуман для отмывания денег. Не знаю. Однако точно можно сказать, что его взнос собственно в украинскую эстрадную культуру был нулевым и в этом плане он не шел ни в какое сравнение с "Червоной рутой".

Эстрадная песня - наиболее "народный", наиболее "массовый", наиболее "легкоупотребляемый" культурный продукт. Потому она и используется в качестве средство культурной экспансии нашим северо-восточным соседом. Да еще и телесериалы типа "Бригады" и "Бандитского Петербурга".

Одним словом, очутились перед фактом - подавляющее большинство украинского населения живут в атмосфере не своей, а чужой культуры. Факт более чем тревожный.

История с "Червоной рутой" покажется не такой уже и драматичной, если бы озвучить сюжеты, связанные с состоянием украинского кино, театра, книгоиздания... - то есть всех без исключения секторов национальной культуры.

Не будем сейчас разбираться, почему с получением независимости не состоялся культурный пассионарный взрыв. (Хоть выяснить это хотя бы для самих себя очень нужно - без этого просто не будем знать, "как нам дальше жить".).

Нужно как можно более четко понять, что без настоящего возрождения и самоутверждения украинской национальной культуры становления украинской политической нации (или украинского гражданского общества) просто невозможно. В подтверждение этого тезиса можно навести множество аргументов, уже давно сформированных в высокой науке.

Истинность их неопровержимая. Выше в форме вопроса уже приводился один из них - наиболее простой и доступный для понимания: разве может сформироваться уравновешенное, стабильно функционирующее общество, если титульная нация - его основная составляющая - носит в себе боль культурной недореализованости?

Формирование украинской Украины невозможно без дежурного культурного пассионарного подъема. Не будем сейчас перечислять условия, при которых такой подъем возможен. Назовем, по нашему мнению, главное: украинская культурная элита должна осознать всю полноту своей ответственности за состояние национальной культуры, ее конкурентоспособность в современном мире.

Случилось так, что на нее сейчас фактически ложится ответственность за судьбу нации. Это не просто пафосные слова. Это реальность, которую еще предстоит осознавать. К сожалению, украинская элита на данный момент оказалась не готовой к такой ответственности - как в моральном, так и в профессиональном планах. Быть украинским культурным деятелем - энергозатратное дело.

На каждом шагу ему, этому деятелю, нужно тратить много энергии на преодоление сопротивления как "своей", так и "чужой" среды. При этом "своя" среда часто бывает более жесткой и даже более агрессивной чем "чужая".

Не есть ли эта высокая энергозатратность деяния на ниве национальной культуры одной из причин снижения культурной пассионарности нации? Другая проблема: энергозатратность, о которой идет речь, не сбалансированная адекватной энергетической подпиткой в форме материальной поддержки со стороны государства и весьма немногочисленной "национальной буржуазии", в конце концов "народной любви" тоже не хватает... Есть серьезные проблемы с политическим обеспечением культурного возрождения. Партии национально-демократического направления раскололись, поделились и из-за этого, на радость своих оппонентов, потеряли способность к самовоспроизведению.

Остро чувствуется потребность в изменении элит, как политической, так и культурной. Теперешние "знаковые фигуры" уже давно исчерпали свои ресурсы.

Не осмелился бы говорить обо всех эти неприятные вещи, если бы, благодаря своей профессии университетского преподавателя не имел возможности самым внимательным образом всматриваться в лицо современной студенческой, а значит, элитной молодежи. И с радостью убеждаюсь, что грядут уже другие поколения нашего народа.

Не скажу, что они уже полностью избавились от тяжелого генетического наследства, приобретенного их родителями, дедами и прадедами. У них еще есть вирусы малороссийства и совковости, однако процесс изживання этих вирусов активизируется. В конце концов, современная молодежь - это уже совсем другой "материал", который, находясь в условиях свободы, в перспективе способный самоорганизовываться в современную конкурентоспособную демократическую общественно-политическую систему.

Не нужно, очевидно, особенно доводить, что одно из условий конкурентоспособности такой системы заключается в ее способности генерировать конкурентоспособную культуру, которая просто не может не быть национальной по духу.

Продолжение следует



powered by lun.ua
Главное на Украинской правде