Место под солнцем

Воскресенье, 17 сентября 2006, 10:08

Итоги украино-российского фестиваля "КіноЯлта". Геополитика против искусства. Чиновник против художника. Продюсеры вместе с режиссерами.

Я держалась до последнего все шесть дней фестиваля. Никаких провокативних вопросов, лишних эмоций и споров с чиновниками. Я обещала себе, что больше никогда в жизни не подойду к границе, где заканчивается сфера моих профессиональных интересов: круг вопросов про кино как искусство и про кино как бизнес – и все, а там, где начинается политика, пусть работает кто-то другой, кто чувствует себя профессионалом.

Но произошло то, что произошло. Как ни грустно, но заключительной точкой фестиваля стал скандал: претензии должностного лица к режиссеру-члену жюри. Но об этом позднее.

По крайней мере начиналось все довольно эффектно. Продуманным был имидж – и звезды, и продюсеры, и демократическая и вместе с тем приподнятая церемония открытия в Зеленом театре Никитского ботанического сада, не обезображенная официозом.

Но важен не статус, а результат. Тем более, что в финансировании использованы государственные деньги. Деньги здесь занимают место того ружья, которое висит на стене и обязательно должно выстрелить в третьем акте. И этому сюжете не хватает хеппи-энда.

Хотя сначала идея казалась интересной – кинофорум как место общения продюсеров двух стран, которые имеют общий кинорынок. Это сложная, но вместе с тем перспективная сфера, так как киноринок СНГ развивается быстрыми темпами.

Но с другой стороны, сам формат – двусторонняя встреча – в реальности оказался ошибочным. Кино и кинодеятели оказались в ловушке геополитики. Речь идет о комплексе неполноценности.

Главные награды получила русская лента "Живой" (лучший фильм – продюсеру Сергею Члиянцу, лучшему режиссеру – Александру Веледенскому), и это объективная данность – уровень качества трех русских конкурсных лент "Живой", "Связь" и "Franz + Polina" оказался выше, чем украинские конкурсные работы: "ORANGELOVE", "Померанчеве небо", "Штольня" и "HAPPYPEOPLE".

Приз за лучшую женскую роль получила Анна Михалкова, которая сыграла в "Связи" Дуни Смирновой. Приз за лучшую мужскую роль получил Александр Лимарев за "Помаранчеве небо" Александра Кириенко.

И это был утешительный приз, как это не грустно – за него проголосовали из политкорректных соображений русские члены жюри: председатель Леонид Ярмольник (у него было два голоса), критик Виктор Матизен и актриса Алёна Бабенко.

Украинские члены жюри, киноведы Лариса Брюховецкая и Сергей Тримбач и режиссер Сергей Маслобойщиков, голосовали против йтешительной награды. И понятно, почему: утешительные призы – вещь унизительная.

Ни одного из украинских членов жюри даже заподозрить нельзя в украинофобии. На обязательном политкорректному призе настоял генпродюсер "Киноялты", вот потому россияне и проголосовали.

Да гори эта политкорректность! Проиграли бы в сухую в командном зачете украинские фильмы, ну и что? Разве кино – это спорт? Но, если относиться к нему как к спорту, – это просто повод для реванша в будущем. Ну а комплекс неполноценности – мы его создаем сами себе...

Так вот, о скандале. Во время возвращения украинской делегации, после закрытия фестиваля, члену жюри Сергею Маслобойщикову позвонил по телефону первый заместитель министра культуры и туризма Владислав Корниенко. И высказал претензии: пребывание украинского жюри было осуществлено за государственные деньги, а вот национальные интересы господин Маслобойщиков не отстаивал, как такое может быть?

Речь в лучших советских традициях управления культурой. Вся украинская делегация разозлилась.

Очень хотелось бы пройти мимо этого конфликта. Но вещь даже не в том, что из песни слов не выбросишь. Еще год тому назад нельзя было даже представить, что чиновник так ведет себя с художником. Ну, может господина Корниенко бес попутал... Но я не могу представить такой разговор в какой-то европейской стране.

Понятно, что труп социализма будет лежать еще много лет, и люди, которые сформировались в советское время, являются носителями той ментальности, хотя декларируют другое и носят европейские костюмы. Но евроремонт, евродизайн и изысканная одежда только маскируют эту проклятую советскую ментальность.

Хотя, естественно, первый заместитель министра имеет право на собственную точку зрения. А я, в свою очередь, как обыкновенный украинский кинематографист тоже имею право задать ряд вопросов руководству Министерства культуры и туризма, так как если я находилась на фестивале как представитель специализированного мас-медія, в составе украинской делегации, то есть за государственные деньги, то хочу, чтобы моя работа была эффективной.

А она в этом случае состоит в том, чтобы рассказать обществу и профессиональному сообществу о реальном состоянии вещей.

Итак, хочется спросить, видел ли первый заместитель министра украинскую конкурсную программу? И почему его выступление на пресс-конференции было таким неубедительным, в сравнении с выступлением русской делегации?

И почему не было на фестивале Анны Чмиль, которая четыре месяца назад была назначена председателем Государственной службы кинематографии (Госкино)? Кстати, Госкино по сей день не легитимировано. Странная вещь, если мы говорим о национальных интересах в киноиндустрии, не ли так?

Даже такая мелочь: почему министр культуры господин Лиховий не присутствовал на "круглом столе" украинских и русских продюсеров? Понятно, что он имеет право в воскресный день отдохнуть на море. Но разве господину министру судьба национальной киноиндустрии равнодушна?

Приехать на статусное событие, вручить Довженковскую премию Александру Кузнецу – это ясное дело. Но даже в деятельности руководителя важен, как говорилось выше, не только статус и протокол, а и результат. А результат, когда речь идет о нашем кино, таков: находится оно в зоне компетенции проктолога, независимо от цвета власти. И будет находиться долго, если не изменится менталитет чиновников.

Так как упадок – в сознании, и это во-первых. И во-вторых, целью работы чиновников должно быть не выбивание по возможности большего количества денег из Кабмина на национальное кино, а создание законодательных условий для развития национальной киноиндустрии – то есть правил игры, по которым частные украинские продюсеры могли бы в конце концов нормально работать на рынке.

И здесь опыт ошибок и достижений русских продюсеров и чиновников мог бы пригодится. Потому что как бы мы не относились к русскому империализму новейшего времени, достижения в киноиндустрии – это результат плодотворного сотрудничества русских продюсеров, чиновников и парламентеров.

И есть смысл использовать ситуацию в собственных интересах. Так как теоретически большой русский кинорынок для нас открыт – понятно, что через копродукцию. Это уже происходит с телесериалами. Если не прозевать ситуацию, это возможно и с кинематографом.

Сам фестиваль "КиноЯлта", при определенных обстоятельствах, в перспективе может оказать содействие этому. Но, чтобы стать эффективным инструментом, он должен изменить формат – желательно, за счет включения новых стран (так как в двустороннем режиме все время будет присутствовать политическая опасность), здесь может быть и деловой клуб для продюсеров, и кинорынок....



powered by lun.ua
Главное на Украинской правде