Украина – детям

21 просмотр
Роксолана Шкиль (Процкив), для УП
Среда, 27 сентября 2006, 12:15
Помнится, еще в начале работы Рады предыдущего созыва, когда, если не ошибаюсь, организовывалась тогдашняя правительственная коалиция, исторический персонаж украинского парламентаризма Волков заметил, что им досталось министерство, которое торгует лекарством.

Я бы сказала жестче: речь пойдет о министерстве, которое торгует детскими жизнями.

На старый Новый год моему, тогда 9-месячному, сыну помогли избавиться от малокровия лучшие врачи известнейшей украинской детской клиники "Охматдет". Быстро пригодилось переливание 100 кубов донорской крови.

Медики заверили, что процедура является безопасной и приводить своего донора нет смысла, так как качество его крови придется проверять около трех недель.

Уже через неделю, с приличным уровнем гемоглобина, маленького выписали домой, да и анемия, к счастью, оказалась простейшей – железодефицитной.

Других серьезных проблем подробный анализ крови в негосударственной лаборатории, услугами которой посоветовали воспользоваться врачи, не обнаружил: в крови не было ни TORCH-инфекций, ни вирусов гепатитов, никаких других болячек.

Под конец февраля стала плохо себя чувствовать я сама, и после недельного лечения от гриппа по "скорой" попала в инфекцийку: гепатит. Больше всего волновало, чтобы болезнь не передалась маленькому, так как до последнего дня ребенок был грудным.

Педиатры посоветовали просто контролировать уровень АлАТ - указывает на воспалительный процесс в печени.

Все три недели, пока я была в больнице, этот АлАТ у ребенка оставался в норме, и лишь под конец марта он внезапно вырос.

В конце концов, с этой эпидемией нам очень повезло, так как в противном случае никто никакой АлАТ контролировать бы не догадался, и обо всем остальном мы могли узнать слишком поздно...

Соответствующие тесты в нескольких частных лабораториях показали, что у сына гепатита А нет, но есть гепатит С – не кишечная инфекция, а намного более серьезный вирус, который передается через кровь.

Жизненно опасная болезнь, которую врачи называют "кротким убийцей": человек чувствует себя прекрасно, пока вдруг не оказывается, что ее доедает цирроз или рак печени. Вакцины и надежного лекарства от этого вида гепатита пока не изобрели.

Узнав о факте переливания крови, заведующая в том же "Охматдете" кивнула: понятно.

Правда, когда услышала, что единственный контакт нашего мальчика с донорской кровью произошел именно в их клинике, в версии усомнилась и заметила, что инфицирование могло произойти и от матери.

Результаты анализов, которые свидетельствовали, что у меня в крови вируса этого гепатита не обнаружили, в тот момент уже были на руках.

Много других специалистов-инфекционистов, реаниматологов, педиатров в частных разговорах рассказали, что заражения гепатитами и другими вирусными инфекциями при переливаниях в Киеве являются обычным делом, 60% всех переливаний.

Особенно часто это случается с детьми, больными лейкемией, которым никак не обойтись без трансфузий крови, и, как правило, получается так, что к одной страшной болезни им навешивают еще пару гепатитов, да и, по правде говоря, нам, считай, повезло, что подхватили лишь гепатит С, а не какой-нибудь ВИЧ...

Знакомая адвокат, которая специализируется на медицинскому праве, откровенно посоветовала, что такого рода дела – заведомо провальные.

Доказать что-то по нашему законодательству тяжело, и если честно, то большинство экспертов области – однокурсники или друзья одних и тех же врачей, так что, сами понимаете...

Конечно, заявление в прокуратуру можно подать, 3-4 года провести в судебных тяжбах, но бывшие клиенты, которые очень хотели добитися справедливости, изможденные бесперспективными процедурами Фемиды, потом жалели, что, возможно, лучше было отдать потраченные деньги и силы на больного ребенка...

Заявление в городскую прокуратуру с просьбой возбудить дело по факту инфицирования ребенка в такой-то клинике против соответствующей станции переливания крови мы подали.

И даже попросили личного контроля прокурора города, принимая во внимание год прав ребенка в стране и на то, что такая ситуация составляет потенциальную опасность для других детей Киева.

Через несколько дней нам исправно ответил заместитель прокурора Гоголь: наше заявление передают согласно компетенции, Министерству здравоохранения Украины, и там его должны проверить и, в установленый законом срок, сообщить о результате проверки заявителю и прокуратуре.

За маем прошел и июнь, но никто ничего ниоткуда не ответил.

В то время журналистка ТСН Леся Харченко делала сюжет о зараженом вирусным гепатитом в том же "Охматдете" ребенке с лейкемией, мать которого в отчаянии затеяла акцию под мэрией, чтобы помогли с деньгами на лечение, так как продавать уже ничего, разве что собственные органы.

Журналистка ТСН предложила поделиться и своей историей, так как она случилась в той же клинике. Для двух детских историй собрали и несколько профессиональных комментариев. Руководитель "Охматдета" соглашался, что, действительно, такие досадные факты случа.тся, но заражения происходят не по их вине – дело в непроверенной крови.

Представитель станции переливания крови все возражал: случаев таких заражений не зарегистрировано, а системы тестирования крови у них качественные. Никто из "посторонних" врачей подтвердить на камеру, что заражают часто, так как отечественные диагностикумы слабенькие, поэтому й отправляют проверять своих пациентов в частные лаборатории, не захотел.

Когда речь идет о собственном ребенке, то хочешь, чтоб и препараты были лучшими, и специалисты, как говорится, мотивированными. Исключение составила разве что искусственная вентиляция легких в неонатальній реанимации ДКЛ №1 на Богатырской.

Тогда, после асфиксии при родах, самоотверженные молодые врачи выбороли нашему Панасику шанс на жизнь, и на свой шестой день он задышал сам... И потом та донорская кровь в "Охматдете", за которую, сказали, ничего платить не нужно.

Как уже позже объяснили врачи, пока что в Украине нет альтернативного платного банка крови: слишком затратное дело.

Поэтому все вынуждены пользоваться "государственной", которую проверяют на отечественных тест-системах, со всеми следствиями этого госсервиса.

Говорить об этом публично не принято, предупреждать больных о возможных рисках переливания – также. Тем более, что и инструкции соответствующей не существует. Как и инструкции о том, что определенное время после переливания нужно контролировать состояние крови...

Желая узнать, у кого конкретно государство приобрело маркеры для проверки крови на гепатиты, заглянула на веб-сайт государственных закупок. Ответ обнаружился сразу.

Диагностикумы на гепатиты, ВИЧ, сифилис и прочие инфекционные заболевания государство закупает в АОЗТ Научно-производственная компания "Диапроф-Мед".

Эксклюзивный поставщик тест-ситем для государства "Диапроф-Мед" появился в 1991 году при Киевском институте эпидемиологии и инфекционных болезней имени Громашевського АМН Украины, а как научно-производственная компания действует с 1996 года.

Имеет в своем составе численный штат докторов наук и ведущих отечественных специалистов, проводит великое множество инновационных проектов, владеет многими международными сертификатами.

"Родительский" технопарк "Диапроф-Меду" возглавляет один известный поющий академик и госдеятель. Фирма давно и активно занимается благодеятельностью, например, участие в программах Фонда экс-первой леди "Украина – детям".

В конце концов, и сама продукция "Диапроф-Меда" у министерства сомнений не вызывает. И едва ли так просто вызовет.

Ну, во-первых, еще в начале прошлого года эта компания с готовностью откликнулась на предложение государства, и, обратившись к тогдашнему министру здравоохранения, "директор предприятия Олександр Шевчук сообщил,что готов на 10% снизить отпускные цены на тест-наборы для диагностики ВИЧ/СПИДа, гепатитов, сифилиса и других инфекционных болезней, которые закупаются на средства госбюджета. По предварительным подсчетам, это разрешит сэкономить около двух миллионов гривен бюджетных денег".

Во-вторых, сам академик Семиноженко, который, если не изменяет память, был когда-то одним из основателей Партии регионов, на своем персональном сайте сообщает, что компания эта "активно участвует в реализации масштабных проектов по борьбе с ВИЧ/СПИД, туберкулезом, малярией и другими опасными болезнями".

А ее участие в мероприятиях по противодействию SARS – "это не только признание потенциала украинских специалистов, а и символ высокого авторитета украинской науки в мире".

В-третьих, НИИ эпидемиологии и инфекционных болезней, структурные подразделения которого – базовые для регистрирующих органов МОЗа, одновременно является юридическим лицом-соучредителем "Диапроф-Меда".

Летом появилась статья заведующей отделением трансфузиологии Института хирургии и трансплантології АМН Украины Ларисы Вахненко, где она ропщет на второй конец тестовой палки.

Мол, мизерное количество доноров уменьшается еще и потому, что от донорства отлучаются те, кому порочно ставят диагноз ВИЧ, сифилис или какой-либо из вирусных гепатитов.

Процент псевдопозитивних результатов составляет около 50%, отмечает специалист по переливанию крови, и объясняет, что причина такого уровня фальшивого диагностирования – в качестве отечественных тест-систем, которые закупает государство.

Приведя немало красноречивых примеров, указав на системные проблемы службы переливания крови, доктор Вахненко отмечает: "Если мы в самом деле хотим изменить к лучшему ситуацию в стране с такими страшными инфекциями, как СПИД, гепатиты, сифилис и т.п., необходимо срочно наладить диагностику на европейском кровне с обязательным использованием тест-систем, которые применяются в Европе, Америке, странах Прибалтики.

Где взять денег?

Как известно, Глобальный фонд (ГФ) борьбы со СПИДом и туберкулезом, созданный Генеральной ассамблеей ООН 2001 года, выделил МОЗ Украины два финансовых транша (0,481 и 6,071 миллионов долларов) для борьбы со СПИДом, в том числе, на закупку антиретровирусних препаратов.

Вообще, на протяжении 2000—2004 лет, ГФ выделил Украине 92 миллиона долларов. Деньги, как выяснилось, всегда можно найти. У нас нет главнейшего — политической воли и глобального мышления в плане реорганизации Службы крови Украины".

Вот уже шестой месяц, с тех пор, как мы с сыном познакомились с большинством киевских медлабораторій и специалистов-инфекционистов. Нам объяснили, что некий процент вероятности того, что вирус сам себя съест, у нас есть, так как кровь только формируется.

Если проявится наша болячка, то, скорее всего, где-то после подросткового возраста. А так, до трех лет, в лечении больше противопоказаний, чем пользы. Это если без страшилок.

Лечиться мы пошли к одному некиевскому фитотерапевту, но с хорошим образованием и репутацией, унаследованными от отца и деда знаниями о целебной силе трав и собственными детьми-медиками, которых он сам лечил от гепатита В.

И теперь – с пятилетней внучкой, которой в роддоме, вопреки тому, что было известно об имеющемся вирусе у обоих родителей, как-то забыли в первый день сделать прививки от гепатита В.

Это бы избавило девочку от опасности жить с трудным недугом, а так – деду пришлось взять крошку в пациентки с самого рождения.

Врача с личным опытом профессиональных взаимоотношений с гепатитом, нам подсказали все те же журналисты ТСН, за что мы им откровенно признательны.

Так вот, прошли и август с сентябрем, а ответа из МОЗа мы так и не дождались. Знакомый следователь прокуратуры, просмотрев письма из своей конторы, заметил, что на их ответе стоит маленькая от руки написанная буква "р".

Это означает, что заявление на контроль не поставили, а лишь взяли к рассмотрению, и даже то, что ее хотя бы в этом "компетентный орган" все-таки послали – не факт: проверять же никто не уполномочен.

То есть, прокуроры умыли руки. Заявлений с похожими претензиями в районных прокуратурах немало, поэтому следует пожаловаться прокурору повторно.

Вопрос только – на кого? Непосредственно на врачей, как советуют юристы? Конечно, их привлечь к какой-либо ответственности было бы легче всего. Вот только станет ли от этого лучше качество проверки донорской крови?

Врачи являются лишь заложниками ситуации, которые, разве что, могли бы превысить служебные полномочия и предупредить, что процедура является не такой уж и безопасной...

На "Охматдет"? Учитывая его и без того непростые отношения с собственным министерством? Не хотелось бы помогать последнему лишним аргументом в пользу неэффективной работы ведущей детской клиники.

На само МОЗ, то есть государство Украина? Денег у нее и на медсредства не хватает, вот даже дешевые украинские тест-системы приходится выпрашивать со скидкой...

Больше, правда, похожей на десятину за молчание... А относительно компании-лидера отечественного рынка, то это где-то на Западе можно судиться с производителями медпродуктов, которые пользы твоему здоровью не принесли...

Конечно, тяжело себе представить, что клиника "Охматдет" обнаружит профессиональное мужество и защитит от ненадежного тест-производителя своих пациентов и собственную деловую репутацию в суде. Или публично будет требовать от государства обеспечить свою работу качественно проверенным донорским материалом.

Конечно, не следует этого ожидать и от профильного НИИ, который должен был бы бороться с вирусами и эпидемиями в стране.

Конечно, и руководители фирмы-производителя едва ли покаются добровольно: сами они и члены их семей точно не пользуются собственной продукцией. Заботиться о своеи здоровье куда надежнее в клиниках Германии, Австрии или какой-нибудь Швейцарии.

Конечно, не очень верится, что государство поступит по-человечески и потратится на качественные тест-системы крови, по крайней мере для детей. Да и, конечно же, легче пиариться на рождаемости в стране, назначая разовую помощь за ребенка.

И куда проще играть в социальную справедливость, лишая этой же помощи семьи, чей официальный общий достаток превышает тысячу долларов в месяц.

А отрезать кому-то из "очень уважаемых персон" от получаемых через госзакупки у их предприятий прибылей хоть копейку, кто же на такое посягнет?

Наверно, попробовать проверить на прочность родное правосудие печерского разлива можно.

По крайней мере, если для коллективного иска созвать мам инфицированных через переливание детей. Их, к сожалению, все-таки будет больше, чем всех вместе взятых академиков, депутатов и экс-министров в составе компани-госмонополистки.

И еще. Обращусь к адвокатам. Когда будущий ответчик предложит защищать его интересы, не забывайте, пожалуйста, что гонорара от дела на какую-нибудь европейську клинику может и не хватить, а жертвой такой госдопомощи может когда-нибудь стать и Ваш ребенок.

Роксолана Шкиль (Процькив), мама и журналистка, для УП

P.S. Предлагаю родителям, чьи дети столкнулись при переливании с похожими результатами, для начала организовать общие действия. Контактный адрес: roksolana1@ukr.net



powered by lun.ua
Дорогие займы. Может ли Украина платить меньше по кредитам
Что будет, когда "сдохнет Путин", прилетят инопланетяне и выиграет "Слуга народа". Разговор с политическим психологом
Как проголосовать не по месту прописки и найти себя в списке избирателей?
Список партии "Голос": активизм, западное образование и корпоративный опыт
Все публикации