Момент истины

Пятница, 13 октября 2006, 11:45

17 октября парламент будет рассматривать пакет антикоррупционных законопроектов, представленных президентом как первоочередные.

Напомним, в сентябре президент одобрил Концепцию преодоления коррупции в Украине и подал соответствующий пакет из шести законопроектов в парламент.

Три из них касаются ратификации международных соглашений – Криминальной конвенции Совета Европы против коррупции, Дополнительного протокола к ней и Конвенции ООН против коррупции.

Остальные касаются определения общих основ противодействия и предотвращения коррупции, вносят изменения в криминальное и административное законодательство относительно ответственности за коррупционные правонарушения, и регулируют ответственность юридических лиц за коррупционные правонарушения.

Упомянутые документы предлагают существенные изменения в законодательстве, направленные на создание условий, которые делают невозможным или сводят к минимуму коррупционные действия.

С самого начала представители всех парламентских фракций заявили о поддержке президентских инициатив. Верховная Рада живо взялась за рассмотрение законопроектов – профильные парламентские комитеты поддержали ратификацию международных антикоррупционных конвенций.

Впрочем, в начале октября депутаты приступили к обсуждению законопроектов по сути. Во вторник 3 октября состоялось заседание Комитета по вопросам борьбы с организованной преступностью и коррупцией.

Как говорят депутаты, обсуждение прошло достаточно активно и конструктивно. Большинство выступающих поддержали законопроекты. Несколько эмоциональных выступлений "против" скорее свидетельствовали о неосведомленности выступающего, чем о наличии проблем в самих законопроектах.

И уже на следующий день на фоне политического противостояния, энтузиазм в вопросе борьбы с коррупцией у депутатов неожиданно исчез. (Для информации: большинство членов и председатель комитета по вопросам борьбы с оргпреступностью и коррупцией – члены Партии регионов).

Законопроекты было решено отклонить, решение о поддержке ратификации международных антикоррупционных конвенций – отменить.

Комитет не смог привести ни одного правового или социального аргумента в пользу такого решения.

Не обнаружилось у депутатов и аргументов относительно концептуальных просчетов в упомянутых законопроектах. Ограничились ссылкой на заключение Главного научно-экспертного управления ВРУ.

Собственно, количество замечаний к трем законопроектам составило аж 127. Наверное, такое количество произвело сильное впечатление на членов комитета. Они даже не поинтересовались их содержанием. А если бы поинтересовались, то выяснили бы, что только немногим больше десяти из них касались собственно правового содержания проекта.

Остальные – стилистические и технические замечания, так называемые литературные правки. Вдобавок, в заключении предлагалось принять законопроекты в первом чтении "как основу".

О чем же шла речь в заключении? Главное научно-экспертное управление считает, "что немалое количество положений указанных законопроектов имеют значительные смысловые недостатки и вызовет серьезные возражения".

Более того, "принятие законопроектов может создать угрозу справедливости и принципу верховенства права, нарушить права, свободы и законные интересы отдельных физических и юридических лиц".

Но, в таком случае, как можно рекомендовать принять данные проекты хоть бы в первом чтении?

Замечания, которые приведены в заключении, носят сугубо технический характер или вообще являются спорными или ошибочными. Концептуальные положения (подход) проектов антикоррупционных законов авторами заключения практически не оспариваются.

Вместе с тем, ряд замечаний свидетельствует о непонимании авторами заключения предложенной в проектах современной антикоррупционной идеологии и нежелания отойти от устаревшего, репрессивного подхода к путям преодоления коррупции.

Так, предложенное Главным научно-экспертным управлением определение понятия "коррупция" содержит серьезные принципиальные ошибки.

Предлагается признать коррупцией "предоставление благ соответствующему лицу с целью склонения его к противоправному использованию ним полномочий и связанных с этим возможностей".

А как же быть с такой распространенной ситуацией, когда чиновник намеками дает понять, что желает или не возражает незаконно получить блага за выполнение или невыполнение какого-либо действия с использованием полномочий и связанных с этим возможностей?

Или вообще требует предоставить ему такие блага? При этих условиях предоставление незаконных благ, в соответствии с Уголовным кодексом, является дачей взятки. Так почему же такие действия следует вычеркнуть из понятия коррупции?

Другой пример. Много бумаги в заключении израсходовали на попытку авторов, со ссылкой на международные документы, доказать, что предметом коррупции не могут быть нематериальные блага.

На самом деле такая позиция созвучна с советским криминальным правом середины прошлого века. Вместе с тем, в объяснительной записке к Криминальной Конвенции Совета Европы против коррупции указано, что и нематериальные блага являются предметом коррупции.

Интересная деталь: научно-экспертное управление ВРУ в заключении предлагает создать специальный государственный орган по вопросам противодействия коррупции. (Еще одно Министерство, которое дублирует функции МВД, СБУ, налоговой?)

Удивление вызывает и то, что эксперты управления, делая заключение по проектам антикоррупционных законов, иногда руководствуются далекими от реальности представлениями о масштабах и формах (проявления) коррупции в Украине.

Например, они спрашивают, как можно заниматься научной или творческой работой, медицинской практикой через посредников или подставных лиц?

А разве украинские политики своими силами пишут научные работы, читают лекции? Или это для специалистов управления – новость?

17 октября антикоррупционный пакет должен рассматриваться на сессии Верховной Рады. Так что каждый из депутатов сможет продемонстрировать или верность предвыборным лозунгам, или верность установленным в Украине коррупционным правилам игры. Поживем – увидим!

Тем временем, комитет по вопросам борьбы с организованной преступностью и коррупцией, возглавляемый регионалом Николаем Джигой, рекомендовал Раде вернуть на доработку ряд законопроектов по борьбе с коррупцией, внесенных в парламент президентом.

Члены комитета решили, что указанный законопроект, равно как и другие законопроекты, внесенные президентом в антикоррупционном "пакете", имеют "большое общественное значение и отображают обеспокоенность государства серьезностью порождаемых коррупцией проблем и угроз для стабильности и безопасности общества".

"Вместе с тем, значительное количество положений внесенных на рассмотрение Верховной Рады Украины указанных законопроектов, в том числе и данного законопроекта, имеют значительные смысловые недостатки и вызовет серьезные возражения", – говорится в представлении комитета.

"Принятие этих положений может создать угрозу справедливости и принципу верховенства права, нарушить права, свободы и законные интересы отдельных физических и юридических лиц", – отмечает комитет, сообщает сайт Верховной Рады.

Автор

Евгений Захаров, сопредседатель Харьковской правозащитной группы, председатель правления Украинского Хельсинского союза по правам человека, член правления международного общества "Мемориал”

 

 

P.S. Через деякий час після появи точки зору Євгена Захарова ми отримали коментар одного з експертів, який судячи з усього зробив свій внесок в експертну оцінку даного законопроекту. Подаємо її в повному обсязі.

Шановний пане Захаров. А чи це не Ви готували ці недолугі антикорупційні законопроекти? І тепер хочете перенести відповідальність за їх провал на головне науково-експертне управління Верховної Ради?

Ваша ж критика висновків головного науково-експертного управління ВР є неконструктивною і побудована на неправді. Взагалі це просто непорядно – апелюючи до громадськості, перекручувати текст наших висновків.

Наприклад, у висновку написано: "... чимала кількість положень зазначених законопроектів має значні змістовні вади і викликає серйозні заперечення. Прийняття таких положень може створити загрози справедливості і принципу верховенства права, порушити права, свободи та законні інтереси окремих фізичних та юридичних осіб."

А Ви як цитуєте? "Прийняття законопроектів може створити загрози справедливості й принципу верховенства права, порушити права, свободи та законні інтереси окремих фізичних та юридичних осіб". І ставите єзуїтське запитання: "Але, в такому разі, як можна рекомендувати ухвалювати дані проекти бодай у першому читанні?"

Так ось у тому і справа, що основні ідеї законопроектів Головне науково-експертне управління ВР підтримало. А за провал законопроектів у Верховній Раді будемо дякувати тим, хто у текстах законопроектів викривив ці гарні ідеї до невпізнанності.

А де це Ви знайшли у наших висновках пропозицію про створення спеціального державного органу з питань протидії корупції?

Критикуєте нас за те, що ми ніби виступили проти того, щоб карати за незаконне надання нематеріальних благ. А чому ж Ви не написали про те, що законопроекти, пропонуючи встановити відповідальність за їх надання, передбачили за таке діяння штрафи... у розмірі наданих благ?

Зауважте, що методику обчислення розміру таких благ автори законопроектів запропонувати забули.

Голосні Ваші посади, яких Ви навели аж три, виглядають як спроба вплинути на громадськість авторитетом. Але, на жаль, вони не можуть прикрити непрофесійність підходів до імплементації у наше національне законодавство положень міжнародних антикорупційних актів.

І вірність народних депутатів передвиборчим гаслам, про яку Ви пишете, тут абсолютно ні до чого. Не треба змішувати в купу політику і Право.

Я не політик, а як юрист чітко намагаюсь відрізняти правові закони від оформлених в яскраву законоподібну оболонку політичних гасел. Чого і Вам бажаю.

Хавронюк Микола Іванович, експерт

 



powered by lun.ua
Главное на Украинской правде