От Омельченко к Черновецкому и обратно

Четверг, 26 октября 2006, 16:20

Последствия первого полугодия работы Леонида Черновецкого на должности киевского городского главы побудили его предшественника Александра Омельченко к попыткам вернуть себе политическое влияние в столице.

А беспрецедентное решение ЦИК относительно продления возможного срока регистрации действующего киевского мэра как народного депутата от блока "Наша Украина" до 1 декабря дает Омельченко небезосновательные надежды на возвращение себе бывшей должности на внеочередных выборах.

Много кто из киевлян в марте, голосуя за кого угодно, только бы не за Омельченко, искренне считал, что хуже быть не может. Черновецкий убедительно опроверг эти наивные предположения – таки может!

Чем запомнилось киевлянам десятилетие (1996-2006) правления второго всенародно избранного городского главы?

По хронологии сначала была плитка. Обыкновенная тротуарная, скользкая осенью и зимой, щербатая после года эксплуатации, неудобная для уборки, коварная для тонких женских каблуков. Недоброжелатели Омельченко утверждали, что дешевле было бы тротуары выложить купюрами. Особенно на Софиевской и Михайловской площадях или в Лавре, где положили очень дорогой клинкерный кирпич.

Положили без учета коэффициентов теплового расширения, так что под летним солнцем начал этот сверхпрочный кирпич сам по себе крошиться и срывать гранитные бордюры. Теперь каждый раз приходится класть заново.

Такая утилизация бюджетных средств определила затраты на десять лет вперед. Впрочем, там где кто-то тратит, кто-то и зарабатывает. Этот кто-то тратит бюджетные деньги, как муж государственный, а зарабатывает – как муж любящий, как отец и дедушка. Словом, человек вполне частный, добрый и чуткий.

А то, что на эти средства более рационально было бы обновить покрытие городских путей и тротуаров на значительно большей площади, частного лица никак не касается.

Потом были ямы. Речь идет не об идее Омельченко каждому киевлянину, который отошел в лучший мир, класть на могилу венок от киевской городской власти. Это, до смешного трогательное, начинание быстро сошло на нет само собой.

Речь идет о подземных торгово-развлекательных центрах. Необходимость реконструкции Майдана сначала основывалась на идее создать настоящий символ Независимой Украины: с обновленным историческим музеем, библиотекой и культурно-информационным центром. Под это и деньги выделялись, и проекты разрабатывались, и уничтожались исторические ландшафты с памятками археологии.

Что из того вышло – знает вся страна. Вышел торговый центр, который мог бы украсить собой хоть Нивки, хоть Теремки. Но город с этого выгоды не имеет– торговые площади не являются его собственностью и не приносят адекватных своей стоимости прибылей.

Тогдашняя городская власть, войдя во вкус, выкопала ценную яму для такой же цели еще и под Бессарабкой, а еще – канаву под началом улицы Красноармейской. Непоправимый вред от этих действий состоит прежде всего в том, что город потерял возможность соединить туннелем площадь Победы с Крещатиком, увековечив транспортные пробки на бульваре Тараса Шевченко.

О том, сколько подземных переходов, паркингов, развязок и других объектов дорожной инфраструктуры могли быть построены по всему городу вместо того, что сделано, история, наверное, умолчит.

О бюветах, то есть колонках с питьевой водой, которую можно (нужно?) пить вместо водопроводной, скажем кратко: потраченные на них деньги следовало бы направить на улучшение качества воды именно в городской водоснабжающей сети.

Вместе с тем, Киев, с легкой руки Омельченко, использует питьевые запасы своих потомков. И еще и загрязняет их через некачественное выполнение монтажных работ, смывы сливной канализации и стоки современного города.

На самом деле Днепровский и Деснянский водозаборы пока что способны поставлять городу качественную воду. Вверх по течению эти реки являются сравнительно мало загрязненными, и вода из них может быть очищена до питьевого качества. Без сомнения, при условии строительства современных очистительных сооружений, но за деньги несоизмеримо меньшие, чем те, которые выбросили на строительство бюветов.

Впрочем, плитка и ямы-канавы с бюветами – просто мелкие пакостями по сравнению с большими убытками, которые причиняются городу некомпетентной строительной политикой власти и ее неспособностью к долгосрочному инфраструктурному планированию.

В послевоенные годы Киев отстраивался по генеральным планам, которые предусматривали его комплексное и целостное развитие. Конечно, советская власть видела украинскую столицу, прежде всего, как индустриальный и научный центр, но параллельно развивались инфраструктуры образования, медицины, культуры, спорта, рекреационные зоны.

Первые пять лет независимости город преимущественно использовал старую инфраструктурную базу, кое-где поддерживая, но не развивая ее.

Приход к власти Омельченко, и начало рыночного строительного бума, к несчастью, совпали во времени. Поначалу "элитное" жилье и офисы строили на участках, которые были отведены под зеленые зоны, спортивные площадки и на местах исторических памяток и уникальных киевских ландшафтов.

Когда этих мест стало не хватать, а стоимость земли поглотила последние остатки совести у городских депутатов и чиновников, новые сооружения начали, часто бессистемно, строить просто во дворах домов, берегах водохранилищ, вместо транспортных депо.

Даже попробовали присвоить Пущу-Водицу. Уже застраиваются исторические Гончары-Кожемяки, сооружение по улице Грушевского 9а навсегда уничтожило уникальный пейзаж киевских склонов. Ликвидирована центральная экспозиция Музея истории Киева и поликлиника Октябрьской больницы, сооружение старого почтамта на Крещатике.

Масштабным продолжением такой политики стали посягательства на киевский зоопарк, ипподром, аэропорт в Жулянах, планы застройки Гидропарка, Труханова, Долобецкого и Жукова островов, перенесение ряда медицинских учреждений.

Земельные участки под застройку в Киеве практически не продаются. Но земля ведь является исчерпывающим ресурсом территориальной общины – киевлян. Бюджет не получает надлежащего количества средств, которые нужно вкладывать в инфраструктуру жизнеобеспечения: водогоны, канализацию, электросети, дороги, городской транспорт, места парковки...

Не строится достаточное количество школ, больниц, спортивных сооружений, хотя городской бюджет перевыполняется из года в год. Не вкладывая в развитие, городская власть заложила предпосылки для системного кризиса городского хозяйства, с которым Киев своими силами может и не справиться. Кстати, нынешнее повышение коммунальных тарифов является одним из непосредственных последствий такой грабительской политики.

И не смотря на это, Омельченко хочет еще пригодиться киевлянам. В его поражение на выборах городского председателя не верил никто, прежде всего он – сам. По образному выражению Бориса Безпалого: "В Киеве на выборах может победить или Омельченко, или чудо".

Победило "чудо". Ведь Омельченко договорился с БЮТ о невыдвижении от блока кандидатуры на должность мэра, вступил в "Нашу Украину" и подписал соответствующее соглашение о поддержке и сотрудничестве.

Да и с коммунистами, социалистами и людьми, которые оказались во главе других политическими объединений, которые принимали участие в выборах, он давно нашел общий язык. Кроме, разве что, "Поры-ПРП", и тех оппонентов, которые хорошо отдавали себе отчет во всей губительности его деятельности для города. Но это, в общем, не должно было повлиять на результат выборов и вдруг ... такой облом!

Омельченко надоел киевлянам, как украинцам – Кучма. Избиратели, прирученные его многолетними подачками из бюджета – пенсионеры и другие категории граждан, зависимые от льгот – были мастерски перехвачены блоком Черновецкого.

Львиная доля потенциально омельченковских голосов, отошла к Виталию Кличко, с которым договориться не удалось. Попытка в судебном порядке обжаловать результаты выборов не нашла поддержки среди влиятельных к тому времени руководителей "НУ", у которых была надежда на плодотворное сотрудничество с Черновецким.

В результате – глухой угол. Для города. Что хуже: возвращение Омельченко на должность городского главы или продолжение работы в ней Черновецкого? В любом случае лучше не будет, это уже понятно.

Но выход, хоть и требующий кропотливой работы, есть. Он состоит во внесении изменений в Конституцию, которые приведут к созданию новой административно-территориальной единицы – Большого Киева, по аналогии с Большим Лондоном или Парижем.

Это предусматривает, во-первых, включение в состав города близлежащих территориальных общин, на договорных добровольных основах.

Во-вторых, создание новых представительских органов местного самоуправления новой административно-территориальной единицы. И проведение выборов в них. После этого – формирование новой исполнительной власти.

Во время проведения реформы нужно внести изменения в действующий закон о столице, где ввести прямое правительственное правление. По надобности, создать департамент, а может и Министерство по делам столицы, дав этому учреждению и функции стратегического планирования развития Киева.

На время подготовки изменений в Конституцию, следует лишить Киевсовет прав распоряжаться бюджетом, землей, имуществом и корпоративными правами территориальной общины.

При этом, формально, его можно и не распускать. Лучше уже действовать так, чем вводить в городе чрезвычайное положение в связи с массовым отключением тепла и канализации.

Киев объективно требует новых территорий для развития. Население близлежащих городов и сел работает преимущественно в городе. Так что для решения многих глобальных проблем столицы нужны как новые земли, так и решения, которые входят в компетенцию вышестоящих органов власти.

Константин Матвиенко, Корпорация стратегического консалтинга "Гардарика", для УП



powered by lun.ua
Главное на Украинской правде
Подпишитесь на наши уведомления!