Дядя Толя-Унитаз

Понедельник, 20 ноября 2006, 10:20

На улице грязно. Оранжевые листья, втоптанные в первый снег, превращаются в противную кашу.

Грязно на душе. Прочитав газету, хочется вымыть руки, посидев в интернете – принять душ. Просмотр телевизора в последнее время все больше напоминает дайвинг в выгребной яме.

Мудрые инструкторы-аналитики восторженно комментируют цвет и консистенцию всего этого, объясняют, куда и почему оно поплыло, и авторитетно предсказывают – сейчас из самых глубин поднимется то-то и то-то.

Им хорошо – они могут этим дышать без акваланга. А нам даже через телевизионное стекло воняет.

Переключаешь на другую программу, переворачиваешь страницу газеты – а там газ. И снова нечем дышать. Даже по радио – газ, хотя это и противоречит законам физики.

Помним, как в 1998-м году мы вернулись в Украину и были поражены тем, что каждый киевлянин напамять знал частоту генерации электроэнергии, и не только текущую, но и критическую, после которой – амба.

Сегодня в метро вам с готовностью расскажут о предельной цене энергоносителей для отечественного экспорта. Словно это сами экспортеры едут в вагоне до станции "Крещатик".

А для отдыха – песни, танцы и разговоры со "звездами", "шутки юмора", и конкурс "Мисс Освенцим, ой, извините, Европа-2006" – что-то среднее между репортажем из концлагерей и дефиле на Окружной.

Вам нравится такая жизнь?

Нам – нет. И поэтому мы попробовали разобраться в ситуации и найти свое место в этом мире. Такое, где бы не очень воняло.

Начнем c политики. Это дело грязное – говорят нам повсюду. Можем согласиться. Но политик – не единственная грязная профессия.

Нашим соседом в далеком детстве был дядя Толя-Унитаз. По специальности – ассенизатор, по призванию – тоже. Но он всегда переодевался в чистое, когда был не на работе, и тщательно мыл руки. Наверное, потому что был человеком простым и необразованным.

А вот образованные политики делают иначе – ковыряясь в дерьме, они убеждают нас с вами, что именно из него создан весь мир. Морали не существует, слово ничего не значит, порядочность давно устарела.

Специально обученные люди – политологи – даже язык специальный придумали. Вместо "вранье" говорят "пиар", вместо "подонок" – "перспективный политик", а измена у них называется "гибкостью".

Побеждает тот, кто всех обманет, поэтому наиболее бесчестный человек должен быть атаманом – спикером, министром, премьером.

У нас с вами, таким образом, нет шансов на политическую карьеру, а значит – мы обречены быть вторым сортом. И все это только по одной причине – мы не подонки.

Мы наивно полагаем, что добро все-таки отличается от зла, и потому носим презрительное прозвище "электорат".

Максимум, на который может претендовать электорат – проголосовать на выборах. За кого? Не смешите. За "перспективного политика", разве вам плохо объяснили?

Экономика – это немного другое.

Здесь тон задают новые богачи, по-французски – нувориши. В свою очередь они делятся на две категории – нуворишки и нуворюги. Последние ближе к политике, первые – дальше. Но тех и других объединяет убеждение – существует универсальное мерило для вещей.

Бабло, оно же лаве, оно же сармак, оно же капуста, оно же башли... Башли в руки – будут звуки. Нет лаве – нет любви. Если ты такой умный – где твои деньги? Сиди и не лай.

Для нуворюг мы – второй сорт, так как у нас нет бабок. Для политиков – второй сорт, так как у нас есть совесть.

Неужели мы на самом деле второй сорт?

Давайте сразу определимся, кто такие "мы", чтобы не путаться. "Мы" – это мы с вами. Люди, которые производят мысли. Записывают или просто обсуждают, слушают, добавляют, возражают – главное, работают с мыслями.

Можно было бы назвать нас интеллигенцией, если бы этот термин не был таким затертым.

Мы умеем и любим читать, а пишем почти без ошибок.

Мы всегда стараемся думать своей головой и умеем убеждать друзей и знакомых.

Мы – меньшинство в обществе, то, о котором пренебрежительно откликаются лидеры современной политической мысли.

Нас действительно мало, и так было всегда, но можно ли обойтись без нас?

Вот об этом, собственно, и подумаем.

Может ли существовать общество без политики? Нет. Так же, как город без ассенизаторов. Просто те и другие должны знать свое место.

Может ли существовать мир без экономики? Нет. Но слыша в очередной раз, что деньги – всему голова, и все в мире можно купить, мы сразу с собеседником соглашаемся. Правильно!

Ты считаешь, что все можно купить – скажи тогда, почем будет трахнуть твою дочь? А в извращенной форме? Вы знаете, никто еще цену не называл.

Дискуссия на этом как правило прекращается, но сам по себе напрашивается вывод – за деньги можно купить все-таки не все, а это значит, что у экономики тоже нет контрольного пакета в обществе, или, по крайней мере, не должно быть.

Вы любите музыку? Мы любим, поэтому разрешите аналогию с оркестром.

Тем более, что весь мир – театр, как утверждал в свое время яркий представитель интеллектуального меньшинства. В нашей оркестровой яме экономика играет роль ритм-секции. Даже по звуку она похожа – бум-ца, бум-ца-ца. Без нее музыки не сыграешь.

Политика – это духовые инструменты. Блестят, трубят, всегда громкие и агрессивные. А еще есть струнные. Капризные, тихие, нежные. Однако без них оркестр может сыграть разве что военный марш. Или "жмурика".

Догадываетесь, кто играет роль струнных? Правильно. Гуманитарная сфера. Если хотите – культура. Мы с вами все время сомневаемся, ссоримся, голоса дрожат, струны растягиваются – а все равно без нас музыка не звучит.

Есть в оркестре еще одна штуковина, которую, как правило, не слышно, но без которой не получится даже "Мурка". Называется она камертон. С этим устройством сверяются струнные и даже духовые при производстве и ремонте, ба, и ударные тоже немножко подстраивают, чтобы не дребезжали.

И в нашем обществе есть такой камертон. Это – мораль.

Гуманитарии наиболее чувствительны к тому камертону, и политика должна иногда с ним сверяться, да и экономика тоже. Грубый пример соотношения морали и экономики: строить ГЭС, затапливая при этом заповедник – аморально, а потому опасно.

Ну, а наше общество-оркестр сегодня обходится без струнных и без камертона. И вакантные места временно заслоняют "звезды" как единственные представители культуры и "модели" как единственный моральный ориентир.

Но вернемся из оркестровой ямы к выгребную, то есть в наше с вами настоящее. Общество не может существовать в системе координат коалиция-газ.

Нужна еще одна ось, еще один рычаг влияния на общество. И этот рычаг – культура.

"Вы – романтики", – скажет кто-то. А мы возразим: нет. Мы просто заботимся о гигиене. Личной и общественной.

Так как если бы дядя Толя-Унитаз когда-то пришел бы к нам в гости с грязными руками, бабушка его и на порог бы не пустила. Она и так каждый раз как будто просто так вела его к миске с водой и давала мыло.

А политики тянут к нам свои немытые конечности и мы их не только не гоним, но и сажаем за стол. В результате сегодня не можем ответить детям на элементарный вопрос – что хорошо, а что – плохо?

Как называется человек, который подал заявление в ЗАГС с одной, а пришел на свадьбу с другой?

Или такой пример – вы купили квартиру, приехали с мебелью, а здесь старый хозяин говорит – я передумал, вот человек предложил мне больше, так что я вам деньги возвращаю, и везите мебель куда хотите. Как бы вы назвали такого хозяина? Перспективным политиком? Или все-таки подонком?

А теперь попробуйте объяснить своему ребенку, в чем разница, применяя примеры из украинского настоящего.

Речь идет о гигиене и только.

О детях, которых мы не хотим воспитывать политологами, или, попросту, лжецами. О друзьях, которым хотим доверять. О любимых, которые не должны продавать себя нуворишкам и нуворюгам. Или из-за того, что мы – меньшинство, мы не имеем на это права?

"Кого вы хотите убедить? – спросят у нас, – Политиков или бизнесменов?"

Нет. Мы наивные, но не настолько. Мы убеждаем самих себя. То есть, нас с вами.

Позволим себе автоцитату из дореволюционной статьи "Быдло": "В нашем детстве существовало четкое определение для людей, которые не читают книжек, не ходят в театры и вообще культурно не развиваются. Не имеем в виду никого конкретно, но такое явление носило раньше название "быдло".

Так вот, дамы и господа, сам собой напрашивается интересный вывод: руководящей в стране является идеология быдла.

Она по-своему искрення и, возможно, по-настоящему беспокоится о благе этой страны. Возможно, она включает даже идею процветания. Но добро и процветание в координатах быдла – это не то же, что в наших с вами координатах. Отсюда и все проблемы."

К сожалению, сегодня эта мысль снова стала актуальной. Так как отечественные политики сделали судьбоносное открытие – НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕЕЙ УКРАИНЦЕВ ЯВЛЯЕТСЯ БЛАГОСОСТОЯНИЕ.

И украиноязычной интеллигенции не следует навязывать обществу другие свои мысли.

Ведь даже на идеологическом уровне нас хотят свести к свиньям – полное корыто как национальная идея. Носители идеологии быдла пошли в атаку по всем фронтам. И здесь уже хочется просто закричать на всю улицу: "Наших бьют!"

Да, мы – меньшинство. И всегда были меньшинством. Но наша работа – вырабатывать идеи. Производить мысли. И за нас с вами эту работу никто не сделает – будь он хоть дважды олигархом или трижды премьером.

Также, как металлурги, которые, бесспорно, являются меньшинством, предлагают свою продукцию обществу, мы – предлагаем свою.

Когда здесь вдруг приходит дядя Толя-Унитаз и объявляет, что отныне национальной идеей будет...

Тяжелый случай. Однако у нас с вами не остается выбора – мы должны не только оградиться, но и забрать свою часть власти над обществом. Забрать – ведь просто так нам ее не отдадут.

Бесспорно, они сильнее, за них милиция с прокуратурой и банки с налоговыми.

Но и у нас есть оружие, которым они не владеют. Это – слово. И слово – довольно мощное оружие. В особенности в современном информационном обществе. Нужно только правильно его использовать.

Ну, а ради годится, сначала обратимся к политикам и олигархам с мирным предложением.

Мальчики и девочки, давайте договоримся по-хорошему, нам все равно жить рядом в этой стране!

Уважаемые политики! Делайте свои грязные дела, но мойте руки, когда идете к нам. Как ассенизатор дядя Толя.

Уважаемые олигархи! Вы можете купить наши книжки, картины, кинофильмы, но не мысли. Помните это.

Власть в обществе должна приналежать трем равноправным партнерам – политике, экономике и культуре. Сегодня вы поделили власть между собой. Но все тирании мира разбивались о производителей идей. Так как тираны всегда – быдло.

Ну хорошо. Пошутили, и хватит. Все равно ни политики, ни олигархи эту статью не прочитают. Не все умеют. Ба, даже если прочитают – не поймут.

Поэтому обращаемся к вам, уважаемые читатели. Они пошли в атаку. Надежды на согласие нет. И свою часть власти нам придется забирать силой.

Впереди ждут трудные битвы. А значит, надо начинать готовить оружие – точить эпитеты, шлифовать гиперболы, перечитывать дедушку Глебова в поиске сравнений.

Вперед, уважаемые! С нами Бог! С нами Шевченко и Котляревский, Шекспир и Леонардо (не тот, который черепашка-ниндзя, а да Винчи), Рабиндранат Тагор и Лу Синь.

Неужели с такой бандой мы не победим?



powered by lun.ua
Главное на Украинской правде