Голодомор без украинцев?

Понедельник, 27 ноября 2006, 19:47

Почему России и определенным украинским политическим силам невыгодно признавать Голодомор геноцидом именно украинского этноса?

Почему его жертв растворяют в понятии "люди, которые проживали на территории СССР"?

Почему вообще этот вопрос хотят спустить "на тормозах"?

Первый вопрос – это непосредственная ответственность России как правопреемницы СССР за преступление искусственного голода в Украине.

Пока что двойной стандарт успешно работал: золотой запас, валютные сбережения и недвижимость за границей Россия унаследовала от СССР, а исторические обязательства и ответственность, видите ли, нет.

Если подходить к Голодомору с критериями Холокоста, а жертв искусственного голода приравнять хотя бы к остарбайтерам, то этот вопрос может на самом деле иметь финансовый характер.

Каждая вывезенная из Украины во время голода скирда хлеба – аналог золотым зубам сожженных в Освенциме или Майданеке евреев, отлитых в слитки нацистского золота – кто хочет, поднимите статистику экспорта хлеба из СССР за 1933-й.

Второй вопрос – это вопрос второго государственного языка. Голодомор – это страшный удар в корень украинского этноса – село.

Именно благодаря Голодомору была остановлена украинизация и запущен механизм русификации.

Следовательно, русский как второй государственный язык – это попытка закрепить культурный удар Голодомора по украинцам и в будущем.

Именно благодаря Голодомору народная традиция из ежедневной жизни стала только научным артефактом, именно он сделал наш народ безголосым – вместе с миллионами людей погибли и песни.

Поэтому, сейчас украинской музыки недостаточно, чтобы заполнить круглосуточный эфир хотя бы одного ФМ-радио. "Она же некачественная и непопулярная", – скажут неблагосклонные циники – но тогда же ее носителей банально физически истребили!

Именно тогда баланс "город-село" было разрушен: молодежь потянулась к русифицированным городам – так как село стало окончательно убогим и бесперспективным – где и растворилась национально.

Были уничтожены носители христианской морали и старой "не-коммунистической" этики работы. Изменилось демографическое поведение украинцев – дети, которые пережили голод, уже не хотели рождать много детей.

Следует говорить и о других, психологических последствиях – страх "на всякий случай", привычку умалчивать историю, боязнь своего языка и культуры, отвращение к селу и сельскому образу жизни.

Голодомор сказался даже на том, как люди голосуют: фраза "мне все равно, Ющенко или Янукович, лишь бы было что есть” переводится "все что угодно, только бы не голод”. Страх живет с тех пор и передается по наследству.

Третий вопрос – это вопрос ответственности всего советского наследия за этот голод. Вы можете себе представить, что памятник Гитлеру оставляют стоять из-за его "художественной ценности", а улица Гиммлера не переименовывается, потому что людям "неудобно"? Улицы Постышева, Косиора, Петровского, Якира и других активных организаторов Голодомора – здесь и повсюду.

Искусственный голод – это последствие не "отдельных просчетов" злого Сталина и его окружения, это – глубинное содержание советской системы, всей без исключения – от Ленина до Горбачева включительно.

Хочется спросить: не стыдно ли Путину за то, что у его государства тот же гимн, что и у преступной Советской империи, создательницы Голодомора?

Какая же ситуация с идеологической фразой "выражение сожаления всем без исключения жертвам голода, без деления на нации", за которую выступает Александр Мороз?

Основа такого мышления – мысль о том, что деление на этносы, на народы – это зло, что так какие-то народы будут лучше, а какие-то – хуже.

Это – идея антинационального коммунистического или глобализационного мировоззрения.

Цель такого подхода – снять ответственность с коммунизма как идеи, а также с СССР и его исторического наследника за преступление именно по отношению к украинцам, "заболтать" ключевые украинские этнополитические проблемы, созданные Голодомором, и, по сути, "проехать" эту неудобную и неприятную для заинтересованных сторон "остановку", сбросив всю ответственность в могилу умершего советского монстра.

Холокост – это преступление нацистской Германии по отношению к евреям. Тем не менее, никто не отрицает того, что, кроме евреев, немцы уничтожали и людей других наций.

Сейчас мы живем в государстве Украина, а не в Поволжье или Казахстане. Цифры четко показывают нам, что на территории Украины большинство жертв голода 1933-го – именно украинцы, и это никоим образом не унижает или отодвигает на второй-третий план жертв другой национальности.

Ответственность за преступления советского режима перед казахами или русскими на тех территориях несут именно наследники (не только золотого и алмазного запасов) СССР.

Для нас имеет смысл говорить, в первую очередь, о советском преступлении на территории нашего государства, а потом – о преступлениях на территории других суверенных государств, а не впихивать все в "пакет" (говорить обо всем вообще и ни о чем конкретно).

Почему для нас, украинцев, важно то, что Голодомор – это удар по нашему этносу?

За сто лет колониализма именно коммунисты провели над украинцами уникальный эксперимент по уничтожению.

Мы нынешние – последствие именно тех времен. Понимая, куда и как поворачивали нашу историческую "лыжню", мы сможем снова найти себя.

Голодомор – это первое коммунистическое преступление, которое в конце концов будет осуждено в Украинском государстве. За ним пойдут другие – коллективизация, уничтожение украинской церкви, геноцид крымских татар, операция "Висла", Чернобыль, русификация. Мы должны закончить коммунистическую эпоху в Украине.

Это важно и для всего мира.

Чтобы как другие преступления против человечества – Холокост, геноцид турецких армян или этнические чистки в Боснии – так и Голодомор, никогда не повторялись снова.

Автор

Остап Крывдык, политолог, активист

powered by lun.ua
Главное на Украинской правде