Хуже не будет

Вторник, 23 октября 2007, 16:19

В третий раз за последние три года в украинцев появилась надежда изменить свою жизнь. Конечно, эта надежда не имеет ничего общего с чувствами декабря 2004 года. Более того, не похожа она даже на противоречивые эмоции марта-апреля 2006 года.

Ясно одно, пафосные фразы о "втором шансе" и "демократическом перевороте" здесь неуместны. Впереди нас ждут титанические усилия участников демократической коалиции со сдерживанием взаимных оскорблений и критики.

Человеку вообще свойственно питать надежду, так как без надежды любой человек быстро превращается в пациента психиатра. Очень часто человек надеется на что-то вопреки здравому смыслу и становится заложником собственных иррациональных иллюзий.

Крах иллюзий не менее чем их полное отсутствие, травмирует человеческую психику и порождает явление, которое Эмиль Дюркгейм назвал аномией – то есть полное отсутствие осознанных ценностей. Украинские политики за последние три года сделали все от них зависящее, только бы лишить людей их иллюзий и начать все, как завещал Карл Поппер, из чистого листа. Так каковы  наши шансы, господа, не попасть в "Павловку"?

В 2004 году предыдущий президент Леонид Кучма, находясь в хорошем настроении, в присущей ему саркастической манере заявил, что ему интересно посмотреть на Украину без Кучмы. Уверен, нынешний политбомонд обеспечил Леониду Даниловичу, да и всем нам довольно динамическое зрелище, оторваться от которого очень тяжело.

Подтверждает это предположение и количество публикаций в иностранной прессе, в которых описываются события в Украине.

Весь мир, правда, без замирания, как это было три года назад, следит за событиями в нашей стране. А буквально на днях французское издание "Ле Монд" так охарактеризовало события в Украине: "Украина, находясь в политических конвульсиях, продолжает движение вперед".

Именно так, без лишних сантиментов оценивает потенциал Украины одна из самых прагматичных наций Европы. Грустно... Но за последние три года никто из политической, извините, элиты не сделал ничего, чтобы вывести украинское общество из состояния предагонии.

Иван Андреевич Крылов в своем девятнадцатом столетии в баснях "Квартет" и "Лебедь, щука и рак" сформулировал пророческие сентенции, которые чрезвычайно органически ложатся на сегодняшние реалии.

Жаль, что великий поэт не предложил собственного универсального лекарства от этого общественного феномена, который состоит в невозможности создавать кумулятивный или синергетичный эффект от общей деятельности нескольких человек.

Каждый из политиков старался и старается играть свою собственную игру. Каждый из них имеет показательную легенду собственных побед и поражений. У кого-то больше первых, у кого-то вторых.

Но в результате Украина находится вне границ СОТ, не восстановила уровень экономического развития 1990 года, первая в мире по темпам распространения ВИЧ/СПИД, первая в мире по динамике вымирания нации, борется за право не называться "страной третьего мира" с претензией на "экономику, которая развивается". И это – все. Досадно...

Прошлая парламентская кампания привнесла в жизни людей, нет не ожидания лучшей судьбы, а все лишь понимание того, что лучше будет не скоро.

Наивно думать, что кто-то поверил в то, что за два года можно возвратить 120 миллиардов гривен утраченных сбережений, или что с 2008 года над юношами вдруг перестанут издеваться в армии.

Словосочетание "улучшение нашей жизни" стало контекстуальным синонимом постоянного подорожания товаров первой необходимости. Да и существование (как, в конце концов, и отмена) депутатской неприкосновенности не стало национальной идеей.

К сожалению, никто так и не сказал, как сделать так, чтобы со следующего дня все правители вдруг перестали воровать. Никто и полусловом не обмолвился о том, какие тяжелые изменения ожидают Украину на пути к Европейскому Союзу, если мы продолжаем мечтать жить как люди, а не так, как нас заставляют это делать.

Все свелось к борьбе персоналий с персонами, политических деятелей с политиками, бабла – с еще большим баблом.

Радует, правда, то, что вопреки народной пословице бабло все же не победило импровизированное зло. "На этот раз", – заметит реалист и будет на 100% прав. 228 на 222 – интрига сохраняется, зрители нервно курят в вестибюле.

Юля, два Вити – и все... Как в пасьянсе, сколько карты не тасуй, а их остается столько же. И хочешь или не хочешь, а играть приходится именно ими. В политике же – наоборот, здесь играют не люди, а людьми. Вспомните, в 1992-м нас было 52 миллиона...

И вопреки пессимизму, отсутствию веры в политиков и тотальный рост цен жизнь продолжается.

Народ передал мандат своего доверия тем, кому отдал, и мы будем ожидать от них чуда. Вопреки псевдоаналитическим соображениям и обобщению об идеологиях украинских партий на практике они продолжают оставаться сугубо мыслительным конструктом политических теоретиков.

Ни одной идеологии в украинском парламенте нет и точка. Любые реляции на тему идеологичности коммунистов опровергаются конфигурацией все еще действующей коалиции. В украинском политикуме есть только  политики, в которых присутствует идеология, однако не политическая, а мировоззренческая, и именно она определяет поведение наших великих.

Как бы там ни было, но новая элита еще воспитывается, и нынешние политики первого эшелона в среднесрочной перспективе будут определять динамику прогресса Украины на шкале цивилизации.

Известный австрийский экономист и социолог Шумпетер предложил довольно точный термин "пассивная демократия". Он очень хорошо характеризует нынешнее состояние народовластия не только в Украине, но и в продвинутых западных странах.

Демократия (имеется в виду представительная, косвенная демократия) практически всюду является пассивной потому, что избирателю предлагают выбирать из ограниченного перечня политических сил. Гражданин выбирает не то, что ему по душе, а лучшее из того, что есть. От избирателя не требуется действовать, все просто – сиди перед телевизором и решай, кто лучше.

Политика и партии превратились на бренди. Или же не стали ими. Именно поэтому Ющенко, Тимошенко и Янукович являются одновременно и политиками, и брендами, и указателями. Виктор Янукович, как коллективное сознание своей команды, олицетворяет инерционный путь развития государства, где развитие является производным экономической деятельности тяжелой промышленности и большого капитала.

Будущее Януковича предусматривает наличие врага, поскольку без него Партия регионов обречена на "смуту".

Ющенко в этой партитуре отведена роль демократа. Признания международным сообществом демократичности двух подряд парламентских выборов является для него высочайшей похвалой. Для нынешнего Президента моральные ценности и общественный консенсус играют первоочередную роль, хотя иногда его отношение к близким идет вразрез с общепризнанной моралью. Действующий Президент Украины ради национального согласия готов пожертвовать своим рейтингом.

Очевидно, что соборность, национальная гармония, украинскость не являются пустыми звуками для Ющенко. Можно долго подвергать критике президента, но все же его преданность демократии кажется настоящей. И тот факт, что внутренние войска не дошли к столице только подтверждает это.

Юлия Тимошенко, в отличие от Президента, свою популярность ставит выше, чем любое достижение. Для лидера БЮТ самым важным в политике является личный рейтинг, ради повышения которого она готова говорить и делать что угодно.

Ей нужна даже не власть, а народная любовь. Показательно, что именно БЮТ в ходе избирательной кампании в качестве обещаний заложил несколько годовых бюджетов Украины. Как свидетельствует история, популизм – враг демократии. Вместе с тем, выполнить данные Юлией Владимировной обещания и не угробить экономику – будет общей проблемой и демократической коалиции, и Президента.

Реформирование Конституции, внеочередные выборы и демократическая коалиция заложили необходимую основу для существования в Украине консенсусной демократии. Ни одна политическая сила не имеет монополии на власть и потому любые достижения, как, в конце концов, и их отсутствие, будут результатом общей работы всех: президента, правящей демократической коалиции и оппозиции.

Политики, которые с большими боями сумели отразить утраченную власть, будут вынуждены согласовывать свои интересы и стремления. Появится оппозиция, которая будет иметь все традиционные рычаги для контроля власти. Что выйдет из симбиоза демократии, популизма и олигархии мы увидим очень скоро. Но хуже уже не будет, это точно!

Сергей Балан, координатор правовых программ Школы политической аналитики при НаУКМА для "УП"



powered by lun.ua
Главное на Украинской правде