Нужно ли спешить с введением уголовной ответственности за публичное отрицание Голодомора, как геноцида украинского народа

33 просмотра
Борис Кушнирук, для УП
Вторник, 22 января 2008, 15:46

На раздумья по этому поводу меня натолкнула программа "Свобода слова" с Савиком Шустером, посвященная очередной годовщине Голодомора. В начале передачи был проведен опрос аудитории относительно введения уголовной ответственности за публичное отрицание Голодомора.

Сначала 49 процентов участников голосования высказались в пользу введения такой уголовной ответственности, а 51 процент высказался против этого.

В конце, когда все присутствующие в аудитории услышали ужасные рассказы об откровенно искусственном характере голода в 32-33 годах, уже 85 процентов высказались в пользу введения уголовной ответственности.

Как видим, чем больше люди узнают о том, что происходило в Украине в те годы, тем больше становится тех, кто считает это геноцидом украинского народа и кто считает отрицание этого по крайней мере аморальным.

В подтверждение этой мысли можно привести данные опроса, проведенного Киевским международным институтом социологии, на которые в своей статье ссылается Грабовский.

Он пишет: "63,2% опрошенных Киевским международным институтом социологии или полностью поддерживают, или скорее поддерживают, чем не поддерживают признание Верховной Радой Голодомора актом геноцида украинского народа.

Тем временем в ноябре 2006 года, накануне признания Верховной Радой Голодомора геноцидом, только 38,5% опрошенных сказали, что парламент должен сделать это, не откладывая, и 13,6% – что это нужно сделать, но не сейчас. Вместе – немного больше, чем 50%.

Прогресс заметен, не так ли?

И главное, что солидарны в своих оценках все регионы. За год количество опрошенных, которые считают, что Голодомор 1930-х годов вызвала тогдашняя большевистская власть, увеличилось в целом по Украине с 65% до 72%, на Востоке – с 46% до 57%, в Центре – с 73% до 82%, на Юге – с 59% до 65% и Западе – с 80% до 85%."

Как видим, процесс постижения реальных исторических фактов своей страны постепенно, но неуклонно продолжается. И давайте признаем, что это процесс постижения части истории Украины, написанной на основе настоящих историй живых свидетелей.

В связи с этим возникает вопрос, а следует ли тогда так спешить с введением уголовной ответственности за отрицание Голодомора. Одно дело, когда факт Голодомора как геноцида признает, по меньшей мере, 90-95% процентов граждан государства, и совсем другая ситуация, когда это признает только 60%.

Я уверен, задача государственных деятелей состоит, прежде всего, в содействии максимально полному и непредубежденному научному исследованию тех событий и донесению этой информации обществу. Попытки же криминального давления на людей с целью изменения их убеждений, это самое худшее, что могут сделать сейчас государственные мужья.

Не менее важными, я считаю, являются и довольно существенные замечания юристов, которые ссылаются на статью ІІ Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него. Приведу ее текст дословно.

"В этой Конвенции под геноцидом понимаются следующие действия, которые осуществляются с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую:

а) убийство членов такой группы;

b) причинение серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы;

с) намеренное создание для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на ее полное или частичное физическое уничтожение;

d) меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в среде такой группы;

e) насильственная передача детей из одной человеческой группы в другую."

Многие украинские юристы, признавая преступность действий коммунистического режима по отношению к украинским крестьянам в те годы, в то же время настаивают на том, что Голодомор нельзя считать геноцидом, так как нет прямых доказательств, которые указывают на намерения "уничтожить... какую-либо национальную, ... группу".

Как аргумент в поддержку своей позиции они отмечают, что смертность от голода крестьян в разных регионах Украины была разная, и вдобавок голод значительно меньше задел города Украины, где тоже жили этнические украинцы. То есть, по мнению юристов, такая ситуация не подпадает под нормы указанные в статье ІІ Конвенции.

Как видно, аргументы довольно серьезные, чтобы просто отмахнуться от них. Они требуют широкой профессиональной дискуссии в среде юристов и политологов.

И хотя в нашем случае, постепенное признание международным сообществом Голодомора, как геноцида украинского народа, это скорее нравственно-психологическая поддержка Украине, чем действие, которое будет иметь юридические последствия и привлечет к ответственности любое лицо или государство, важно, чтобы аргументация относительно геноцида украинского народа была, как можно более юридически корректной и имела четкую логику.

Не претендуя на абсолютную истинность своего мнения, попробую высказать определенные аргументы в пользу того, чтобы все-таки расценивать Голодомор именно как геноцид украинского народа.

Мне кажется, что последовательность доказательств должна быть следующей.

Сначала, нужно определиться с тем, были ли "намерения уничтожить хотя бы частично определенную группу".

В подтверждение этой точки зрения можно привести огромное количество фактов, которые свидетельствуют о намеренном установлении завышенных норм хлебозаготовок, изымании всех возможных видов продовольствия и предметов одежды и вещей, которые давали возможность обеспечить выживание людей, введении так называемых "черных досок", блокировании выезда людей из поселков, в которых уже отсутствовали условия для физического выживания.

Таким образом, можно точно и категорически утверждать, что были "нарочно созданы для .... группы такие жизненные условия, которые рассчитаны на полное или частичное физическое ее уничтожение". В подтверждение этого можно также вспомнить откровенные и красноречивые выражения сталинских приспешников того времени.

"Крестьянин принимает новую тактику.....Он хочет сгноить зерно, чтобы задушить советское правительство костлявой рукой голода. Но враг просчитался. Мы покажем ему, что такое голод. Вы должны забрать все до последнего зерна и сразу отправить на заготовительный пункт." Генеральный секретарь ЦК КП(б)В Косиор, лето 1930 года.

"Между крестьянством и властью происходит жестокая борьба, это борьба за жизнь и смерть. В этом году была проверка их мощности и нашей мощности и выдержки. И нужен был голод, чтобы показать им, кто здесь хозяин. Это стоило миллионов человеческих жизней, но коллективный способ хозяйства закреплен. Война выиграна." 1933 год Мендель Хатаевич, Секретарь ЦК КП(б)У и секретарь Днепропетровского областного комитета ЦК КП(б)У.

Более сложным для построения аргументов является вопрос доказательств относительно намерений "уничтожить... какую-либо национальную, .... группу". Критические замечания тех, кто отрицает национально направленный характер действий, которые осуществлялись тогда, я уже приводил выше. Но, мне кажется, ошибка в их аргументации состоит в попытке давать определение, что такое нация, исходя из сегодняшней юридической интерпретации этого термина.

В то же время забывается, что такие последователи Маркса, как Ленин и Сталин и прочие, мыслили немножко другими категориями.

Они были с одной стороны догматиками, с другой – мыслили довольно четко с точки зрения своего времени. Вспомним, лозунги Ленина: "у пролетариата нет своей отчизны", "пролетарии всех стран объединяйтесь". Для них у пролетариата не было национальности. При этом "пролетариату нечего терять кроме собственных оков".

И вдобавок пролетариат может быть как промышленным, так и крестьянским. То есть не важно где пролетарии живут, важно, чтобы у них не было собственных средств жизнедеятельности, и чтобы они полностью зависели от обобществленных средств производства, то есть от государства.

Ликвидация наций не была для них чем-то плохим. Вспомним, как еще двадцать лет назад с гордостью писали, что в Советском Союзе создано новое сообщество людей – советский народ.

Они искренне считали наличие наций, национальное самосознание угрозой существования советской власти как таковой. И боролись с этим с чрезвычайной жестокостью.

Кто же, и небезосновательно, олицетворял для них в то время нацию. Я не нашел более четкого определения взглядов коммунистов тех времен, чем то, которое дал И. Сталин 30 марта 1925 года.

Он писал: "Крестьянство представляет основную армию национального движения .... без крестьянской армии не бывает и не может быть могущественного национального движения. Именно это и имеют в виду, когда говорят, что национальный вопрос является по сути дела вопросом крестьянским". Вот почему уничтожение крестьянства, как основы армии национального движения, для них было ключевым элементом национальной политики.

При этом "крестьянством" они считали лиц, которые вырабатывают сельхозпродукцию на собственной земле, с помощью собственных средств производства.

Лишение земли, собственного скота, собственных средств производства и преобразование их из "крестьян" в "сельский пролетариат" – это путь, с помощью которого они хотели ликвидировать основу национального движения.

Жители же городов, которые объективно космополитизировались и целеустремленно русифицировались и вдобавок полностью зависели от государства, не составляли в то время угрозы для советской власти.

Единственной, кто представлял угрозу для коммунистов в городах, была национальная интеллигенция. Поэтому для борьбы с ней проводилась, объявленная властью, "деукраинизация", именно она была массово уничтожена.

И не важно, что сталинский режим прямо не объявлял борьбу с национальной группой, как это делали национал-социалисты Германии во время осуществления Холокоста.

Не важно, что коммунисты открыто не провозглашали своей целью уничтожение определенной нации. Они были вообще умнее, чем национал-социалисты.

Они всегда определяли свои идеи с помощью частичной подмены понятий. Они боролись не с украинской нацией, а с "украинским буржуазным национализмом", "петлюровщиной", "бандеровщиной", "махновщиной", "гетманщиной".

Таким образом, важно не то, как они это называли, а то, что они целеустремленно уничтожали крестьянство, как основу национального движения, и национальную интеллигенцию, как ту часть национальной группы, которая формировала сознание нации и могла выразить мнения и надежды крестьян.

То есть все-таки можно утверждать, что коммунисты осуществляли "намерение уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную..... группу как таковую."

Борис Кушнирук, экономист



powered by lun.ua
Стиль жизни кандидатов. Гриценко на рыбалке, Ляшко с собаками, Бойко в спортивном костюме
Титановая схема Фирташа. Почему ЗТМК уже два года не могут вернуть государству
Сегвеи, редактирование генов и селфи-палка: 10 худших технологий 21 века
Осторожно, фейк: МВФ не отменял транш в 500 млн для Украины
Все публикации