Героями для Москвы могут быть только украинские холуи

Среда, 11 июня 2008, 13:57

С Министерства иностранных дел России поступил поток "фе" по поводу того, что украинцы решают, кто у них в истории герой, а кто нет.

В комментарии Департамента информации и прессы МИД России осуждено намерение Украины отпраздновать 350-тую годовщину победы украинского войска под руководством гетмана Ивана Выговского над московским войском в Конотопской битве.

В комментарии, в частности, сказано, что "российский отряд Алексея Трубецкого вынужден был, после ощутимых потерь, но отнюдь не разгромленный, отойти в Путивль. Сам же поход отряда Трубецкого был вызван необходимостью противодействия планам гетмана Выговского, который нарушил свою клятву в верности Москве, включить часть украинских земель под названием Великое княжество Русское в состав Речи Посполитой".

По данным МИД России, "Гетман Иван Выговский закончил свой жизненный путь отнюдь не героически – в октябре 1659 года казаки его свергли и заставили бежать в Польшу, где через пять лет уже поляки обвинили его в измене и казнили".

Согласно заявлениям департамента российского МИД, в Украине "поднимаются на щит имена и действия, которых в других условиях можно было бы и постыдиться. Кровавая битва из-за очередного предательства очередного гетмана – из их числа”.

Такое трактование истории традиционно не дружит ни с фактами, ни с минимальной логикой.

Если победа под Конотопом была не разгромом, то откуда же тогда взялся общеизвестный в российской историографии факт подготовки эвакуации царя из Москвы после Конотопской битвы?

И что значит в интерпретации российского МИД "ощутимые потери, но отнюдь не разгром?"

Как известно, во время осады Конотопа московские войска потеряли 10 тысяч войск и еще 30 тысяч во время самой битвы. Это в четыре раза больше, чем потери шведов в Полтавской битве. Неужели и там не было разгрома?

Упреки в том, что гетман Выговский "закончил свою жизнь отнюдь не героически", выглядят с явной натяжкой. Негероически убегал из Украины Алексей Трубецкой, оставив на поле битвы воеводу Семена Пожарского и остатки своих войск.

Да и сам Иван Выговский боролся против Польши так же, как и против Москвы, за что и был казнен поляками. Чем не героизм, с точки зрения Украины? Если же героями могут быть только те, кто сами россияне, или кто предает свой народ ради интересов России, тогда в интерпретации российского МИД все хорошо.

Между тем, говорить, что украинский гетман мог кого-то предать – дурной тон. Украинский гетман не должен ничего ни одной другой стране. Итак, об измене не может идти и речь.

Он отвечает только перед своей страной и своим народом. А иначе можно дойти до того, что и Дмитрий Донской – предатель Золотой Орды, или Андрей Боголюбский – предатель Киевской Руси.

Вообще, с этой искаженной точки зрения, все украинские гетманы – предатели, поскольку они почему-то упрямо думали об интересах Украины, а не России.

Но настоящим апофеозом стало заявление уже российского министра иностранных дел Сергея Лаврова, который сделал заявление о праздновании 1020-летия Крещения Руси, на празднование которого президент Ющенко пригласил в Киев патриарха Алексея Второго.

"У Российской православной церкви существует серьезная озабоченность в связи с тем, что на эти же торжества приглашен и Константинопольский патриарх... Территория Украины – это каноническая территория РПЦ".

Хотя, на самом деле, больше логики в том, что Россия - это каноническая территория Киевского патриархата, ведь даже российскому МИД потребуются значительные усилия, чтобы доказать, что христианство пришло в Россию из Киева, а не наоборот.

Для Москвы почему-то оказалось проблемой и то, что в Киев приедет патриарх Константинополя, откуда в Киев пришло христианство.

Между тем, Ющенко формально мог бы и не приглашать Московского патриарха на празднование. Ведь хорошо известно, что на территории России никакого утверждения христианства в 988 году не было.

Этот процесс растянулся на столетия. И не факт, что закончился.

Еще через столетие после крещения киевлян, воевода Киевского князя Ян Вишатыр, при сборе дани на территории современного Нечерноземья, десятками вылавливал местных шаманов.

Через столетие после крещения Руси даже в Новгороде, который крепко контролировался Киевом, сын Великого Киевского князя Святослава Ярославича Глеб вынужден был прибегать к суровым мерам против язычников.

Как пишет отечественная летопись: "И разделились люди надвое: князь же Глеб и жена его стали вокруг епископа, а люди все шли за волхвом, и произошел мятеж очень большой.

Глеб тогда, взял топорик под полу, пришел к волхву и говорил ему: "Знаешь ли ты, что должно быть завтра, а что до вечера?" И он сказал: "Я все знаю". И спросил Глеб: "А знаешь ли ты, что тебе сегодня должно быть?" И он сказал: "Я чудеса великие сотворю". Глеб тогда, вынув топорик, разрубил его. И упал он мертвым, а люди разошлись".

Возможно, только с чисто педагогической точки зрения, присутствие на праздновании в Киеве Московского патриарха может иметь какой-то смысл.

На все эскапады российского МИД можно было бы и не реагировать – если бы они распространялись, например, российской школой. В конце концов, это их внутреннее дело: выдумывать сказки и верить в них.

Однако, российское внешнеполитическое ведомство неизвестно с какой это радости беспардонно присвоило себе право указывать Украине, как ей относиться к самой себе.

Когда-то византийский император попробовал указать князю Святославу, что тому полезно и что нет, но был поднят киевским князем на смех. Похоже, это единственно правильное отношение к такой наглости.

Александр Палий, историк, политолог, ведущий эксперт Института внешней политики Дипломатической академии при МИД Украины, для УП



powered by lun.ua
Главное на Украинской правде
Подпишитесь на наши уведомления!