Принуждение Путина к миру. Задача – выполнена-2

46 просмотров
Андрей Миселюк, для УП
Четверг, 10 июля 2014, 11:12

Четырехмесячный "вираж" хозяина Кремля, в течение которого Путин пытался играть с Западом на повышенных ставках в своей активности по демонтажу послевоенного мироустройства, закончен.

На выходе из него российский президент реально имеет на руках то же самое, что в начале этой активности – завоеванный украинский Крым.

При этом устойчивости путинской модели власти в России четырехмесячная авантюра "имени Новороссии" нанесла серьезный удар.

А украинская власть получила уникальный шанс: максимально используя в отношениях с Москвой эффект победителя – успешное проведение президентских выборов в условиях оккупации Крыма и значительной части Донбасса, признание Москвой их легитимности, подписание Соглашения об ассоциации с ЕС, протянутая противнику рука дружбы в виде предложения о перемирии, успехи АТО по освобождению Донбасса – продолжить и далее эффективно принуждать Путина к миру.

И "дожать" Кремль по двум остальным важнейшим направлениям глобального треугольника двусторонних отношений образца 2014 года "Крым-газ-Донбасс" – по возвращению Крыма и прорыву газовой блокады.

Время собрать камни

Объективный комплексный анализ ресурсной базы современного российского государства позволял еще четыре месяца назад спрогнозироватьскорый неизбежный успех усилий по принуждению Москвы к миру.

Два основных фактора скорого провала путинской агрессии четко обозначились уже в самом ее начале. Первый – рост эффективности вооруженного сопротивления российской агрессии со стороны украинцев.

И второй: кумулятивный эффект политико-экономических санкций Запада против России.

В целом, методология такого комплексного анализа позволяет четко предвидеть итог системообразующих усилий государства. Так было, например, с констатациейеще в феврале прошлого года того непреложного факта, что девять месяцев спустя в Вильнюсе Януковичем неизбежно будет провалено подписание соглашения об ассоциации с ЕС.

Однако со сроками воплощения конкретных результатов принуждения Путина к миру ситуация оказалась несколько сложнее, чем с самим обозначением конечного результата этого процесса.

Поскольку, как правильно указала Ангела Меркель, Путин живет полностью в мире сконструированных им фантазий и прожектов. И поскольку в сконструированной им системе власти он единолично принимает важнейшие решения общегосударственного значения как авторитарный правитель, то сроки капитуляции Москвы перед объективной реальностью назначает тоже только он.

Что и произошло в начале этого месяца с возобновление АТО на Донбассе и качественным изменением эффективности действий силовиков.

Их результативные действия после окончания перемирия и стали, очевидно, последним важным фактором в прекращении попыток Путина оказывать массированную поддержку боевикам на Донбассе.

В результате чего ареал контроля бандформирований "ДНР" и "ЛНР" на Донбассе буквально в течении нескольких дней сократился в разы.

Второй важнейший фактор – действия санкций – к началу июля также набрал силу.

Как признал российский Минфин, хотя в краткосрочном и среднесрочном периодах у России достаточно резервов для компенсации большей части возможных экономических потерь, связанных с санкциями, но эскалация напряженности может понизить прирост ВВП до 0,2-0,3% уже в 2014 году.

"В более длительной перспективе санкции могут оказать существенное влияние на снижение бюджетной устойчивости, а также ухудшение условий и сокращение возможностей для модернизации при ограничении импорта технологий, инвестиций и передовых практик", отметили там.

"Усыхание" роста ВВП при третьем президентстве Путина до мизерных 0,2% – это полное фиаско российского лидера, сделавшего удвоение ВВП с 2003 года фирменным коньком своих первых двух сроков.

Но еще большую опасность представляет снижение бюджетной устойчивости – что в преддверии скорых уже выборов в Госдуму 2016 года несет огромные риски для Кремля.

Поэтому Путин был вынужден сворачивать свою активную и неприкрытую поддержку боевиков на Донбассе. В результате из треугольника работы Москвы по масштабной дестабилизации ситуации в Украине Крым-газ-Донбасс фактически выпало последнее звено.

Полное урегулирование ситуации на Донбассе – дело, конечно, не ближайших нескольких дней. Однако то, что в недалеком будущем боевики будут вынуждены свернуть свою активность в Донецкой и Луганской областях, а эти территории полностью вернутся к полноценной жизни и развитию в общеукраинском пространстве – очевидно.

Насколько быстро этот процесс будет происходить – зависит от грамотности и слаженности действий центральной власти и ее сторонников на Донбассе.

Крым и газ

Со снижением напряженности на Донбассе оставшиеся две линии украинско-российского противостояния – удержание РФ под контролем захваченного Крыма и тотальная газовая блокада Украины – потребуют от Киева более системного и эффективного противодействия.

Оккупация Крыма после начала активной агрессии России на Донбассе неоправданно была отодвинута Украиной на второй план. Теперь у власти уже не будет возможности оправдывать ситуацией на Донбассе отсутствие активной наступательной позиции в этом вопросе.

Тем более, что и существующая международная правовая база, и беспроцентная поддержка международного сообщества – только 11 стран во главе с КНДР, Зимбабве и Суданом поддержали оккупацию Россией украинского Крыма – делают шансы Киева на успешность "дожимания" Москвы в крымском направлении очень высокими.

Правда, вопрос со сроками возвращения Крыма в Украину тоже привязан к режиму единоличной власти Путина. Для крымчан, к сожалению, полностью актуально откровение Морфеуса из "Матрицы" – "Пока Матрица существует, нам свободными не быть...".

То есть, пока президентом России с нынешними полномочиями будет Путин, шансы вернуть эту территорию под свой контроль – мизерные. Что не означает того, что Украина должна просто ждать, как Франция ждала 48 лет возвращения захваченных Германией Эльзаса и Лотарингии, пока Путин уйдет.

Нужно действовать прямо противоположно: устроить мощный прессинг российских агрессоров в международных структурах.

В то время как ситуация на "газовом фронте" для Киева складывается сложнее.

Конечно, сама по себе подача иска "Нафтогазом" в Стокгольмский арбитраж против "Газпрома" была явлением немыслимым за всю предыдущую историю независимой Украины.

Причина – максимально возможное кулуарно-теневое оформление газовых сделок между высшими чиновниками обеих стран и такая же высокая степень вовлеченности этих чиновников в теневые газовые схемы.

При полноценном рассмотрении дела в международном арбитраже неизбежно выплыли бы на поверхность факты глубоко законспирированных двусторонних газовых схем. Этого в одинаковой степени стремилось не допустить на практике ни руководители Украины, ни России.

Впрочем, обращение в Стокгольм само по себе – отнюдь не гарантия того, что газовые "авгиевы конюшни" на этот раз будут расчищены.

Главная проблема в том, что в газовых переговорах Киева и Москвы сохраняется огромная инерция достижения теневых договоренностей. Поэтому, скорее всего, до окончательного вынесения вердикта в Стокгольмском арбитраже дело не будет доведено.

И "Газпрому" удастся в споре с "Нафтогазом" до ноября этого года провернуть свой излюбленный прием досудебного урегулирования конфликта.

И главной причиной здесь будет не продолжительность рассмотрения дела, как свидетельствуют авторитетные юристы – это минимум 1,5-2 года, и не возможный срыв отопительного сезона.

А именно "клиническая" неспособность отечественных газовых переговорщиков решать газовые вопросы прозрачно и понятно.

В то время как доведение суда с "Газпромом" до вынесения вердикта в Стокгольме дало бы возможность выбить из рук российского газового монополиста его мощнейший козырь – схему "кнута, пряника и "черного ящика".

Однако на сегодняшний день вероятность такого варианта, к большому сожалению, практически равна нулю. Поэтому, ключевой момент – удастся ли Украине на выгодных для себя условиях достигнуть досудебного урегулирования конфликта.

Ведь в крайне уязвимом положении находится не только оказавшаяся в полной газовой блокаде Украина, но и "Газпром", оставшийся без своего важнейшего рынка сбыта и стабильных финансовых поступлений.

Одним словом, эпицентр противостояния с Кремлем смещается с военных полей Донбасса на другие поля сражений – дипломатические, юридические, политические...

Предпосылки того, чтобы Киев смог на них развить и закрепить уже достигнутые успехи в противостоянии с Москвой, есть. И что еще более важное – есть готовность и новой власти, и общества работать для того, чтобы они были реализованы.

Андрей Миселюк, Институт социально-политического проектирования "Диалог", для УП

powered by lun.ua
Лина Костенко. Поэтесса эпохи
Стоит ли дотировать украинские шахты. Опыт Евросоюза
Все о преемнице Меркель: что предлагает немцам и Украине новый лидер ХДС
Война с предшественниками и "дружба" с Москвой: какой станет Армения после победы Пашиняна
Все публикации