Трамвай в Пущу-Водицу. Авоська с деньгами, кабаны, Кузьма Скрябин и “Света губастая”

Пятница, 18 июня 2021, 05:30
Фото: Эльдар Сарахман

Наш трамвай летел, как кот,

Напоенный жидкой лавой.

Голова рвалась вперед,

Грудь назад, а ноги вправо.

Саша Черный. "Пуща-Водица" (1911)

Для речевого аппарата иностранца топоним Пуща-Водица испытание не менее серьезное, чем слово "борщ". Самый длинный трамвайный маршрут Киева, соединяющий Подол с курортным и дачным массивом на северо-западе столицы, давно попадает в туристические путеводители. 

От тенистых усадеб, лесов и озер до пыльного и шумного мегаполиса – этот путь, который прошел Киев за последние 100-120 лет, на трамвае №12 можно преодолеть за час с лишним и всего за восемь гривень. 

Протяженность рельсовой дороги, которую проложили в 1900 году из города в Пущу, вошедшую в Оболонский район столицы, – чуть больше 19 километров. Шесть из них трамвай идет по лесу, и это главное достоинство маршрута. В 2019-м, допандемическом году им воспользовались три миллиона пассажиров. 

Что забыл в салоне трамвая незадолго до смерти Кузьма Скрябин? Каких диких зверей можно увидеть из окна вагона? Как это – быть водителем трамвая пятьдесят лет? Репортаж УП с самого необычного маршрута Киева.

Круговорот

69-летней киевлянке Валентине Павловой часто снится один и тот же сон. Во время него в мире, который принято считать реальным, Валентина Ивановна изо всех сил упирается ногой то в мужа, то в спинку кровати, то в стену своего частного дома в районе Бабьего Яра.

– Та не дави! – всякий раз любя и спросонья возмущается ее супруг. – Чого давиш?

В тот самый момент, когда женщина отдается цепким объятиям Морфея, происходит небывалое.

– Сниться, що не по трамвайній колії їду, а просто по насипу. Ну я торможу. Сплю i торможу так, що очi на лоба лiзуть! – смеется она над своим ночным кошмаром.

 
Валентина Павлова начинала в 1960-х на трамвае Tatra T2
Все фото: эльдар Сарахман

За пультом вагона на электротяге Валентина Ивановна работает полвека. Магия, определившая ее дальнейшую участь, случилась в далеком 1960-м, когда маленькой Вале было восемь. 

В отчей хате в селе Волчинец Черновицкой области, на крошечном экране телевизора КВН девочка увидела сюжет об открытии станции метро "Днепр" в Киеве. Больше всего ее поразил трамвай, ехавший по Набережному шоссе.

"Буду на ньому водійкою!", – сказала Валя отцу.

"Ні, не будеш!", – ответил тот с присущим сельскому жителю фатализмом, и как бы намекая, что трамваев в селе нет: только комбайны, тракторы и сеялки.

Пройдет 11 лет, и Валентина выйдет в свой первый рейс в столице, поставив крест на бесспорности отцовской мысли и на преемственности родового опыта.

От Контрактовой до конечной в Пуще чуть больше 19 километров. Сегодня за восьмичасовую смену награжденная сединами Валентина Павлова делает несколько кругов, наматывает до 150 километров.

 
Трамвай №12 работает с 5 утра до полуночи

То, что для кого-то – тесное беличье колесо, для Валентины Ивановны смысл ее существования. Она бы с радостью обманула время, чтобы остаться здесь навечно.

– Хтозна, скільки ще зможу працювати. Намагаюсь про це не думати. Без роботи я з розуму з’їду! – улыбается она неизбежному.

– В мене є постійні пасажири, які тут вже 40 років їздять, – рассказывает водитель. – Я всіх люблю. 

Є добрі. Є злі та нервові, але треба ставити себе на їх мiсце. Я ж не знаю, з чим та людина до мене прийшла. Може, в неї якесь горе, якесь нещастя?

This is "Beer factory"

От Контрактовой прямо, потом налево. Налево, направо, налево. И еще раз направо. Путь 12-го трамвая по Подолу в сторону Пущи-Водицы извилист.

Потерять ориентиры пассажиру-новичку в этой болтанке маршрута несложно.

– Заднюю, заднюю открой! – истошно кричит с непривычки какой-то мужчина. 

Пучеглазый, красно-желтый, громыхающий вагон Таtrа Т3 и Подол идеально подходят друг другу. Как масло и зелень в котлете по-киевски.

 
От Контрактовой до Пущи-Водицы 41 остановка

"Зуп… зупинка "Пивзавод", – будто специально заплетается голос в динамике. – Обережно! Вихід на проїжджу частину!".

Следом звучит дубляж с интересным акцентом: "This is "Beer factory".

В этой краткой констатации факта не каждый поймет масштабы столичного самообмана. Остановка-то есть, но давно нет пивзавода, где варили "Паровое", "Нефильтрованное Живое" и "Гостиный двор".

"This is "Farmak medical company".

"This is "Podil business park".

За презентабельной английской лексикой шершавой изнанки Подола не спрячешь. Чем дальше от Контрактовой и от спасенного "Жовтня", тем меньше фильтр-кофе и миндального молока.

 
Для иностранных туристов на этом маршруте интересна даже Куреневка

Через полчаса езды люди становятся проще. Несовершенные виды Куреневки и Виноградаря воспринимаются как должное. 

Еще немного – и в салоне появляется запах крапивы. 

Яков Каплер и плавки Владимира

Знаменитый портной и коммерсант Яков Каплер, который с 1900 года занимался развитием Пущи-Водицы, нажил в Киеве всякое: магазины, бани, доходные дома, отель. 

У закройщика Владимира, который спустя сто лет пользуется тем же трамвайным маршрутом, что и Каплер, жизнь несравненно скромнее. У его пролетарской реальности есть, как минимум, одна веская причина, которую пассажир упоминает, но вряд ли осознает.

– Меня как Ленина зовут.

– Владимир Ильич?

– Просто Владимир.

Социальный эксперимент, начатый тем, кто сохнет сейчас в мавзолее, закончился предсказуемо. В эпоху обещанного коммунизма курорт Пуща стал доступен для простого человека, но тотального благоденствия не наступило.

– Ателье, сволочи, закрыли! – жалуется Владимир. – Приходится крутиться. Езжу мерки снимаю, потом шью.

 
Владимир пользуется трамваем всю свою жизнь. Говорит, что в метро ездить не любит

Свободный рынок и мир капитала не перестают удивлять тезку Ленина.

– А вы знаете, сколько сейчас стоит пошить брюки? Короче, семь с половиной тысяч на Оболони – мне девчонки с работы сказали. 

У нас раньше было 600 гривен. А теперь – где тысяча, где полторы. На Льва Толстого, я слышал, что две тысячи, ладно. Но семь?! – не может поверить Владимир.

Он начинал обычным мастером в 1965-м. Затем выучился на закройщика, достигнув, по его словам, всеобъемлющей универсальности.

 – Могу сшить все, что угодно, – говорит он. – Ребята, у вас зонтиков старых нет? Вот был, красивый, посмотрите: из него получилась сумочка с котятами.

Одна барышня попросила, чтобы я сделал такую же, только с собаками. У вас нет поломанного зонтика с собаками?

 
На отрезке маршрута между Подолом и лесом в Пуще – традиционные городские виды

"Зупинка "Інститут імені Бакуля". Thіs is Bakulya Institute of superhard materials", – объявляет динамик. 

На подъезде к Приорке по улице Автозаводской скромный портной делится профессиональными секретами и не только. Как-то раз в журнале "Здоровье" он вычитал, что ночью полезно спать голышом, "чтобы тело отдыхало".

– Мужики вообще трусы надели только в конце 19 века. Короче, я придумал себе плавки. Взял два носовых платка, зашил здесь (показывает на одно бедро – УП), а тут – пуговица (показывает на второе). 

Когда на пляж вышел – у меня там все поднялось. Ну, тогда я взял и поставил две специальных перемычки. Классная штука!

Чому вам варто приєднатися до Клубу УП?
Євген Руденко, журналіст УП
Правда – це не завжди наші з вами переконання, якими б порядним та шляхетними вони не були. Щоб знайти правду, треба вміти чути не тільки себе, а й інших. В пошуках правди журналісти УП виходять за межі затишних столичних офісів , сторінок соцмереж та власного світогляду. Ми багато їздимо країною, щоб відповісти на питання: "Яка вона, справжня Україна? Чого ми прагнемо та що робимо не так?". Підтримуйте Клуб УП, якщо вважаєте, що це важливо.

Зайчик

– Тільки до парку! Тільки до "П’ятої лінії"! – перекрикивает шум тягового электродвигателя водитель Валентина Павлова, открыв на остановке переднюю дверь.

В салоне Татра Т3 1986 года выпуска с бортовым номером 5580 еще не стерлись следы капитального ремонта. Отправляться в утиль чешская легенда не спешит.

– Я цей трамвайчик називаю "Зайчиком", – поглаживает рукой панельку с кнопками Павлова. – Він нібито кусок заліза, але душу має. Вона у нього щира, гаряча і добра.

Коли прихожу в депо, говорю: "Добрий ранок! Ти не втомився? Тебе ніхто не образив?".

 
У Валентины Павловой трое детей, четверо внуков и один правнук

– Цей вагон любить, щоб з ним ніжно та ласково, – делится Валентина Ивановна интимными подробностями. – Щоб плавний пуск і плавні гальма. Але є такі, що їм треба більше пускового току дати. 

Кроме "Зайчика" на лесном маршруте встречаются и другие животные. Валентина Павлова перечисляет: белки, лисицы, волки, олени.

– Ой, багато я їх тут бачила, через колію бігають, – рассказывает она.

Увидев скепсис в глазах слушателей, водитель достает смартфон. Показывает видео с косулями, записанное этой весной, не выходя из кабины.

 
Выйдя из трамвая №12 в Пуще, можно почти сразу попасть на пикник

За тысячи поездок в Пущу-Водицу Валентине Ивановна не надоело удивляться тому, что происходит за окном. 

Ни жара, ни холод, ни нервные пассажиры, ни скрипучее водительское кресло охоту ездить по кругу не отбили.

– Ні, мені не важко, бо крила ззаду ростуть. Весною дивишся, як бруньки розпускаються. Літом все зелене, душа радіє. Осінь – дуже гарні кольори. 

А зима яка гарна?! Їдеш – вепр біжить. За ним свинюшка і п’ятеро поросяток. 

Я всі пори року люблю.

Двенадцать

Если верить Откровению Иоанна Богослова, у Небесного Града в конце времен будут 12 ворот, 12 оснований стен с именами 12 апостолов. И Древо Жизни, приносящее плоды 12 раз в год для 12 колен Израилевых.

 
Больше пассажиров в салоне 12-го трамвая на выходных

В божественном генплане ничего не сказано о 12-м трамвае Киева. Но водитель Валентина Павлова, будь ее воля, обязательно его туда вписала бы. И дело не только в сакральной цифре "12", важной для многих культур, религий и Остапа Бендера.

– Це дуже екологічний вид транспорта, який не шкодить природі. До того ж у нас працюють тільки добрі люди, – перечисляет она главные достоинства маршрута, подходящего для идеального мира.

О себе киевлянка скромно молчит. Предпочитает говорить о тех, кого повстречала на своем пути.

Однажды во время ее смены в вагоне умер вполне молодой мужчина. Валентине Ивановне пришлось примерить на себе роль Харона, перевозящего души в подземное царство мертвых: "Це дуже важко, коли підходиш до нього на кінцевій, а він… Не знаю, що у нього трапилося".

За исключением той трагедии, с Валентиной Павловой на работе происходило преимущественно хорошее. И с ее пассажирами тоже.

 
В трамвае много дачников, пенсионеров и молодежи, которая едет на прогулку в лес

В 80-х прямо на Пасху один одессит вспомнил, как минимум, дважды того, кого всуе лучше не вспоминать. "Господи, дай вам Бог здоровья!", – лез он обнимать и целовать Павлову. 

Этому приступу благодарности предшествовала рассеянность столичного гостя: вздремнув в трамвае, он вышел из него без своей авоськи, в которой спрятал 15 тысяч рублей.

– Приїхав в Київ покупати "Волгу", втомився та забув ту авоську, – вспоминает водитель. – Потім до мене прибіг в депо. А я йому: "Ну як я могла забрати, якщо воно ваше, скажіть мені?!".

Потім той чоловік через управління написав вдячність, передавав коробку конфет. Але я не хотіла брати, не звикла до такого.

Кузьма

Свой закольцованный рельсами земной путь Валентина Павлова измеряет не пройденными километрами, а встречами с людьми. 

Она мечтает прокатить в Пущу-Водицу "Вовчика" – так она называет президента Зеленского, который "дуже-дуже багато робить, але не всі цього розуміють".

– В мене Скрябін катався багато разів (на экскурсионном трамвае-кафе №12 – УП). Ой, який він! Осьо, він в вагоні, – показывает экран смартфона.

– Любимий мій … чоловік. Любимий мій артист. Андрійко – просто золота людина. Кожний про себе думає, а він душею і тілом був завжди за людей, – вздыхает Валентина Ивановна.

 
Из нового в салоне Tatra T3 – GPS-навигаторы, которые отслеживают движение вагона

Последний раз Кузьму она видела в январе 2015-го. 

– Він в вагоні забув шарф, сірий такий, – рассказывает женщина. – Я йому подзвонила, кажу: "Андрій, не приїдеш, не забереш – на пятаки поріжу та твоїм фанатам пораздаю!".

Прийшов, забрав і поїхав (на концерт, после которого погиб – УП) в свій Кривий Ріг, зараза...

В лесном рейсе с Валентиной Павловой бывали многие звезды: Алла Пугачева, Наталья Королева, Верка Сердючка, Александр Пономарев... Чтобы вспомнить всех, приходится напрячься.

– Ось буквально недавно був, як його? – морщит лоб водитель. – Співав гімн України. Той, що з жінкою розводиться. Зараза, забулася… Такий цікавий,молодий мужичок...

– Дзидзьо?

– О, Дз-і-і-ідзьо, Дз-і-і-ідзьо! – смакует она странное слово, как сладкую наливку. – Ми з ним в обнімочку спивали в вагоні. 

Дуже багато відомих людей я тут бачила. Полякову бачила. І Свєту… губату (Лободу – УП).

День, когда в Минске закончится шампанское

"Обережно, двері зачиняються! Наступна зупинка "Третя лінія".

То, что можно спутать с вопросом к столице Украины, для минчанки Вероники точно утверждение: "Як тебе не любити, Києве мій!"

В Пущу-Водицу она едет в сопровождении друга.

 
Вадим и Вероника говорят, что в 12-м маршруте меньше суеты, чем на остальных

Вадим родом из оккупированной Макеевки. Получив знания в Киеве, в госуниверситете инфраструктуры и технологий, в лесном трамвае парень размышляет о транспортных проблемах столицы.

– Треба більш жорсткіші податки на авто вводити, як у Сінгапурі, наприклад. У нас дуже велика проблема із пробками. Її неможливо вирішити через якісь архітектурні, урбаністичні рішення, – считает он.

 
На маршруте №12 курсируют 11 трамваев

Киевские заторы Вероника, спутница Вадима, легко выводит за скобки своего восторга от увиденного.

– Я тут в первый раз, и мне кажется, что у нас в Минске не так красиво, как в Киеве, – говорит она, и приглашает в гости. – Можете заглянуть в Минск, когда в Беларуси закончится все шампанское.

– В смысле?

– Когда будет новая Беларусь… В этот день закончится шампанское, потому что все будут праздновать.

– И когда наступит этот день?

– Точно когда-нибудь наступит, – не сомневается Вероника. – Потому что все конечно.

Конечная

В свои 69 Валентина Павлова не выглядит человеком, спешащим на пенсию. 

Примеров живучести и стойкости у нее, как минимум, два: чешская Таtrа Т3 и ее бабушка, покинувшая этот мир в 103 года.

Со средней скоростью 15,9 км/час Валентина Ивановна продолжает колесить по рельсам, с которых в прошлом году сошел ее муж – тоже водитель трамвая с пятидесятилетним стажем. 

Он заболел коронавирусом в самом начале пандемии, в феврале 2020-го, когда соцсети еще только глумились над перепуганными жителями Новых Санжар.

 
Родившись в селе, Валентина Павлова нашла природу и в Киеве

– В тяжкій формі перехворів, – рассказывает Павлова. – Ускладнення на серце печінку і почки пішли. 

Він інструктор, наставник і так далі, і тому подібне. Дали йому першу групу (инвалидности – УП). Сказали: "Всьо!".

Как бы ни штормило, за бортом, в кабине трамвая Валентина Павлова чувствует себя в родной стихии. Здесь – понятный мир, где почти все зависит только от нее и стабильности электропитания. 

Оголять душу перед пассажирами женщина не привыкла. 

Багато про що думаю за кермом. Про те, щоб все було добре на лiнiї. Про чоловiка думаю. Ну як про нього не думати, коли вiн знову в лiкарнi, коли йому знов погано?!

Вiн там вже три тижнi. Живіт йому пробили, викачали 10 літрів води, катетера поставили. Зараз думаю тiльки про нього…

Вместе с супругом целых 20 лет она пела в хоре трамвайно-троллейбусного управления под руководством правнука легендарного Николая Лысенко.

 
В 2020-м, в первый год пандемии, 12-й трамвай перевез 1,9 миллионов пассажиров

Звонким голосом, местами с убедительным надрывом, курсируя между Пущей и Подолом, Валентина Павлова артистично заводит песню о кошмаре любой феминистки.

– Ой, мій милий вареничків хоче. Ой, мій милий вареничків хоче. Навари, милая, навари, милая. Навари, у-ха-ха, моя чорнобривая! – звучит в дребезжащем салоне народный шедевр.

Его жестокую фабулу не скрашивают даже ироничные нотки: домашний тиран просит уставшую жену нарубить дров, приготовить еду; да еще и шантажирует уходом к куме.

Эта песня, которую поет Валентина Павлова в кабине трамвая №12, о ком угодно, но только не о ней. 

В своей жизни она – не жертва, а рулевой. Несмотря на отцовский скепсис, ей хватило смелости стать тем, кем она мечтала.

– Кінцева! Кінцева! – оповещает она пассажиров.

Минчанка Вероника была права: все конечно. 

Но улыбка Валентины Ивановны говорит о том, что не все еще кончено.

Евгений Руденко, Эльдар Сарахман, УП

powered by lun.ua
Главное на Украинской правде