Политический синдром эмоционального выгорания

Пятница, 15 апреля 2011, 12:47

Апатия – пожалуй, основная характеристика украинской политики последних лет. Причем интересно, что с одинаково-ровной апатией к политическим и общественным процессам относятся не только граждане, которых принято называть "пересічні українці", но и сами политики, экспертно-журналистская среда, активные деятели гражданского общества.

Апатия во всем и ко всему стала настолько сильной, что постепенно перерастает в абсолютное безразличие.

Состояние, испытываемое сегодня большинством общества, во многом похоже на индивидуальное психологическое расстройство, которое часто наблюдается у здоровых в целом людей. Психиатры называют его синдромом эмоционального выгорания.

Ученые Института мозга человека РАН дают такую оценку синдрома:

"В 1974 году американский психиатр Фрайденбергер, для характеристики психологического состояния здоровых людей, находящихся в интенсивном и тесном общении с клиентами или пациентами в эмоционально насыщенной атмосфере при оказании профессиональной помощи, ввел термин "эмоциональное выгорание, burn-out".

Первоначально этот термин определялся им как состояние изнеможения, истощения, с ощущением собственной бесполезности <…>

К поведенческим и психологическим аспектам данного заболевания относятся появление чувства неосознанного беспокойства, скуки, обиды, разочарования, вины, невостребованности, снижение уровня энтузиазма, появление раздражительности, возникновение трудностей при принятии решений, стремление к дистанционированию от коллег, общая негативная установка на жизненные перспективы.

Таким образом, состояние выгорания связано с утратой ощущения смысла деятельности – как одной из составляющих смысла жизни.

И в особо тяжелых случаях вызывает экзистенциальный невроз".

Впрочем, довольно медицины.

Похоже, украинское общество сегодня болеет таким же, только политическим синдромом эмоционального выгорания, проявляющимся в тотальном безразличии к политике и всему, что с ней связано.

Синдром эмоционального выгорания назревал в обществе постепенно, в течение последних 5-6 лет.

1. Сначала граждан, вдохновленных успехами Оранжевой революции, почувствовавших способность отстоять и защитить не только и не столько свой электоральный выбор, сколько свое попранное политическое право, разочаровала "демократия", преподнесенная Виктором Ющенко.

Вместо верховенства права и справедливости – страна получила немногочисленные свободы, сведенные в основном лишь к свободе слова.

Вместо открытости чиновников и государственных органов – беспорядок и анархию, символом которой стало дошедшее до неприличия противостояние между президентом и премьер-министром.

Вместо свободы экономической деятельности и стимулирования частной инициативы – кризисную экономику с огромными долгами, находящуюся в состоянии перманентной нестабильности.

Каждый может сам продолжить этот список.

Словом, граждане, выходившие на Майдан, и президент Ющенко понимали и видели демократию по-разному. А потому вскоре разочаровались в ней.

2. Разочаровавшись в демократии, люди стали ждать "сильной руки", которая даст стабильность и наведет порядок. Помнится, еще полтора года назад об этом взахлеб говорили аналитики и писали журналисты.

Однако "сильная рука" уже через год вылилась в склонный к авторитаризму режим Виктора Януковича, который также достаточно скоро разочаровал общество.

Вместо порядка страна получила оторванную от реальных проблем граждан административную вертикаль.

Вместо стабильности – продолжение экономического кризиса.

А вместо "покращення життя" – галопирующее повышение цен и тарифов.

Словом, общество разочаровалось и в демократии Ющенко, и в авторитаризме Януковича.

При этом сегодня, по большому счету, не видно какой-либо внятной альтернативы. "Новые лица" показали свою беспомощность и неспособность ни предложить собственную, принципиально отличающуюся от существующих, программу действий и стратегию развития страны, ни стать противовесом разочаровавшей и утомившей власти.

Оппозиция же, в лице "старых" лидеров, на которых возлагались надежды ранее, также не стала противовесом сегодня, а собственную программу не сумела реализовать ранее. Хотя, в принципе, имела такую возможность.

В условиях полного разочарования, отсутствия перспективы и альтернативы, апатии и неверия, защитным рефлексом общества стало своеобразное вытеснение политики из массового и индивидуального сознания.

Автор предлагает называть его политическим синдромом эмоционального выгорания.

Граждане отказываются от политического участия во всех его проявлениях.

Так, не видя перспективы избрать в представительские институты власти людей, которые реально олицетворяли и отстаивали бы интересы общества, а не только собственные и клановые, люди отказываются от электорального участия. То есть – от голосования на выборах. Достаточно проследить за ростом рейтинга кандидата "проти всіх" на последних избирательных кампаниях. Или просто – отказ от прихода на участок для голосования.

Вообще, абсентеизм, то есть сознательный отказ от электорального участия, стал практически приметой политического времени.

Если же граждане не склонны даже к самому элементарному проявлению политического участия – голосованию на выборах – стоит ли говорить о том, что и другие формы политической и гражданской активности все больше игнорируются украинцами?

Повторимся, люди просто не видят в этом смысла.

Они не склонны к участию в общественных объединениях для совместной защиты своих законных прав и интересов. Без особого энтузиазма относятся к акциям мирного неповиновения – протестам, забастовкам, пикетам и так далее. Кстати, такому отношению очень поспособствовал варварский ночной разгон мирной акции протеста предпринимателей.

Общество в целом эмоционально выгорает в отношении к политике, не видя в ней реального механизма защиты своих интересов, не чувствуя и даже не предполагая какой-либо практической пользы от политического участия.

Однако недоверчивое, апатично-безразличное отношение к политике последнее время начало перерастать в раздражение и возмущение политикой.

В первую очередь, этому поспособствовали:

– невыполнение властью своих предвыборных и поствыборных обещаний;

– неприкрытая профанация псевдореформ, которые больно бьют по материальному положению и социальному благополучию большинства людей;

– и конечно, цинизм, с которым спикеры власти призывают "перетерпеть", демонстрируя при этом чудеса своекорыстия и апогей роскоши в собственной жизни.

Все это приводит граждан из состояния апатии в состояние раздражения. А именно это является одним из наибольших мотиваторов к действию, как в политике, как и в индивидуальной психологии.

То, что раздражение до сих пор не переросло в реальное действие, например, в виде протеста, сегодня объясняется, по мнению автора, двумя факторами:

– отсутствие движущей силы протеста;

– отсутствие "искры", которая толкнула бы к нему.

Так, для Оранжевой революции движущей силой стали представители среднего класса, искавшие возможности для развития и требовавшие политическими методами установления социально-экономических свобод. Организаторами протеста стали представители контр-элиты, в свое время выброшенные из президентского пула Леонида Кучмы. "Искрой" – вопиющие нарушения и фальсификации на президентских выборах.

А сегодня Виктор Янукович и его окружение собственными руками создают движущую силу нового протеста.

Движущая сила формируется из тех разрозненных пока (!) групп общества, которые недовольны ухудшением социально-экономического положения в результате проведения "реформ". До последнего момента казалось, что эту нарастающую протестную массу будет некому возглавить.

Но и организаторов потенциального протеста Янукович, опять-таки, создает своими руками. Преследования уже коснулись не только оппозиции, но и представителей бывшей элиты. И это демонстрируют не-донецкой элите шаткость своего положения в условиях отсутствия каких-либо гарантий личной безопасности и безопасности собственности со стороны власти.

Если преследования будут продолжены, в пуле "обиженных", кроме Кучмы, вполне могут оказаться и другие более или менее влиятельные люди: Виктор Пинчук, Игорь Коломойский, Владимир Литвин, представители местных бизнес- и политических элит.

Таким образом, именно их активы и остатки политического/экономического влияния могут стать финансовым и организационным ресурсом нового протеста.

Однако, не замечая этого, власть продолжает формировать социальную базу протеста из простых граждан – бездарными действиями в экономике. А из тех, кого мы условно назвали элитой, – неуклюжими действиями прокуратуры.

Нет особенных сомнений в том, что режим не изменит своего поведения ни в экономике, ни в политике, ни в использовании административно-силового рычага в давлении как на оппонентов, так и на бывших партнеров. А это значит, что элита и народ рано или поздно все-таки найдут точку соприкосновения своих интересов, определив действующую власть препятствием в достижении этих общих интересов.

И тогда для протеста будет достаточно только новой "искры"…

Это лишь прогноз. Причем, возможно, на достаточно отдаленную перспективу.

А пока что общество продолжает пребывать в состоянии политического синдрома эмоционального выгорания, теряя остатки надежды на перемены и веру в смысл своего участия в политике.

Алексей Красноперов, политолог, специально для УП



powered by lun.ua

Как Украина рискует остаться без производителей молока из-за сговора переработчиков

"Воспоминания" заранее: как я на войне из-за страха невозвращения написал для внучки книгу

Декарбонизация и диджитализация как тренды будущего

Зеленский и Порошенко – политика на двоих

Зачем аграриям право распоряжаться водой

Как спасти очередное госпредприятие