О пользе кривых рук или как работает реестр недвижимого имущества

8468 просмотров
Понедельник, 05 января 2015, 15:30
Дмитрий Чаплинский
главный разработчик проекта "Канцелярская сотня"

С первого января в Украине открыт интернет-доступ к реестру недвижимого имущества. Это событие можно без преувеличения назвать одним из важнейших шагов к прозрачному обществу.

Но сделали его хромая на обе ноги. Если вы журналист или программист и вам интересно - как можно максимально плохо реализовать открытие реестров - этот текст для вас. Если же вам просто интересно, как криворукость может работать на благо страны - читайте сразу последнюю главу.

Ранее, 12 декабря в Министерстве юстиции обсуждали открытие этого реестра (канцелярит здесь, немного конкретики тут). В ходе встречи представители исполнителя проекта - госпредприятия "Госинформюст" - описывали свое видение этой системы.

Итак, давайте посмотрим, что было до открытия реестров:

  1. В электронном имущественном реестре хранится информация о праве собственности граждан Украины на объекты недвижимости.
  2. Доступ к этому реестру был открыт для небольшого круга людей (гос.регистраторы, нотариусы, гос. исполнители итп.) через клиентское приложение.
  3. Простым смертным информация об их объектах из реестра представлялась платно — через нотариусов и госрегистраторов. И исключительно в бумажной форме.
  4. О чужих объектах недвижимости получить информацию простым смертным было невозможно.

Что решил закон:

  1. "Антикоррупционный пакет законов" обязал открыть интернет-доступ к реестру недвижимого имущества (говорят, Татьяна Монтян обещала продать душу дьяволу, если такой закон примут).
  2. Доступ к информации о недвижимом имуществе получают все желающие через форму поиска на сайте.
  3. Поиск осуществляется по точному адресу объекта. Нельзя искать по фамилии владельца!
  4. Доступ платный. Стоит 17 грн. (на самом деле 21, но об этом ниже) согласно положению Минюста.

В ходе презентации (отсканированный бумажный вариант) представители Минюста смогли продемонстрировать только один скриншот поисковой формы (который, как выяснилось, имел мало общего с реальностью). В действии систему никто не показывал, однако первого января её действительно запустили.

Теперь давайте сравним обещанное с реализованным:

  1. Пользователь обязательно регистрируется. При регистрации указывает персональные данные и идентификационный код, которые никак не проверяются. Чей код или паспорт вы ввели — система не имеет никакого представления. Свой первый поиск, например, авторы провели от лица Петра Порошенко и Валерии Гонтаревой. Регистрация почему-то проходит в системе "Электронного суда" (mail.gov.ua). Возможно потому, что своя система регистрации отсутствует. И да, Internet Explorer не поддерживается.
  2. Для поиска пользователь вводит точный адрес объекта (есть подсказка населенных пунктов и улиц). Поиск работает только по полному адресу: город-улица-номер дома-номер квартиры. Например, нельзя указав город и улицу, получить список всех домов на этой улице или список всех квартир и объектов по этому адресу.
  3. Во время презентации было упомянуто, что каждой выданной информационной справке из реестра присваивается некоторый индивидуальный номер. Якобы потом этот номер можно будет ввести на сайте и получить копию этой справки. В реальности все куда интереснее, но об этом ниже.
  4. Поиск платный. На круглом столе речь шла о том, что один запрос вне зависимости от наличия результата будет стоить 17 грн. В реальности - стоимость 21 гривна. 17 + 4 комиссия платежной системе Portmone, через которую идут деньги. После оплаты пользователь получает ссылку на результаты поиска в формате PDF и может этот документ скачать.
  5. Важный момент, за который хочется похвалить ГП "Информюст". В начале они планировали брать деньги не за информацию, а за ее поиск (что противоречит закону и здравому смыслу). То есть если в системе нужный вам адрес не нашелся, вы всё равно оплачиваете запрос. В реальности поиск, который не вернул результатов, оплачиваемым не считается.
  6. По утверждениям Минюста, база данных работает только на отдачу информации (в режиме "реплики на чтение"). Но при этом закон обязывает сохранять данные о пользователях, чтобы потом показать владельцу недвижимости — кто им интересовался. Как уживаются два эти тезиса — неясно.

А теперь подробнее о проблемах.

Проблема №0. Реестр пуст

В нем практически нет информации.

На круглом столе представители ГП так и не смогли сказать, какой же процент от всей украинской недвижимости занесен в реестр. Это связано с тем, что много данных хранится на бумаге в БТИ, не оцифрованы и непонятно когда будут оцифрованы. Мы столкнулись с этим уже на этапе тестирования, когда смогли найти информацию только о седьмом объекте (Киев, Хрещатик 10, 42.70 м2, 53173,00 грн) из нашего списка.

Предполагается, что это временно. И само появление реестра заставит многих владельцев недвижимости внести информацию в реестр (например, для упрощения кредитования). Кроме того, отсутствующие в реестре объекты вносятся в него при любой сделке. Но скорость наполнения непрогнозируемая.

Проблема №1. Реестр платный.

Отказ министерства от абсурдной платы за "пустые ответы" не снимает вопроса — почему доступ к открытому реестру вообще платный?

Информюст ссылается на необходимость закупки и аренды техники, и зарплаты специалистам call-центра. Зачем он нужен?

Информюст оценивает количество запросов в 500 тысяч в месяц, при этом его сотрудники так и не смогли ответить "почему стоимость запроса 17 гривен" (если вы хотите сказать — "потому что это необлагаемый минимум" воздержитесь, ценообразование производится не так).

Главный аргумент Минюста — есть страны, в которых доступ к этой информации стоит дороже (а есть страны, в которых этот доступ бесплатен ). Присланный позже официальный ответ министерства звучал так:

 
 

Это откровенная ложь. Не существует "минимальной суммы, которая может идентифицировать плательщика". Оплата карточкой вообще плательщика не идентифицирует, поскольку ФИО во время оплаты не запрашивается и не передается в процессинг. И тем более оплата не может служить способом идентификации по закону.

Конечно, 500 000 * 17 = 8,5 млн. грн. способны обеспечить бесперебойную работу серверов. Но даже сумма в три раза менше способна обеспечить эту работу. Да и вообще – неприятно, когда вас обманывают (а нас обманывают).

Но! Бесплатный доступ к реестру — ключевой момент не потому, что позволит конечному пользователю сэкономить 17 гривен. Если убрать оплату мы получим полное изменение ландшафта. Появится возможность создавать сторонние сервисы для работы с этими данными.

Например:

  1. Сервис постоянного отслеживание статуса объектов недвижимости и оперативное уведомление в случае изменений. Это позволит отслеживать спорные/зависшие объекты и предотвращать рейдерские захваты.
  2. Программный интерфейс для отправки запросов и получения ответов в структурированом виде, который позволит использовать данные из реестра непосредственно в других программных продуктах.

Проблема №2. Заходи кто хочешь, бери что надо (если оно есть).

Сторонние сервисы для этой системы будут жизненно необходимы еще и потому, что развитие самим госпредприятием — под большим вопросом. То, как в настоящее время реализовали открытые реестры повергает в тихий ужас и с программной и с организационной точки зрения. Обнаруженные ошибки нельзя назвать дырой в стене безопасности. Там просто стоят открытые ворота в чистом поле. Судите сами:

Во время теста мы успешно зарегистрировались под именем Петра Порошенко и Валерии Гонтаревой, используя мусор вместо ИНН и номера паспорта. Номер паспорта не проверяется даже на соответствие формату! С этими поддельными данными, мы получили реальные выписки!

 

Для оплаты вам показывают несуществующую процессинговую систему "Платіжна система Інформаційний центр". Показывают без использования протокола безопасности https. К счастью, сразу после нажатия кнопки Оплата открывается коммерческий процессинг Portmone.

 

После оплаты вы получаете ссылку с порядковым номером справки-ответа. Это означает, что меняя цифры (на одну больше, на одну меньше) вы получаете полный доступ ко всем выпискам, сделанным до вас (да и после вас тоже). Да–да, со всеми персональными данными, включая ИНН, ФИО и номер паспорта запрашивающего (если он указал реальные). При этом выписки действительны лишь сутки, после чего их удаляют (наплевав на собственное обещание хранить их для пользователя).

Более того, как мы установили, ссылка-ответ генерируется еще до оплаты. так что достаточно немного поиграться с номерами ответов и вы сможете получать информацию не платя за нее вообще ничего. Тем более, что ответа почему за это надо платить у минюста всё равно нет.

Проблема №4. Дальше что?

Отдадим должное, Госинформюст обещал запустить доступ 1 января (и запустил).

Хоть и в своем, особом виде.

Но в настоящее время нет публичного документа, описывающего функционал системы, план ее развития, сроки внесения изменений. В ходе дискуссии, когда речь касалась каких–то улучшений, директор ГП Леонид Богданов оперировал терминами "начало второго квартала", "середина весны", "начало лета". Но откуда взялись эти даты и соответствуют ли они действительности — загадка.

Между тем есть ряд вопросов по функциональности.

  1. Для владельцев объекта недвижимости предусмотрена возможность получить также историю смены прав собственности (пример: кто был хозяином твоей квартиры до тебя, и на каких основания). Когда она будет реализована?
  1. Открыта ли эта информация для невладельцев? Если да — то на каком этапе? Используя эту информацию, журналисты смогут понять, как из в рук в руки переходили проблемные объекты застройки, а жители дома смогут понять, допустим, как из жилого фонда были выведены хозпостройки.
  1. Можно ли будет просмотреть список всех объектов, зарегистрированных по данному адресу, а оплатить получение информации только об интересующих? Для многоквартирного дома достаточно будет показать список с номерами квартир и хоз. помещения, на которые оформлено право собственности. Таким образом можно будет найти "спрятанные" права владения (допустим, на подвальные или чердачные помещения)
  1. Как все же планируется подтверждать личность "покупателя информационных справок"? По закону владелец объекта имеет право получить список запросов по его объекту. Представители минюста собирались сохранять номера платежных карт, по которым и выяснять плательщика "в случае чего". Но номер кредитной карточки не подтверждает личность платящего. Да и анализ трафика показывает, что ни ФИО ни номера ИНН и паспорта в процессинг от Портмоне не передаются. И само собой, процессинг от Портмоне не возвращает полный номер карты и остальные платежные реквизиты обратно на информюст.
  1. Было сказано, что ПО публичного доступа к реестру использует реплику оригинального реестра на чтение (что логично). Как в таком случае решается проблема записи истории запросов по объекту обратно в реестр?
  1. Есть сомнения в декларируемой представителями Информюста "нагрузке на сервер", которой они аргументируют отказ от дополнительных функций. Когда мы обсуждали, почему на текущем этапе система не может показать список всех объектов, зарегистрированных по данному адресу, Леонид Богданов ответил, что это слишком сильно загрузит сервера, поскольку "надо будет вернуть не одну квартиру, а, допустим, тысячу квартир". При этом информация хранится в структурированном виде и количество запросов к системе было предварительно оценено в 500 тысяч в месяц (по 17 гривен за запрос!). Это вызовет проблему нагрузки только если база будет работать не на серверах, а на ноутбуке сотрудника ГП.

Все работает плохо и это хорошо

Если у вас сложилось мнение, что ошибки и дыры в наспех сделанном реестре это плохо - вы глубоко заблуждаетесь. Это просто отлично! Во-первых, прекрасно, что реестр вообще открыли. Во-вторых - лучшее, что теперь может сделать Министерство юстиции и ГП "Госинформюст" для граждан Украины - это ничего не трогать.

Да. Чтобы требование закона было исполнено не просто "по букве", а по духу и в полной мере - достаточно оставить все как есть. Сейчас нам нужно около недели, чтобы запустить свой сайт, который будет выдавать справки абсолютно бесплатно (столько они и стоят!). Еще через две недели у нас будет инструмент для получения полной копии базы, а через месяц - и сама база. И искать по ней будет проще, удобнее и быстрее.

И само собой, ни пользователю, ни государству это не будет стоить ни копейки.

Дмитрий Чаплинский, разработчик ПО

Денис Бигус, журналист

Автор выражает признательность Центру Противодействия Коррупции и Татьяне Пеклун, отличным ребятам из группы "ДСТУ чятік" и Артему Глувчинскому за дельные комментарии и поправки.

powered by lun.ua
powered by lun.ua
Будет ли "Труба", или Судьба антикоррупционной реформы в руках ГБР
Судьи должны чувствовать как свой долг, так и неотвратимость наказания за его нарушение. И вот здесь в игру вступает ГБР, к полномочиям которого относится расследование судейских преступлений. (укр.)
Пороховая бочка Балкан: возможно ли повторение войны в Боснии
Около 62% молодежи на территории Республики Сербской – безработные. При этом молодежь эта – военнообязанная. А очередные выборы, которые пройдут в октябре, стали отличным поводом для усиления риторики вражды.
"Новый курс" победы Порошенко
Украину ставят перед выбором – или Порошенко, или Медведчук. И в этой конфигурации Тимошенко предстает перед угрозой перехода на второй план. (укр.)
"Починить" воду: как изменить подход государства к очистке рек
Питьевой воды в мире все меньше. Реки мелеют, озера пересыхают. Государства инвестируют огромные средства в системы водоснабжения. Украина на грани. (укр.)
Конституционный абсурд. Как депутаты вспомнили об АРМА?
Сравнивать конфискацию, специальную конфискацию и передачу в управление арестованными активами является как минимум неуместным, как максимум – сознательным искажением норм закона. (укр.)
"Двойные агенты" в новосозданном украинском "ФБР"
Как избираются и проверяются кандидаты в ГБР, если среди ближайшего окружения избранных должностных лиц оказываются сепаратисты с незадекларированным бизнесом? (укр.)
Проекты трансграничного сотрудничества ЕС: почему они неэффективны в Украине
В Украине действуют пять программ ЕС трансграничного сотрудничества. А что на практике? Приграничные регионы теряют значительную часть возможностей, которые открывают программы ЕС. (укр.)