Борьба с украинской коррупцией: быстро но правильно

178 просмотров
Воскресенье, 01 февраля 2015, 14:32
Гиоргий Вашадзе
член парламента Грузии, заместитель министра юстиции в 2012, глава Агентства национального реестра в 2006-2010 годах

В последние дни мне кажется, что украинцы – вопреки сложившемуся мнению – куда более нетерпеливы, чем грузины.

Борьба с коррупцией идет медленно, создание Антикоррупционного Бюро затягивается, да и вообще антикоррупционная реформа провалилась – примерно так выглядит план типичной статьи, блога или поста в социальных сетях, которые мне довелось прочесть за последние две недели.

Что ж, нетерпеливость – дело хорошее. Особенно когда речь идет о преодолении коррупции, которая уничтожала вашу страну на протяжении 23 лет. Но оснований для паники и тем более разочарования - нет. По крайней мере на сегодняшний день.

В октябре прошлого года грузинский Фонд Инноваций и Развития организовал группу экспертов, которая по инициативе  Администрации президента Украины, вместе с украинскими коллегами начала разработку концепции механизмов деятельности Национального Антикоррупционного бюро.

В грузинскую команду вошли, в том числе, Зураб Адеишвили - во время реформ Михаила Саакашвили он занимал посты Министра нацбезопасности, Генерального прокурора и дважды - Министра юстиции, Давит Сакварелидзе, бывший(1-й заместитель Генпрокурора в 2010-2012 годах и Гизо Углава, заместитель Генпрокурора в 2010-2012 годах.

На старте проекта у нас была интересная дискуссия. Если максимально упростить, смысл вопроса сводился к тому, как сделать этот проект: и быстро, и правильно.

Вопрос не так прост, как кажется. Ведь повторение грузинского опыта стремительного преодоления системной коррупции – большой соблазн. Только ленивый сегодня не ставит в пример Грузию 2004 года, не сравнивает ее с Украиной.

Да, мы использовали "фактор внезапности" для того, чтобы нейтрализовать "противника" и развернуть мгновенное фронтальное наступление на коррупцию. И достигли успеха.

В Украине, которая за последние 10 лет пережила несколько антикоррупционных кампаний с нулевым результатом, использовать "фактор внезапности" значительно сложнее. Да и "противник" гораздо сильнее.

Именно поэтому приоритетом для Украины должна стать как быстрота и решительность, так правильно выстроенная антикоррупционная система, использующая не только грузинский, но весь лучший международный опыт и эффективные антикоррупционные практики, опирающаяся на верховенство права, поддержку всех ветвей власти и гражданского общества. Чтобы наступление на коррупцию не стало очередным наступлением на грабли.

Проектирование концепции деятельности Национального Антикоррупционного бюро близится к завершению. Была разработана не только принципиальная схема работы этого уникального для Украины органа, но и детальное описание процессов расследования фактов коррупции в высших эшелонах власти, беспрецедентная для госсктруктур Украины система подбора кадров на основе открытого конкурса с тестированием и проверками в несколько этапов.

К моменту назначения директора Антикоррупционного Бюро проектирование будет полностью завершено. И поэтому сейчас мы хотим провести серий обсуждений проекта с общественными организациями, журналистами и бизнес-сообществом.

Но важно понимать, что Бюро – это всего лишь один, хоть и очень важный, элемент антикоррупционной системы страны. С самого начала проекта мы настаивали на том, что быстрый запуск Бюро без необходимых изменений в законодательство сделает эту службу похожей на библейского Самсона – могучего богатыря, связанного по рукам и ногам, а потому – беспомощного и бесполезного.

На прошлой неделе удалось сделать важный шаг в этом направлении. На заседании антикоррупционного комитета Верховной Рады с участием руководителей фракций, народных депутатов, представителей общественных организаций в ходе двухчасовой дискуссии было принято решение вынести на голосование единый законопроект изменений в антикоррупционное законодательство вместо трех существующих.

Дискуссия по всем пунктам законопроекта была открытой, принципиальной, а временами – достаточно жесткой. Но это не была жесткость политической борьбы за партийный или личный рейтинг. Это – жесткость в неприятии коррупции и желании положить ей конец в Украине.

И если законопроект получит поддержку парламента – это будет очередной качественный сдвиг в борьбе с коррупцией – не менее серьезный, чем принятие закона о Бюро. Если 14 октября прошлый парламент сделал создание Бюро возможным, то голосование за новый законопроект даст в руки Бюро необходимые механизмы для системной борьбы с коррупцией.

О каких изменениях идет речь?

Во-первых, это упрощенная, по сравнению с нынешней, процедура конфискации средств, нажитых коррупционным путем. Вряд ли стоит долго объяснять, насколько это важно для сегодняшней Украины, которая вынуждена сокращать бюджетные расходы и урезать социальные программы.

Во-вторых, это введение процессуального соглашения, которое позволяет смягчать или отменять наказание для подельников коррупционеров в обмен на свидетельские показания.

Именно такая практика широко применяется в США. Буквально на днях на конференции Сети по борьбе с коррупцией в странах Восточной Европы и Центральной Азии ОЭСР об эффективности этого метода рассказывал руководитель подразделения по вопросам государственной добросовестности криминального отдела Госдепартамента юстиции США Питер Коски.

По его словам, именно процессуальное соглашение сделало возможным привлечение к ответственности за коррупцию бывшего губернатора Вирджинии и кандидата в вице-президенты Боба МакДоннела. Сегодня он отбывает двухлетний тюремный срок.

В-третьих, изменения в законы должны сделать Национальное Антикоррупционное Бюро реально независимым от влияния любых органов власти, финансово-промышленных групп, любых бизнес-интересов и партийных структур.

Нужно понимать - реальный прогресс, который смогла бы увидеть и почувствовать страна, начнется не завтра. Необходима жесткая и радикальная реформа прокуратуры и других правоохранительных органов.

Необходима судебная реформа. Необходима масштабная дерегуляция, которая и в Грузии, и в других странах значительно сузила саму возможность коррупции.

Наконец, необходима нулевая толерантность к коррупции. И ее, общими усилиями гражданского общества и СМИ, еще предстоит долго и упорно создавать.

С созданием Бюро и принятием новых антикоррупционных законов процесс не закончится. Он только начнется. Но начнется правильно. На сегодня это – главное.

Гиоргий Вашадзе, специально для УП, член парламента Грузии, заместитель министра юстиции в 2012, глава Агентства национального реестра в 2006-2010 годах

Реклама:
Уважаемые читатели, просим соблюдать Правила комментирования
Реклама:
Информационная изоляция Донбасса или Еще один "грех" Facebook
Почему невозможно таргетировать рекламу в соцсетях по всей Украине (укр.).
̶Н̶е̶ для прессы. Почему Раде следует восстановить прозрачность
Как Банковая планирует дальше блокировать назначение Клименко руководителем САП
Руководство страны может попытаться использовать ручную комиссию сейчас, затянув назначение Клименко на несколько месяцев и переиграть уже даже утвержденные результаты (укр.).
Кредиты и ипотека во время войны
Как государство поддерживает тех, у кого есть кредиты в банках и что делать, чтобы не допустить массового банкротства после войны? (укр.)
Зеленое восстановление транспорта: удобно для людей
Какие принципы следует учесть при восстановлении городов, чтобы улучшить систему общественного транспорта? (укр.)
Запустите малую приватизацию в условиях войны. Что для этого нужно?
Зачем возобновлять процесс приватизации во время войны? (укр.)
Оккупанты воруют украинское зерно: поименный список мародеров
Кто помогает вывозить и какие компании покупают у россиян украденное украинское зерно? (укр.)