Реинтеграция территорий или фейк национального масштаба?

1531 просмотр
Среда, 06 мая 2020, 09:00
Алексей Стародубов
глава экспертной группы по решению экономических проблем Донбасса при ОПУ, директор Крымского экспертного центра

Недавно вице-премьер по вопросам реинтеграции Алексей Резников дал базовое, программное интервью

Если анализировать выступление политика, то, к сожалению, все очень напоминает риторику нескольких прошедших лет. 

Выходит так, что реинтеграция для Украины – это не про стратегии возврата контроля над временно оккупированными территориями, а что-то аморфное и непонятное. То, на что нужно уйму времени и средств, и не факт, что все получится. 

Размытые тезисы профильного вице-премьера при формальной декларации единства мнений не совпадают с заявленными ранее позициями президента Украины о скорейшем восстановлении Донбасса и прекращении войны.

"Мы – министерство мягкой силы. Мы можем реинтегрировать через смыслы, идеи, души, умы людей. Через построение лучшей жизни здесь, на подконтрольной украинской территории", – говорит вице-премьер – министр по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий.

Звучит очень романтично и оторвано от реалий. Когда людям, даже на подконтрольной части Донбасса, негде работать, нечего есть и пить (в прямом смысле слова), то говорить о "борьбе за умы" просто некорректно. 

Горячая фаза конфликта на Донбассе и фактически тотальная изоляция Крыма со стороны России – это не про смыслы и идеи как основные инструменты для реинтеграции. Любой, кто проживал или, как в случае с вице-премьером, с кем-то общался на Донбассе и в Крыму, должен понимать всю сложность использования классических инструментов мягкой силы – смыслов, идей, языка и культуры.

Для объединения граждан Украины исключительно по таким принципам не хватит нескольких десятков лет. Даже если из такого "диалога" исключить регионы, затронутые войной. Анализ любой избирательной кампании последнего десятилетия здесь в помощь. 

Реклама:
Только ленивый политик не использовал языковую или культурную карту в своей предвыборной борьбе. К чему такое использование может привести? Все это уже давно поняли. Тот, кто этого не понимает, – либо популист, либо некомпетентен.

Сам термин мягкой силы (или власти) в случае с конфликтами должен трактоваться по-другому. Речь уже не идёт о смысловых, языковых и культурных основах, об общей "борьбе за умы и души". Проекты мягкой силы имеют в таких ситуациях более конкретное значение. Это реализация гуманитарных, экономических, социальных, экологических инициатив, которые в первую очередь необходимы для пострадавших территорий. 

То есть в донбасском и крымском варианте это внедрение win-win стратегий, которые улучшают качество жизни граждан Украины по обе стороны от линии разграничения.

Например, на Донбассе сегодня катастрофическая ситуация с водообеспечением, с закрытием угольных и смежных с ними предприятий, с безработицей, с загрязнением подземных вод, с доступом к качественным сервисам в образовании и здравоохранении, есть проблемы у малого и среднего бизнеса и т.д. Решение хотя бы этих проблем  существенно облегчит жизнь людей как на подконтрольной территории, так и приезжающих жителей с временно оккупированной. 

А главное – такие шаги сблизят людей друг с другом и объединят вокруг власти. Они минимизируют риски появления новых конфликтных очагов – забастовок, протестов и прочих опасных волеизъявлений в конфликтных зонах. 

В Крыму незаконно "национализированы" сотни украинских предприятий. Вернуть контроль над ними и улучшить условия труда для работающих на них граждан Украины – это тоже пример применения инструментов мягкой силы в условиях конфликта. Подобные инициативы также позволяют вернуть Крым как во внутреннюю, так и в международную повестку дня.

С одной стороны игнорирование текущих проблем пострадавших от войны и агрессии регионов можно объяснить непониманием сложившейся ситуации самим вице-премьером и существующей командой. Большинство из участников новой команды никогда не работали ни на Донбассе, ни в Крыму и с трудом могут понять осязаемые проблемы данных регионов. 

С другой стороны, амбициозный замах на понимание умов и душ не только жителей Донбасса и Крыма, но и всех регионов Украины говорит о системном просчете в формировании приоритетов для работы.

Глубинное непонимание проблематики курируемых регионов также объясняет отсутствие позиции по работе офиса вице-премьера и министерства реинтеграции с Донецкой и Луганской областными военно-гражданскими администрациями.

Тем не менее отсутствие синергии центральной и местной власти; Крым как отдельная "тема будущего" после шести лет оккупации; излишняя "демонизация" насильственной российской паспортизации в ОРДЛО; патриоты в консультативном совете при ТКГ и другие озвученные вице-премьером "ноу-хау" образца 2017 года меркнут на фоне срока (25 лет) для возможной реинтеграции.

Это, пожалуй, основной посыл, который был озвучен вице-премьером и который проливает свет на общий подход к политике разрешения существующих конфликтов.

25 лет для реинтеграции плюс абстрактная программа о "борьбе за умы" – это как раз то, чем занималось министерство-предшественник (Министерство временно оккупированных территорий) с момента своего основания. 

Добавим сюда а) отсутствие ответственности за свою работу (о чем открыто заявляет топ-чиновник) и б) возможность продолжать "тусоваться" за бюджетный счет на теме конфликтов, как минимум, до конца каденции действующего президента Украины.

Нужна ли такая реинтеграция и к чему "продолжение курса" может привести? Вопрос не риторический, а требует детального разбирательства на самом высоком уровне.

Алексей Стародубов, для УП

Колонка – матеріал, який відображає винятково точку зору автора. Текст колонки не претендує на об'єктивність та всебічність висвітлення теми, яка у ній піднімається. Редакція "Української правди" не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія. Точка зору редакції УП може не збігатися з точкою зору автора колонки.  

Реклама:
Уважаемые читатели, просим соблюдать Правила комментирования
Реклама:
Информационная изоляция Донбасса или Еще один "грех" Facebook
Почему невозможно таргетировать рекламу в соцсетях по всей Украине (укр.).
̶Н̶е̶ для прессы. Почему Раде следует восстановить прозрачность
Как Банковая планирует дальше блокировать назначение Клименко руководителем САП
Руководство страны может попытаться использовать ручную комиссию сейчас, затянув назначение Клименко на несколько месяцев и переиграть уже даже утвержденные результаты (укр.).
Кредиты и ипотека во время войны
Как государство поддерживает тех, у кого есть кредиты в банках и что делать, чтобы не допустить массового банкротства после войны? (укр.)
Зеленое восстановление транспорта: удобно для людей
Какие принципы следует учесть при восстановлении городов, чтобы улучшить систему общественного транспорта? (укр.)
Запустите малую приватизацию в условиях войны. Что для этого нужно?
Зачем возобновлять процесс приватизации во время войны? (укр.)
Оккупанты воруют украинское зерно: поименный список мародеров
Кто помогает вывозить и какие компании покупают у россиян украденное украинское зерно? (укр.)