25.06

Банковский форум

Александр Волков: "Кисель – мой друг. Но это не значит, что я разделяю образ жизни, который он ведет"

Четверг, 6 ноября 2003, 11:56
Внефракционный депутат Александр Волков побывал за годы участия в политике в разных ипостасях. Когда-то это был один из самых могущественный людей страны, олигарх и лидер фракции, финансист президента, его помощник, а потом советник. Первый круг окружения Кучмы. Человек, который давал комментарий парламентским журналистам один раз в день – и то лишь тогда, когда вокруг соберутся все интересующиеся.

Сейчас Волков занимает скорее нишу наблюдателя, при этом практикуясь в экстремальных комментариях текущих событий. Практически сразу становятся крылатыми его фразы на грани фола вроде "депутат должен голосовать, и если не может руками или ногами, то должен делать это членом".

При этом Волков становится грустным, когда его спрашиваешь о закулисных договоренностях. Не так давно на наивно-провокационный вопрос журналистки, был ли он на встрече лидеров фракции с президентом, Волков ответил: "Зато я был на рыбалке".

Это его интервью "Украинской правде" сперва планировалось как комментарий статьи "УП" о заявлении Лазаренко, что покушение на него было организовано Волковым. Об этом экс-премьер заявил службе иммиграции и натурализации США сразу же, как только ступил на американскую землю.

Однако позже разговор перешел на другие темы, и Волков оказался неожиданно резок в оценках некоторых людей. Интервью записывалось в два присеста. И вторая часть – в этот вторник. Речь шла об отношениях Волкова с Владимиром Киселем и присутствии их фамилий в письмах Гончарова. А спустя несколько часов пришло сообщение о взрыве в центре Киева автомобиля. В котором, как выяснилось, находился Кисель.



- Александр Михайлович, как можете прокомментировать новые письма Гончарова, где вы фигурируете как друг Киселя и человек, причастный к исчезновению Гонгадзе?

- Я не хочу еще раз участвовать в цитировании сплошной ерунды и подготовленной спецслужбами дезинформации. То, что я там прочитал – ну мне просто на голову не лезет.

О том, что я друг Киселя – об этом знает не Гончаров, а вся страна. Вернее, не я его друг, а он мой друг. Дело в том, что – так сложилась жизнь – мы выросли в одном дворе в Киеве, на Сталинке, и я его знаю с детства. Но это ведь не значит, что я разделяю его методы и образ жизни, который он ведет.

Я его не видел пять или шесть лет. Но я не отказываюсь, что это мой товарищ. Я об этом неоднократно говорил во всех СМИ. И ничего нового в этих письмах нет. Которые, я думаю, кто-то вместо Гончарова написал. Это, как говорит мой старый итальянский друг – он не знает хорошо русский язык и когда возмущается, говорит: – "чепуха-ерунда". Так вот такую "чепуху-ерунду" я просто не могу себе представить.

Я почитал то, что он пишет обо мне... Я знаю, что есть у меня в жизни, чего нет. И вот это [в письмах Гончарова] – клевета. При чем я абсолютно не уверен, что это было написано самим Гончаровым. Я думаю, это от его имени кто-то в очередной раз подбросил ложь. Бог им судья, пропади оно пропадом! Но цитировать эту ложь я не хочу.

- Кто эти люди?

- Я не знаю. Когда мне самый первый раз задали вопрос об исчезновении Гонгадзе, когда все говорили, что "это Волков виноват" - я первый в этой стране сказал: "Это дело рук спецслужб". И людей, которые или работали когда-то в спецслужбах, или сегодня работают.

- А версия в письмах Гончарова о противостоянии между Волковым и Деркачем из-за инсулина, мясокомбината...

- Первый мой вопрос был, когда я прочитал, я спросил своих ближайших помощников: что такое инсулин и что такое мясокомбинат? Какое противостояние, в чем? Я понятия не имею, что это такое. Поверьте мне на слово, я очень честный, порядочный человек! И понятия не имею, что такое инсулин и противостояние из-за него с Деркачем.

У меня очень хорошие отношения с Деркачем-младшим, я считаю, что он человек порядочный. Отношение к Деркачу-старшему?... Ну, может, надо сделать скидку на его возраст, работу... Он очень много повредил не только мне, но и себе и нашему государству. Очень много сплетен, грязи раскручивал и доносил президенту, раскручивал в СМИ.

Это я сейчас знаю, какие он давал запросы, как это все выливалось. Например, по якобы моей работе в КГБ СССР. Ну кому я нужен!? В то время! Какому КГБ СССР?! Я был директором плодоовощной базы! Я что, работал на каком-то заводе по выпуску оборонной продукции? Или в каком-то секретном институте? Нахрен КГБ СССР буряки и картошка?! Даже вам самому смешно.

- Если перейти к другой теме: как вы прокомментируете информацию о том, что Лазаренко назвал вас заказчиком покушения на него? Об этом он заявил в рамках уголовного дела в Калифорнии.

- Здесь есть два момента. Во-первых, я никогда этих показаний не видел. Во-вторых, с 1996 года до его выезда за границу я с Лазаренко довольно часто встречался, были в хороших отношениях. В Украине было уголовное дело по якобы покушению на него. И он никогда на территории нашей страны таких заявлений не делал. Хотя он был в должности премьер-министра. И если бы он назвал любую фамилию, тогда обязаны были бы с этим разбираться.

Почему он сделал такое заявление, выехав в США? Я это прекрасно понимаю. Ему надо было какое-то объяснение американской стороне, что он якобы беженец, что его здесь преследуют. Кто? Безусловно, президент, но назвать президента заказчиком он не осмелился. Значит, надо было выбрать самую близкую на то время, самую мощную фигуру рядом с президентом. Он назвал меня.

Пусть это останется на совести Лазаренко. Но на совести Лазаренко есть и вердикт суда, который прошел в Луганске. Там четко было сказано, кто является убийцей Гетьмана, Щербаня, кто был заказчиком на меня, на Игоря Бакая. Там было подтверждение свидетелей, которые четко сказали, что им за это платил Лазаренко. И это подтверждено переводом денег с его счетов на имя этих людей.

Это неопровержимый факт, это доказано судом. А то, что он мелет, находясь в США – это такое дело. Может, даже не сам говорит, а очень профессиональные адвокаты, находящиеся рядом, ему подсказывают.

- Какие у вас были отношения с ним – ведь зачем-то он организовывал покушение на вас?

- У нас были нормальные отношения. Но после того, как я узнал его форму правления страной в должности первого вице-премьера, и когда он стал премьер-министром, я понял: это тиран для нашего государства. Это большая опасность, его правление граничит с криминалом. И тогда я стал об этом Леониду Даниловичу постоянно говорить: о том, что этот человек не может находиться у власти. И Лазаренко об этих моих заявлениях знал прекрасно.

Он понимал: находясь постоянно рядом с Леонидом Даниловичем, я могу постоянно ему рассказывать всю правду о деятельности Лазаренко. И он понимал, что главная проблема его будущего правления и Кабинетом министров, и страной, как он себе планировал – это я. И он принял решение устранить меня физически.

- А в бизнесе у вас было противостояние?

- Никогда у нас не было никаких бизнес-отношений.

- Каким бизнесом вы, Волков Александр Михайлович, тогда занимались?

- Волков Александр Михайлович был тогда помощником президента Украины. С 1994 года я никаких компаний не имел.

- Ваша фамилия фигурирует в списке людей, которых приглашают на допросы в Украине в рамках американского процесса против Лазаренко...

- Да, ко мне приходило письмо адвоката Лазаренко. Я сказал, что готов ответить на вопросы, но я хочу с ними ознакомиться. Когда мне сказали, что вопросы касаются покушения на Лазаренко, я сказал: обратитесь в суд Луганской области, вам дадут все материалы, как он организовывал на меня это покушение.

- То есть физической дачи показаний у вас не было?

- О чем говорить, если есть решение суда?! Все показания я дал в суде, в СБУ, в Генеральной прокуратуре. Там все есть, пусть возьмут!

- Вы знаете, как это покушение на вас организовывалось?

- Что я буду перемывать... Я на суде не был, я не знаю нюансов, оно меня не интересует. Мне стало известно об этом покушении, которое на меня готовил Лазаренко, мне добрые люди сказали. Я позвонил Павлу Ивановичу в присутствии свидетелей. Я ему сказал: я знаю об этом, и чтобы он не играл с огнем.

- И что ответил Лазаренко?

- Он захотел со мной встретиться через несколько дней. Мы встретились. Он мне сказал: "Рідненький мій, ти ж розумієш, це ж дурниця! Це ж дурниця, це ж дурниця!" Я ответил: "Дурниця-не дурниця, чтобы ты знал: я об этом знаю. И знают об этом мои ближайшие друзья. Хорошенько подумай".

И потом, по показанию свидетелей, которые привлекались к этому уголовному делу, он снял заказ – на некоторое время.

- А не настаивают американские юристы, чтобы вы пришли и очно дали показания?

- У меня таких данных нет. И я еще раз говорю: я не собираюсь им ничего давать. Если они хотят материалы по этому делу, пусть обратятся в Генеральную прокуратуру, в МВД, в СБУ, и конкретно в суд.

- Как вы, зная Лазаренко, прогнозируете: он вернется в Украину?

- Никогда. Потому что к нему есть очень много претензий как к человеку не только от правоохранительных органов. Но за смерть других людей надо отвечать.

- Может, он приедет после смены власти?

- Ну и что? Вы думаете, родственники или дети Щербаня выехали? Или ближайшие друзья Гетьмана тоже куда-то уехали?

- Если продолжить тему прогнозов: как вы думаете, какой будет Украина через год? Произойдет ли смена,например, властной команды, корректно говоря?

- Вопрос тяжелый. Моя абсолютно четкая позиция в том, что резкая смена власти, курса может привести к необратимым процессам в Украине, вплоть до гражданской войны. Потому что люди, которые пытаются прийти к власти – я знаю прекрасно, чего они хотят – прежде всего передела собственности. А за этим могут быть и выстрелы, может начаться и более серьезное противостояние. Не хотелось бы этого.

- Ну, может начаться, а может и нет. Зато оппозиция говорит, что у них есть конструктивная программа действий, чтобы хотя бы ограничить влияние капитала на власть.

- Во-первых, ну и где она? Почему ее не опубликуют? Во-вторых, давайте говорить правду друг друг. Вы видите бедных людей вокруг оппозиции? Юля Тимошенко! Прекрасный человек, прекрасная женщина... Но далеко не бедная! О чем мы говорим? Или возьмем Александра Александровича Мороза! Вокруг него очень-очень много небедных людей.

Или возьмем Ющенко – там вообще говорить не о чем. О чем мы говорим?! Это декларации, это смех: говорить, что команда Ющенко придет к власти – это придут бедные люди, и они ограничат того же Ющенко от влияния капитала! А как Ющенко собирается побеждать?! Где он деньги будет брать на избирательную кампанию?! И как с этими людьми потом рассчитываться?

- Но он может с ними не рассчитываться...

- Ну глупости! Бред. Такого не бывает. Он же сам не будет работать. Ему надо будет на определенные роли брать людей. Каких? Из его ближайшего окружения. Что они будут делать первым своим шагом? Они будут отбивать те деньги, которые были вложены в избирательную кампанию. И будут те же яйца, но только в профиль.

- Александр Михайлович, а вы как депутат и человек с опытом – где видите свое место на будущих выборах?

- Я – мажоритарщик, у меня есть свой округ.

- Вы будете отрабатывать кампанию по выборам президента на своем округе?

- Я сегодня еще не вижу всего спектра кандидатов. Сегодня еще нет решения Конституционного суда, может или нет Леонид Данилович баллотироваться. Давайте подождем! Я думаю, не долго осталось.

- А среди засвеченных кандидатов? Поддержку Ющенко вы для себя исключаете?

- Почему?

- Но вы ведь только что его так раскритиковали...

-Нет. Я раскритиковал вашу позицию в отношении того, что вы сказали: что оппозиция сделает все, чтобы ограничить власть от капитала. Я сказал, что это бред, этого быть не может.

- Тогда на каких условиях вы были бы готовы поддержать, например, Ющенко?

- Давайте не будем говорить конкретно о Ющенко. Давайте говорить о спектре кандидатов. Полного спектра сегодня я не вижу. Я вижу и Симоненко, и Мороза, и потенциально того же Литвина, того же Януковича, того же Медведчука, того же Пустовойтенко, того же Тигипко, того же Ющенко.

Пока это все полностью слепится, тогда мы будем думать, кого поддержать. Мой принцип – не всегда поддерживать сильнейшего. Мой принцип: если я работаю, я работаю. Но до тех пор, пока Леонид Данилович не скажет свое последнее слово – я поддерживал, поддерживаю и буду поддерживать только его.


Продолжение следует...


Читайте также:

Волков: свидетель калифорнийского процесса, который хотел убить Лазаренко

Во второй части интервью читайте о том, почему СДПУ(О) – "стадо баранов", сколько денег отдалживал Бакай у Волкова после ухода из "Нефтегаза" и какова роль Деркача в том, что Кучма отдалил Волкова от себя.

"Украинская правда" в Threads

Реклама:
Уважаемые читатели, просим соблюдать Правила комментирования