Чим вбивці кращі від корупціонерів?

1153 перегляди
П'ятниця, 15 червня 2018, 08:30
Юрій Радзієвський
керівний партнер АБ "Радзієвський та партнери"

Недавно президент Петр Порошенко заявил о необходимости отменить залог как меру пресечения для тех, кто совершил тяжкие коррупционные преступления.

Это как минимум третий "подход к снаряду" за последние три года, и есть все основания надеяться, что до реальных действий, как и в прошлые разы, дело не дойдет.

Иначе мы рискуем оказаться на грани скатывания в тоталитаризм.

Что такое "выход под залог"

После задержания преступника следственный судья должен избрать для него меру пресечения. По украинскому законодательству, суд может избрать в качестве такой меры личное обязательство, личное поручительство, залог, домашний арест либо содержание под стражей (СИЗО).

Согласно практике Европейского суда по правам человека, содержание под стражей – это исключительная мера, которая должна использоваться только в случае, если все остальные меры не позволяют избежать рисков, например, давления подозреваемого на следствие или его выезд из страны.

По закону, прокурор должен убедить судью в том, что крайние меры действительно необходимы.

Однако в украинских реалиях суды считают наиболее приемлемым вариант c СИЗО. По данным портала "Судова влада", в 2017 году из более чем 58 тысяч решений по уголовным производствам в 65% случаев судья выбирал в качестве меры пресечения именно содержание под стражей.

 

С 2013 года процент таких решений вырос почти вдвое.

 

Согласно Уголовному процессуальному кодексу, есть два типа случаев, в которых подозреваемый на время следствия наверняка сядет за решетку.

Первый – это конкретные статьи Уголовного кодекса, такие как госизмена, посягательство на территориальную целостность, терроризм, создание незаконных вооруженных формирований и некоторые другие в этом же духе. Здесь закон прямо запрещает судье выбирать в качестве меры пресечения что-либо кроме тюрьмы.

Второй – это случаи, когда у судьи есть право (но не обязанность!) не назначать залог: преступления, связанные с насилием или его угрозой, гибелью человека и для лиц, которые уже нарушали условие залога.

Таким образом, если прокурор не убедит судью, что подозреваемый в убийстве намерен угрожать свидетелям с целью дачи ими нужных показаний, тот может назначить выход под залог.

Что такое "отменить залог для коррупционеров"

В Украине залог или взятие под стражу коррупционера во время досудебного расследования рассматривают уже как наказание. Соответственно, когда потенциальный преступник "вышел под залог", в обществе принято приравнивать это к его освобождению от ответственности.

И наоборот, если суд избрал меру пресечения в виде взятия под стражу – это воспринимается как "справедливое наказание".

Хотя на самом деле речь всего лишь о минимизации рисков до вынесения решения суда по сути дела.

Важно понимать, что несмотря на заключение под стражу в СИЗО, на такого человека все еще распространяется презумпция невиновности.

Впервые об инициативе "отмены залога для коррупционеров" или повышения его размера заговорили весной 2015 года, после того как красочно задержанные на заседании Кабмина руководители Госслужбы по чрезвычайным ситуациям через неделю вышли под залог.

Тогда появилась идея повысить залог по коррупционным преступлениям до 10-кратного размера потенциально нанесенных государству убытков, а для особо тяжких случаев – вообще отменить право вносить залог, приравняв к террористам и изменникам родины.

Еще одну инициативу примерно в это же время внесли депутаты – после того как с пафосом и на вертолетах привезенные в Киев руководили региональных налоговых органов тоже один за другим стали выходить под залог.

Народные избранники предложили не менее интересный вариант: не принимать залог у подозреваемого в коррупции в течение 60 дней с момента задержания. Очевидно, чтобы с ним можно было "поработать", ехидно добавляли тогда адвокаты и эксперты правозащитных организаций.

Еще около десятка инициатив подобного рода исходило и от отдельных депутатов, и от целых групп, в том числе от "еврооптимистов". В частности, предлагалось ввести такую меру как "временную", "пока не будут реформированы правоохранительные органы и судебная система".

Однако ни одна из таких инициатив так и не дошла до рассмотрения в сессионном зале.

Почему отмена залога для коррупционеров, даже в самых "тяжелых" случаях, – это негативный тренд и реальная угроза для демократических ценностей?

Во-первых, это неоправданное облегчение жизни прокурору и следователю и потакание фабрикованию надуманных уголовных дел против неугодных политически чиновников.

Сегодня следствие вынуждено искать рациональные аргументы и убеждать судью в необходимости избрания СИЗО в качестве меры пресечения.

Даже если кому-то это кажется формальностью, на практике большинство судей справедливо оценивают эти аргументы и отпускают подозреваемых, если прокурор пытается пустить суду пыль в глаза. Если залог будет отменен законодательно, скрыть безалаберную работу следствия будет проще.

То же самое касается и запрета выбирать в качестве меры пресечения домашний арест. Тот факт, что подозреваемый снял браслет и сбежал – это проблема не подозреваемого, а правоохранителей, которые так его "контролировали".

Во-вторых, именно возможные коррупционеры являются наиболее "денежными" залогодателями (сейчас мы не говорим о принципах выбора суммы залога судьей вообще, и по коррупционным преступлениям в частности).

А ведь как раз суммы залога (ежегодно порядка 20-30 миллионов гривен) после вынесения приговора суда становятся источником выплат потерпевшим.

Процент невыполнения залоговых обязательств в Украине крайне низок: из 11 миллионов залогов, которые внесли подозреваемые в 2017 году, меньше 1% – около 114 тысяч гривен – были взысканы в связи с нарушением условий.

Таким образом, отдельные громкие случаи таких нарушений – не повод говорить о неэффективности этой меры даже для таких "исчадий ада", как коррупционеры.

В-третьих, лишая возможности вносить залог даже за самые тяжкие коррупционные преступления, мы уравниваем расхищение госсобственности с госизменой и терроризмом, делая покушение на них более "значимым" для государства преступлением, чем покушение на жизнь и здоровье граждан (напомню, теоретически даже самые жестокие убийцы и насильники имеют возможность выйти под залог).

А это попахивает "ценностями" тоталитарного общества.

Именно признанием жизни и здоровья человека главной социальной ценностью и объясняется право (а не обязанность!) судьи не определять сумму залога при взятии под стражу за совершение насильственных преступлений и преступлений, повлекших смерть.

И в ЕСПЧ – куда, очевидно, будут подавать иски "беззалоговые" коррупционеры – наверняка это подтвердят.

Остается надеяться, что инициатива президента либо его окружения была лишь "прощупыванием почвы" и негативных отзывов на нее будет достаточно, чтобы она не дошла до парламента.

В противном случае, придется с прискорбием констатировать, что борьба с коррупцией становится самоцелью в личных интересах борющихся, а не инструментом достижения лучшей жизни для украинских граждан.

Юрий Радзиевский, управляющий партнер АБ "Радзиевский и партнеры"

Специально для УП

powered by lun.ua
powered by lun.ua
Неефективність витрат "Укрпошти": міф чи реальність?
Нам дорікають, що "Укрпошта" повинна не відстоювати справедливу оплату своїх послуг, а починати економити з себе. Ми так і робимо.
Подвійне сито, або Чому потрібна двотурова мажоритарка
Яким бути новому українському парламентаризму – це питання фахової дискусії. Я схиляюся до двопалатного парламенту.
Третя спроба: чи стане перевірка транспорту в Україні схожою на європейську
Нова редакція урядового закону про перевірку транспортних засобів спирається на норми ЄС, але дещо дивно трактує частину з них. Запропоновані норми часто більш жорсткі, аніж ті, що діють в Євросоюзі.
Як розподіл газу став клондайком збитків
Виробничо-технологічні потреби вважають клондайком газорозподільних компаній. Насправді ж вони є головним джерелом збитків для всієї галузі впродовж останніх років.
Нас уперто не чують! Чому тисячі українців залишилися без доступу до життєвоважливих ліків
У країні досі немає реєстрів пацієнтів та списку необхідних їм ліків, немає електронних рецептів, а в самому Нацпереліку так і не з’явилися додаткові необхідні пацієнтам препарати.
Китай у фокусі української торговельної політики
Уряд докладає максимум зусиль до розвитку стосунків з Китаєм. У торговельній політиці цей ринок залишається у "фокусі".
Як голосувала Америка: репортаж із виборчої дільниці
Для американців важливо показати, що, незалежно від того, за кого саме вони віддали голос, вони виконали свій громадянський обов'язок. Цьогорічні вибори особливо важливі, адже це перша політична подія після президентських виборів.